06.12.2019 Автор: Владимир Терехов

К итогам выборов в Гонконге

6886

Состоявшиеся 24 ноября в Гонконге выборы в местные органы власти 18-и городских округов завершились победой с подавляющим преимуществом (в 85% от явившихся на избирательные участки) группы разношёрстных политических партий, которые в Пекине обозначают термином “пандемократические”, в западной прессе – “продемократические”.

Проигравшей оказалась группа сил, которая, как считается, отражает интересы “пропекинского истеблишмента”. Из последних, основная, кстати, тоже называется “Демократическим альянсом за процветание и прогресс”.

Все эти условные слова-маркёры ничего не объясняют как в (крайне сложной) расстановке политических сил в самом Гонконге, так и в (не менее сложной) системе его отношений с “мейнлендом”. От имени которого руководитель МИД КНР Ван И уже на следующий день после выборов заявил, что их результаты никак не отразятся на факте нахождения “Специального административного района Гонконг” в составе КНР. Всё в том же изначальном формате “одна страна, две системы”. Была также выражена неизменность поддержки Пекином Главного министра САР Кэрри Лам.

На пресс-конференции 26 ноября официальный представитель китайского МИД Гэн Шуан, в ответ на просьбу оценить факт принятия конгрессом США “Акта о соблюдении прав человека и демократии в Гонконге”, назвал его вмешательством во внутренние дела Китая и пригрозил “решительными ответными мерами”, если таковое будет продолжено.

Потребуется кратко обратиться к недавней истории Гонконга, чтобы ответить на вопрос, а, собственно, из-за чего весь тот весьма громкий шум последнего времени в стане “доброжелателей” Китая, поводом для которого послужили некие события в одной из входящих в него территорий. А также к нынешнему состоянию отношений Пекина с главным геополитическим оппонентом в лице Вашингтона, ибо его присутствие в указанных событиях не вызывает сомнений.

С 1842 г., то есть в ходе так называемых опиумных войн – одного из самых масштабных преступлений против человечности, Гонконг был отторгнут от Китая и стал колонией Великобритании. В конце 1984 г. правительствами КНР и Великобританией была подписана “Совместная Декларация”, в соответствии с которой в 1997 г. Гонконг вернулся в состав Китая на условиях 50-летнего переходного состояния.

Главными из них являлись передача Пекину вопросов обороны и внешней политики при сохранении всех сторон сложившегося самоуправления (районного и окружного уровней), а также судопроизводства. Именно (якобы) попытки Пекина нарушить некоторые аспекты судопроизводства послужили поводом для очередных (но небывалых ранее по масштабам, продолжительности, ожесточению и разрушительности) уличных акций части населения Гонконга. В основном студенческой молодёжи.

Эти выступления продолжились и после того, как К. Лам сняла с повестки дня проект внесения в местное законодательство поправки, позволявшей выдачу некоторого класса преступников на рассмотрение других государств, но главным образом “мейнленда”.

И здесь возникает вопрос: представляют ли себе нынешние гонконгцы, что будет в уже не столь далёком 2047 г., когда со стопроцентной вероятностью, буквально “в течение одной ночи”, они перейдут в ведение заметно отличающихся систем административно-политического управления и того же судопроизводства? Или преобладает юношеский и даже детский (среди сотен задержанных полицией есть 13-летние) оптимизм: “Это будет не скоро и не с нами”?

Не лучше ли растянуть во времени адаптацию к будущей “новой жизни” в стране, демонстрирующей темпы развития, сравнимые только с теми, которые были в СССР первой половины его существования. Без тесной кооперации, с которой просто немыслимо дальнейшее экономическое развитие Гонконга (кстати, как и Тайваня).

Собственно, этим и пытается заниматься Пекин, несомненно, стоявший за спиной К. Лам, которая инициировала упомянутые выше поправки в местное законодательство.

Но, как вскоре выяснилось, к мотивации уличных шествий, перешедших в последние месяцы в стадию погромов (например, международного аэропорта), попытки законотворчества Главного министра имеют весьма косвенное отношение. Ибо на интенсивность беспорядков никак не повлиял отзыв законодательных поправок. Более того, поведение особо активных групп “протестантов” принимало всё более брутальный характер, а следовательно, ужесточались ответные действия местной полиции.

А это уже характерная особенность всех предыдущих и наблюдаемых ныне “цветных революций”, которые, по словам прохиндеев от публичной политики, происходят “сами собой”, потому что “так дальше жить нельзя”. К их числу, вне всяких сомнений, относятся и события в Гонконге последнего полугода.

При существенной оговорке, обусловленной их абсолютной бесперспективностью в плане целей одной компоненты тех самых “продемократических” сил, одержавших победу на упомянутых выше выборах в местные органы власти Гонконга. Представители именно этой “компоненты”, выкрикивая лозунги “Гонконг – не Китай”, ходили с британскими и американскими флагами и даже вывешивали их на здании Законодательного совета.

Залогом нереализуемости того, что под указанным лозунгом подразумевается, является даже не столько факт подписания в 1984 г. китайско-британской “Совместной Декларации”, зарегистрированной в ООН в качестве акта международного права и восстановившей суверенитет Китая над Гонконгом, сколько демонстративное присутствие в окрестностях города частей НОАК. Не может быть ни малейших сомнений в том, что это “последнее средство” будет использовано в случае возникновения “чрезвычайной ситуации”.

Несмотря на немалые масштабы уличных погромов, их инициаторы и непосредственные исполнители, видимо, прекрасно представляли себе “пределы допустимого”, переход которых закончится для них совсем не резиновыми (пулями) и не водяными (пушками).

И если этого до сих пор не случилось, то только потому, что в Пекине не менее отчётливо видят масштаб и цену противостояния с геополитическим оппонентом. В сложной игре с которым ситуация в Гонконге является лишь одним и пока не самым главным эпизодом.

Главный же располагается сегодня в сфере двусторонних торгово-экономических отношений, которые уже почти два года являются предметом многоэтапных переговоров. Относительно их нынешнего состояния от президента США Д. Трампа с недельной (или даже чаще) периодичностью следуют взаимоисключающие оценки.

Ещё раз подчеркнём, обеим сторонам крайне необходима некая договорённость. При этом заметим, что под “американской стороной” следует понимать только президента Д. Трампа и узкий круг связанных с ним лиц. Большая же часть американского “истеблишмента” спит и видит, когда, наконец, их политический противник (скорее, уже враг) потеряет своё главное электоральное преимущество в виде небывалых в последние годы темпов роста экономики страны.

Всё это, несомненно, понимают в Пекине и не хотят предоставлять в руки противников Д. Трампа лишний козырь в виде “крайних мер” в Гонконге, применение которых резко усложнит или вообще прервёт весь переговорный процесс.

В конце концов, в факте прихода к власти в Гонконге на муниципально-окружном уровне “продемократических” сил присутствует немалый позитив. Теперь с проблемами, которые создают городу особо буйные “протестанты”, придётся иметь дело их “союзникам”.

В целом же малозначащее само по себе событие в виде местных выборов в Гонконге является настораживающим сигналом для Пекина о господствующих в САР настроениях. Ибо в сентябре следующего года предстоит гораздо более важное событие, каковым станут выборы в Законодательный совет. Уверенно можно прогнозировать, что они станут серьёзным испытанием для руководства КНР.

Уже сегодня принимаются подготовительные меры. Во-первых, “самоанализом” занялись электоральные неудачники, то есть “демократы от истеблишмента”. Во-вторых, главный министр К. Лам выразила уважение к результатам выборов и заявила о готовности её администрации серьёзно заняться “глубоко укоренившимися социальными проблемами”. Наконец, будет инициирован поиск точек соприкосновения разнородных политических сил с целью их некой консолидации.

Посмотрим, как всё это отразится хотя бы на текущей ситуации в Гонконге.

Владимир Терехов, эксперт по проблемам Азиатско-Тихоокеанского региона, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×