29.11.2019 Автор: Константин Асмолов

Мун против олигархов, очередная серия

MNI6456342

Продолжая наблюдать за делом Ли Чжэ Ёна, автор обращает внимание, что попытки президента РК «достать» олигархов осуществляются по разным направлениям. В течение 2019 г. задело многих, и потому проще идти не по хронологии, а по названиям компаний.

Samsung

После того как Верховный суд увеличил сумму взяток бывшему президенту Пак Кын Хе на 5 млрд вон, над Ли Чже Ёном 25 октября 2019 г. начался новый судебный процесс. Напомним, что Ли провел год за решеткой и был освобожден в феврале 2018 года, после того как апелляционный суд пришел к выводу, что в деле о взятках недостаточно доказательств, чтобы показать, что деньги были взятками.

Однако 29 августа Верховный суд отменил это решение и обязал апелляционный суд пересмотреть дело. Теперь считается, что деньги были выплачены в обмен за содействие в наследовании компании: 3,4 млрд пошли на покупку 3 лошадей для её дочери, ставшей впоследствии чемпионкой Азии, и 1,4 млрд в спортивный фонд. В итоге Ли Чже Ён, который пока отбывает условный тюремный срок в 2,5 года, может снова сесть в тюрьму, так как в случае взятки в размере 5+ миллиардов вон условного срока быть не может. Пак Кын Хе тоже скорее всего увеличат сроки.

Другое дело касается не Пак Кын Хе, а 5 млрд вон (4,2 млн долл), которые якобы взял у Samsung Group другой бывший президент, Ли Мен Бак. Комиссия по борьбе с коррупцией и гражданским правам направила доказательства дополнительных обвинений Ли во взяточничестве в специальный следственный отдел прокуратуры Центрального округа Сеула еще в конце мая. Сейчас же изучаются подозрения в том, что с 2007 по 2011 год Samsung оплачивала судебные расходы Ли Мен Бака через Вашингтонскую юридическую фирму Akin Gump Strauss Hauer & Feld. Если этот факт будет доказан, то общая сумма взяток, которые экс-президент Ли получил от Samsung, составит 11 миллиардов вон, — вкупе с 6,18 миллиардами вон, которые суд признал в октябре 2018 года.

Еще полиция провела рейд в клинику пластической хирургии, чтобы выяснить, злоупотребляла ли наркотиками Ли Бу Чжин, дочь патриарха группы Samsung Ли Гон Хи. По словам полиции, они просто проверяли обвинения, выдвинутые местными новостями относительно того, что Ли, в настоящее время являющейся главным исполнительным директором отеля «Шилла», регулярно вводили наркотическое обезболивающее пропофол. Ли Бу Чжин опровергла это утверждение, заявив, что посещала клинику только для законного лечения, а в процессе рейда, когда полиция потребовала от руководства клиники добровольно сдать все релевантные документы, выяснилось, что у явившихся нет ордера на обыск. Клиника отказалась подчиниться, а автор констатирует примечательное поведение слуг правопорядка, которые действуют не на основании следственных мероприятий, в дополнение к кампании, развязанной желтыми СМИ.

Lotte

Высший суд страны оставил в силе условный тюремный срок для председателя Lotte Group Син Дон Бина, который был осужден за взятку Чхве Сунн Силь в размере 7 миллиардов вон ($5,9 миллиона). В феврале 2018 года местный суд приговорил его к двум с половиной годам тюремного заключения, но апелляционный суд приговорил его в октябре 2018 года к 30 месяцам лишения свободы условно. Обвинение обжаловало решение, но Верховный суд признал, что хотя председатель Lotte дал деньги связанному с правительством спортивному фонду, фактически контролируемому конфиданткой президента, в надежде получить бизнес-услуги, включая лицензию на эксплуатацию магазина беспошлинной торговли, он принял решение дать взятку «пассивно», опасаясь, что отказ в просьбе о пожертвовании негативно повлияет на управление пятым по величине конгломератом страны.

Наряду с делом о взяточничестве Син также был признан виновным в растрате после того, как он приказал выплачивать под видом зарплаты деньги членам своей семьи, которые никогда не работали на компанию. Верховный суд снял и обвинение, согласившись с аргументом, что просто подчинялся приказам своего отца, основателя корпорации.

Наверно, счастливым совпадением было то, что до и после этого Син, управляющий бизнесом как в Южной Корее, так и в Японии, где он имеет обширные связи, включая знакомство с премьер-министром Абэ, неоднократно встречался с премьер-министром Ли Нак Ёном для изучения путей улучшения двусторонних отношений Японии и РК.

А вот руководство Samsung будто бы не так активно идет на поводу правительства с точки зрения выполнения руководящих указаний…

Kumho-Asiana Group, куда входит авиакомпания Asiana Airlines.

Ее председатель Пак Сам Гу принял решение уйти в отставку с ключевых управленческих постов, взяв на себя ответственность за скандал, который касался результатов аудиторской проверки. Хотя аудиторская компания Samil Pricewaterhouse Coopers, которая обнаружила непорядок с отчётностью компании Asiana Airlines, повысила оценку её финансового отчёта за 2018 год, акции упали на 15%. В итоге Пак Сам Гу встретился с председателем и исполнительным директором Корейского банка развития (KDB), попросив у него помощи в восстановлении доверия инвесторов к Asiana Airlines, долги которой финансовым учреждениям составляют по разным данным от 2300 до 2800 млн долларов.

В апреле из-за финансовых трудностей Kumho-Asiana Group приняла решение продать контрольный пакет (31%) акций второй по величине южнокорейской авиакомпании Asiana Airlines, стоимость которого превысит 1 млрд долларов. Потенциальных покупателей было несколько, но в итоге финансовый конгломерат Credit Suisse, являющийся ведущим менеджером сделки, выбрал в качестве наиболее предпочтительного претендента на покупку из трёх кандидатов консорциум HDC-Mirae Asset Daewoo, который предложил 2 млрд 100 млн долларов. Эта сумма поможет увеличить капитал компании и уменьшить долги.

Hanjin Group, куда входит авиакомпания Korean Air.

27 марта ее глава 70-летний Чо Ян Хо лишился поста председателя совета директоров компании Korean Air. 70-летний Чо Ян Хо осуществлял контроль над Korean Air с 1999 года, получив пост главы компании от своего отца и основателя Hanjin Group Чо Чжун Хуна. Считается, что он внёс большой вклад в становление Korean Air в качестве национального перевозчика. Кроме того, Чо Ян Хо входил в состав исполнительного комитета Международной ассоциации воздушного транспорта (IATA), повысив авторитет южнокорейской отрасли авиаперевозок на мировой арене. В 2012 году он был награждён орденом «Мугунхва за гражданские заслуги» за вклад в завоевание страной права на проведение зимней Олимпиады в Пхёнчхане.

Однако на состоявшемся собрании акционеров Чо Ян Хо поддержали 64,1% акционеров, в то время как для того, чтобы сохранить за собой должность председателя совета директоров, он должен был набрать не менее чем две трети голосов. В качестве причины был назван тот факт, что Чо Ян Хо нанёс вред корпоративной ценности и правам акционеров после того, как ему были предъявлены обвинения в растрате средств компании на сумму 23,7 млн долларов.

Подобный результат был обусловлен тем, что Чо Ян Хо не смог заручиться поддержкой со стороны Национальной пенсионной службы — крупнейшего институционального инвестора РК, иностранных акционеров и миноритарных акционеров. Более того, специальный попечительский совет Национальной пенсионной службы выступил против переназначения Чо Ян Хо на пост председателя совета директоров Korean Air. Аналогичные мнения выдвинули ряд консалтинговых компаний. Таким образом, в экономической истории РК создан прецедент, когда председатель конгломерата лишается должности по решению акционеров.

Впрочем, Чо лишился поста не только по своей вине, но и по вине членов семьи. В первую очередь это «скандал с солёными орешками», имевший место в декабре 2014 года. Тогда вице-президенту Korean Air Чо Хён А, старшей дочери Чо Ян Хо, не понравилось обслуживание в самолёте, который вылетал из Нью-Йорка в Сеул. Она приказала вернуть самолёт к терминалу и высадить старшего бортпроводника и стюардессу.

А 16 марта 2018 года Чо Хён Мин, младшая дочь Чо Ян Хо, во время деловой встречи в приступе ярости бросила бутылку с водой в менеджера рекламного бюро авиакомпании. Однако поскольку жертва не хотела выдвигать официальные обвинения, до суда не дошло.

Через несколько месяцев Ли Мён Хи, супруга Чо Ян Хо, была вызвана на допрос в полицию в связи с обвинением в неподобающем и агрессивном обращении (ругань, пинки, пощечины и даже бросание ножниц) с сотрудниками компании, в том числе с водителем.

Отстранение случилось 27 марта, а 8 апреля Чо Ян Хо скончался в Лос-Анджелесе.

Кстати, в июне 2019 г. Чо Хён А снова оказалась в центре скандала. Муж, с которым она разводится с 2018 г., обвинил её в рукоприкладстве, а также грубом обращении с сыном, представив видеозаписи. Пара училась вместе в школе и поженилась в 2010 году. Муж работал врачом в Международном медицинском центре Инха, принадлежащем тестю, но подал в отставку после скандалов и тогда же подал на развод. Поэтому, как считает очередной анонимный источник, «муж потребовал огромные алименты, но ему отказали и он намеревается привлечь внимание средств массовой информации».

В том же месяце суд Инчхона приговорил Ли Мен Хи и Чо Хен А к условным срокам за контрабанду предметов роскоши на сумму около 88 миллионов вон, включая роскошную одежду и сумки, с использованием самолетов авиакомпании. Товары ввозились как необходимые для авиакомпании или личные вещи сотрудников. В результате Ли приговорили к шести месяцам тюремного заключения с отсрочкой исполнения приговора на один год со штрафом в размере 700 000 вон (590 долл. США) и неустойкой в размере 37 млн вон. Чо получила условный срок в восемь месяцев со штрафом в 4,8 миллиона вон и неустойкой в 63 миллиона вон. Как заявил судья, количество совершенных правонарушений и контрабандных товаров не малы, но большинство ввозимого не предназначались для дальнейшей продажи. Суд также принял во внимание раскаяние обвиняемых.

DB (43-й по величине конгломерат страны, его бизнес варьируется от строительства и стали до финансов).

Суд Сеула утвердил ордер на арест 74-летнего Ким Чжун Ки, бывшего председателя группы, по обвинению в неоднократном сексуальном насилии над своим личным секретарем в период с февраля по июль 2017 года. В начале 2018 года его уже обвиняли в неоднократном изнасиловании горничной в период с февраля 2016 года по январь 2017 года.

Korea Financial Investment Association

5 ноября 2019 г. Квон Ен Вон, председатель Корейской Ассоциации финансовых инвестиций, был найден мертвым в своем доме в Сеуле. Полиция расследует точную причину смерти, но в середине октября 2019 г. Квон попал под обстрел СМИ после того, как будто бы использовал оскорбительные выражения в адрес своего бывшего шофера и подчиненного. Квон публично извинился за свое поведение, но отказался уйти со своего поста, заявив, что сохранит свой срок до февраля 2021 года. С тех пор корейский профсоюз работников финансов и сферы услуг требовал его отставки.

YG Entertainment

Ян Хен Сук, основатель и бывший руководитель корпорации, был вызван в полицейское управление провинции Кенгидо и подвергся почти 14-часовому допросу. Предполагается, что Ян пытался скрыть предполагаемую незаконную покупку и использование марихуаны одной из бывших звезд агентства, певицей Б. И три года назад. Знакомая певицы, также принимавшая наркотик, была поймана полицией в августе 2016 года, а затем заявляла, что Б. И попросила ее достать марихуану, доказывая это перепиской. Однако через восемь дней мадам изменила показания, сказав, что она была не совсем трезвой, и полиция считает, что это было сделано под давлением Яна, который запугал и успокоил ее, а также якобы нанял для нее адвоката. Кроме того, поскольку знакомая певицы не была сотрудницей YG, а Ян заплатил судебные издержки женщины из средств компании, к запугиванию добавляются финансовые махинации.

CJ Group

Ли Сун Хо, наследник и старший сын председателя группы Ли Чжэ Хена, был освобожден из-под стражи после того, как местный суд дал ему три года условно после признания его виновным в контрабанде наркотиков и даже не обязал его проходить испытательный срок или проходить программу антинаркотического образования. 1 сентября 2019 г. Ли был пойман в Международном аэропорту Инчхон при попытке контрабанды десятков картриджей для электронных сигарет патронов, наполненных высоко обогащенной жидкой марихуаной из Соединенных Штатов. Таможенный досмотр также обнаружил, что Ли нес 167 съедобных продуктов из марихуаны в своем рюкзаке. Ли сказал, что купил их в Лос-Анджелесе, где их использование законно.

Наконец, коснемся антикоррупционной активности в отношении министров и депутатов от консервативной оппозиции.

Депутат Ли Ван Ён потерял место в Национальном собрании после того, как Верховный Суд утвердил его осуждение за взяточничество. Точнее, за то, что в 2012 году «взял в долг без процентов (и, видимо, без отдачи)» 248 миллионов вон у местного советника, что обвинение сочло разновидностью взятки за политическое влияние. За это депутат-оппозиционер был приговорен к тюремному заключению сроком на четыре месяца с отсрочкой на два года и штрафу в размере 5 миллионов вон (4 220 долларов США).

Другой депутат от оппозиционной партии, бывший министр финансов Чхве Гён Хван, получил пять лет реального срока, конфискацию имущества и штраф в 150 миллионов вон. Чхве содержался под стражей с января 2018 года и обвинялся в том, что в октябре 2014 года в бытность министром он получил 100 миллионов вон от главы Национальной разведывательной службы Ли Бён Ги. Цель взятки — «отблагодарить» Чхве за его роль в повышении бюджета шпионского агентства на 47,2 миллиарда вон, в то время как тогдашние оппозиционеры и нынешняя партия власти хотели, наоборот, сократить расходы на спецслужбы на том основании, что использование этих средств не может быть отслежено.

Бывший замминистра юстиции 63-летний Ким Хак Ый был арестован по обвинению в получении взяток и участии в сексуальном скандале. Арест произошел через шесть лет после того, как в марте 2013 года появились первые обвинения. Третье расследование выявило новые обвинения во взяточничестве, и он был арестован, подпитывая подозрения, что два предыдущих расследования в 2013 и 2014 годах, которые очистили его от всех подозрений, были проведены плохо и, вероятно, по указке Голубого дома. Ким обвиняется в получении около 130 миллионов вон ($109,080), которые имели форму откатов или оплаты сексуальных услуг (более 2100 раз), оплаченных строительным подрядчиком Юн Чжун Чхоном, а также взятии около 40 миллионов вон у другого бизнесмена по имени Чхве. Из 130 миллионов вон 100 миллионов вон якобы «одолжили» женщине по имени Ли, которая утверждала, что Ким и другие мужчины изнасиловали ее на секс-вечеринке в доме Юна. При этом, когда в 2008 году Юн потребовал, чтобы Ли вернула деньги, Ким якобы убеждал его простить кредит, чтобы та молчала про изнасилование. Юн сделал это в обмен на обещание Кима оказать ему услугу в будущих юридических вопросах, что суд признал взяткой.

Новая команда обвинителей планирует продолжать расследование утверждений и собирать больше доказательств, в том числе в отношении прокуроров, которые занимались делом Кима в 2013 и 2014 годах. Предполагается, что прежнее обвинение пыталось смягчить ход расследования под давлением Пак Кын Хе. Следствие планирует допросить причастных к этому лиц, в частности Квак Сандо, который в то время был старшим секретарем президента по гражданским вопросам, а теперь является депутатом от оппозиционной партии.

Что будет дальше, мы понимаем. Любое свидетельство о неблаговидных делах сотрудников Голубого дома в указанный период будет сопровождаться припевом «а Пак Кын Хе наверняка об этом знала, но покрывала или, вообще, была в сговоре». Затем фигуранту в обмен на скидку в приговоре посоветуют поддержать эту версию – и, здравствуй, новый срок экс-президента.

В целом представители консервативных кругов не раз говорили автору, что если при Пак Кын Хе добровольно-принудительное выжимание пожертвований в благотворительные фонды шло скорее в рамках «принятой практики», то при Муне строгость правосудия находится в прямой зависимости от того, насколько та или иная корпорация выполняет неформальные пожелания нового руководства. Но если это так, о громких историях с астрономическими суммами взяток мы узнаем уже при следующем президенте. А пока будем надеяться, что у нас все-таки борьба С коррупцией, а не борьба ЗА коррупцию.

Константин Асмолов, кандидат исторических наук, ведущий научный сотрудник Центра корейских исследований Института Дальнего Востока РАН, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×