30.11.2019 Автор: Владимир Терехов

К итогам президентских выборов в Шри-Ланке: реакция ведущих игроков

SRI LANKA-POLITICS-GOVERNMENT

Состоявшиеся 16 ноября с. г. в Шри-Ланке президентские выборы стали значимым событием в регионе Индийского и Тихого океанов. Оно вызвало пристальное внимание в странах, которые являются главными участниками разворачивающейся здесь политической игры. И понятно, почему.

Вместе с рядом других островных государств Индийского океана (например Мальдивами) Шри-Ланка занимает крайне важное стратегическое положение, располагаясь на крупнейшем морском торговом пути из зоны Персидского залива и восточного побережья Африки в Индию, страны Юго-Восточной Азии, Китай, Японию, Южную Корею, на Тайвань. Борьба за контроль данного маршрута между ведущими мировыми игроками принимает в последние годы вполне зримый характер. Более того, она становится одной из основных компонент “Большой глобальной игры”.

В НВО не раз обсуждались отдельные сюжеты этой борьбы. Например, в связи с политическим кризисом на Мальдивах начала 2018 г. или вопросами аренды Китаем расположенного на южной оконечности Шри-Ланки порта Хамбантота.

С особым вниманием наблюдали за ходом президентской кампании на острове, прежде всего в Индии – ближайшем соседе Шри-Ланки, а также в Китае. В том числе потому, что в политическом устройстве “Демократической Социалистической Республики Шри-Ланка” весьма сильны позиции президента, который возглавляет также правительство и является главнокомандующим вооруженными силами.

И хотя она находится в числе (подавляющего) большинства стран, поведение которых на международной арене определяется в основном “движением звёзд” за мировым игровым столом, но и на неё, конечно, распространяется фактор роли личности в (собственной) истории. А также той политической силы, которую конкретная личность возглавляет или представляет.

На острове много различных партий и движений, но реальный вес имеют левоцентристская “Партия свободы Шри-Ланки” (ПСШЛ) и правая “Объединённая национальная партия”. С результатом 52% на прошедших президентских выборах победил представитель второй из них Готабая Раджапакса. Саджит Премадаса, выступавший от правившей до этого (в течение почти 15-и лет) ПСШЛ, получил 42%.

Проигравший признал поражение и 18 ноября в буддийском храме Г. Раджапакса официально вступил в должность президента страны.

Отметим крайне неспокойную внутреннюю обстановку прошедших выборов. Впрочем, спокойной она не была почти никогда, а конкретно с 1983 г., когда началась вооружённая борьба за независимость тамильского меньшинства, составляющего порядка 10% от общей численности населения.

С перерывами продолжавшаяся в течение 26 лет, завершившаяся разгромом основных боевых отрядов тамилов, она не могла не оставить следов напряжённости в межэтнических отношениях. Одним из успешных руководителей правительственных войск в ходе гражданской войны был как раз новоизбранный президент.

Однако 21-22 апреля с. г. едва ли не впервые громко заявил о себе религиозный фактор в виде кровавых терактов, проведенных в католических храмах в момент Пасхальных служб и отелях с преимущественным проживанием иностранцев. До сих пор остаётся неясным, кто и с какой целью реально планировал эту редкую (даже по мировым масштабам) и заведомо непростую террористическую акцию якобы от “имени” одного религиозного меньшинства (мусульман) против другого (христиан) в стране “третьего мира” с преимущественно буддистским населением.

Если это был “ответ” на расстрел мусульман в двух мечетях, осуществлённый месяцем ранее в Новой Зеландии с преимущественно христианским населением (разных конфессий), то почему его провели против католиков в стране, подавляющее большинство населения которой не имеет никакого отношения к христианству как таковому? Мусульманам мало проблем с буддистами в Мьянме и близкими им по вере индуистами в одном из двух азиатских гигантов?

Между тем реакцию буддистского большинства Шри-Ланки нетрудно было предвидеть. Накануне начала туристического сезона в стране, не имеющей никакого отношения к мусульмано-христианским “разборкам”, не менее половины ВВП которой приходится на сервисные услуги, резко осложняется (и без того непростая) ситуация в сфере безопасности.

Не удивительно, что начались погромы районов с компактным проживанием мусульман и правительство вынуждено было принять специальные меры по их защите. Что не помешало обстрелу в день выборов колонны из 20-и автобусов с мусульманами, направлявшимися на избирательные участки.

Первое, на что обращают внимание комментаторы итогов голосования, сводится к констатации резкого разделения предпочтений электората по вектору “Север-Юг”. На севере в основном проживают тамилы и мусульмане, составившие ядро сторонников С. Премадасы, в то время как сингальское большинство, занимающее центральные и южные провинции острова, голосовало за победителя Г. Раджапаксу.

В этом факте проявляется серьёзная внутренняя проблема Шри-Ланки, которая заключается в этно-религиозном разделении населения страны. То есть сохраняется потенциал вспышки на этой почве очередного конфликта, в том числе вооружённого характера.

Впрочем, спокойная атмосфера, в которой проходила передача власти новому президенту, возможно, отражает надежды обеих указанных выше электоральных групп на то, что боевой генерал, успешно проявивший себя относительно недавно в ходе подавления многолетней смуты, сможет решить указанную проблему и вообще “навести порядок”.

В относительном спокойствии на острове нуждаются и внешние ведущие игроки, имеющие, однако, свои виды на перспективы взаимодействия с данной, повторим, крайне важной для них страной. Эти перспективы могут быть реальными только в условиях отсутствия на острове (излишних) “шума и пыли”.

Что касается прогнозов относительно внешнеполитических предпочтений нового руководства Шри-Ланки, то из солидных изданий одним из первых на эту тему высказался Bloomberg, назвавший Г. Раджапаксу представителем “прокитайского клана”.

И действительно, курс на широкую экономическую кооперацию с КНР сформировался ещё в период 2005-2015 гг., когда страну возглавлял старший брат нового президента Махинда Раджапакса (кстати, уже назначенный на пост премьер-министра). Фактом серьёзной модернизации транспортной инфраструктуры и портового хозяйства Шри-Ланка обязана именно кооперации с Китаем.

Однако побочным эффектом экономического сотрудничества с КНР (как и у большинства других стран схожего “ранга”) является рост госдолга, перевалившего за 80% ВВП Шри-Ланки. Ибо Пекин оказывает помощь, конечно, не задаром.

Эта тема активно разрабатывается пропагандой западных “доброжелателей” Китая, но, судя по всему, она не очень волнует Коломбо: “Поскольку инфраструктура – вот она, перед глазами (или строится), а с долгами разберёмся как-нибудь потом. Хамбантоту пришлось сдать китайцам в аренду на 99 лет? Ну и пусть строят-модернизируют портовое хозяйство почти на пустом месте. Обязательство не использовать его в военных целях с них взяли, так что просим никого не волноваться”.

Примерно так, видимо, рассуждают в столице Шри-Ланки, когда речь заходит о возможных издержках “прокитайского” курса. При этом под “никого” подразумевается в первую очередь соседняя Индия. Хотя в США тоже хмурят брови при слове “Хамбантота”, но, судя по всему, там сейчас вообще не до внешних проблем. С внутренними бы разобраться.

Но излишне раздражать (в целом добродушного) индийского слона тоже, конечно, не стоит. Поэтому первый заграничный визит президент Г. Раджапакса совершит как раз в Дели. Об этом было заявлено в ходе приёма в Коломбо на высшем уровне министра иностранных дел Индии С. Джайшанкара, который прибыл в столицу Шри-Ланки на следующий день после вступления Г. Раджапаксы в должность.

В ходе встречи, “прошедшей в тёплой обстановке”, гость передал послание премьер-министра Нарендры Моди с приглашением посетить Индию. В послании также выражалась уверенность в том, что при новом руководстве Шри-Ланки двусторонние отношения достигнут “ещё больших высот”.

“Чувство удовлетворения беспроблемным” переходом власти в Шри-Ланке к новому президенту выразил официальный представитель МИД КНР Гэн Шуан в ходе рутинной пресс-конференции, состоявшейся 18 ноября. Примерно в том же плане высказался и госсекретарь США М. Помпео.

В общем, пока итогами президентских выборов в Шри-Ланке довольны (по крайней мере, внешне) все три ведущих мировых игрока. Остаётся только понаблюдать, во что конкретно их “удовлетворение” выльется как в самой этой стране, так и в окружающем её пространстве.

Владимир Терехов, эксперт по проблемам Азиатско-Тихоокеанского региона, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×