25.11.2019 Автор: Константин Асмолов

Станут ли учения Vigilant ACE поводом для разрыва диалога США и КНДР?

VI455634

Предыдущий текст о проблемах диалога КНДР и США мы закончили заявлением посла по особым поручениям Квон Чжон Гына 6 ноября по поводу того, что в декабре 2019 г. пройдут совместные учения ВВС США и РК. Здесь же мы подробнее расскажем и о проблеме учений вообще, и о том, как выглядит напряженность к текущему моменту.

Ежегодные совместные военно-воздушные учения Vigilant ACE («Бдительный ас») традиционно проводятся в декабре и отрабатывают крупномасштабные атаки на территорию Севера. В 2017 году, например, в них приняли участие около 230 самолетов, которые поразили цели на полигоне вблизи с границей с КНДР.

В 2018 году на фоне разрядки манёвры Vigilant ACE не проводились. Вместо них в декабре ВВС проводили комплексные учения с применением лишь нескольких десятков истребителей F-15K. Но в 2019 году интенсивность учений снова возросла: декабрьскими учениями эта проблема не ограничивается, и за истекший период в РК прошло довольно много подобных мероприятий, совместных и самостоятельных. Просто по сравнению с северокорейскими военными упражнениями они не так часто становятся темой для новостей.

С 27 по 30 мая в РК  прошли военно-гражданские учения Ulchi Taegeuk, объединившие учения южнокорейских вооружённых сил Taegeuk и часть южнокорейско-американских учений Ulchi Freedom Guardian. Как заявила 27 мая на брифинге представитель министерства обороны РК Чхве Хён Су, учения нацелены на отработку действий оборонительного характера и проводятся в сокращённом формате. При этом в маневрах участие 480 тыс. сотрудников 4 тыс. государственных учреждений.

30 мая на форуме, организованном Институтом Брукингса, председатель Объединённого комитета начальников штабов США Джозеф Данфорд заявил, что РК и США должны продолжить совместные военные учения, чтобы оставаться в полной боевой готовности в случае провала дипломатии по Северной Корее. По его мнению, в позициях союзников относительно совместных учений нет никаких изменений, просто масштабы этих учений сократились.

4 июня стало окончательно известно о будущих учениях, направленных на оценку возможности южнокорейских вооружённых сил по осуществлению оперативного контроля над своими войсками в военное время. В частности, в ходе учений штаб объединённого командования возглавит председатель объединённого комитета начальников штабов вооружённых сил РК генерал Пак Хан Ги, а его заместителем станет командующий силами ООН и американскими войсками на Корейском полуострове генерал Роберт Абрамс. Также в августе планируются совместные учения «Тонмэн 19-2», которые заменяют прежние Ulchi Freedom Guardian.

С 9 по 12 июля в Пусане прошли четырехдневные многонациональные морские учения, направленные на борьбу с незаконным оборотом оружия массового уничтожения под кодовым названием Eastern Endeavor 19.

В середине июля 2019 г. на регулярных совместных учениях ВМС РК и США с применением подводных лодок Silent Shark, приводящихся каждые два года у берегов Гуама, впервые была задействована южнокорейская подлодка KSS-Ⅱ класса 214 водоизмещением 1800 тонн и противолодочный самолёт-разведчик P-3C. США представляли атомная подлодка и патрульный противолодочный самолёт Boeing P-8 Poseidon.

26 июля южнокорейские ВМС провели учения по защите от пиратов у острова Кочжэдо провинции Кёнсан-Намдо. Отрабатывались действия на случай захвата гражданского судна РК морскими пиратами, включая подачу сигнала о помощи, выдвижение к месту происшествия ВМС и проведение спецоперации. Причина – участившиеся случаи пиратских нападений на суда у берегов Сомали, в Малаккском проливе и Гвинейском заливе.

В августе ВМС Южной Кореи устроили двухдневные военные учения в районе островов Токто (японское название Такэсима), которые являются предметом территориального спора с Японией. С учетом важности и масштаба учений, они получили название «Учения по обороне территорий в Японском море».

Крупномасштабным августовским учениям мы посвятили отдельный текст; на фоне регионального потепления их масштаб сократили, а сами учения сначала переименовали в «Альянс (кор. Тонмэн) 19-2», а затем на фоне реакции Севера в Combined Command Post Training.

Если верить южнокорейской стороне, то учения проходили в режиме компьютерной симуляции без мобилизации войск и боевой техники и были нацелены на выяснение готовности южнокорейских военных к получению контроля над своими войсками в военное время. «Чувствительные» моменты, такие как отработка ликвидации руководства КНДР, были исключены, а верховное командование впервые осуществлял не американский, а южнокорейский генерал Чхве Бён Хёк.

Автору попадалась информация о том, что в этот раз главной задачей учений была поставлена «стабилизация территорий». Задача для учений небольшого масштаба, вот только дело в том, что указанная стабилизация проводится на самом деле «после объединения», когда победа уже одержана, но надо погасить оставшееся сопротивление. Отработка контрнаступления тоже никуда не делась.

Со 2 по 5 сентября прошли тактические учения в районе городов Ыйчжонбу, Янчжу, Тондучхон и Пхочхон провинции Кёнгидо. Учения были нацелены на проверку готовности военных, полиции и госструктур к отражению вторжения потенциального противника, а также к возможным террористическим атакам на важные объекты.

С 16 по 20 сентября южнокорейские военные приняли участие в многонациональных миротворческих учениях в Индонезии. 370 представителей 18 стран приняли участие в учебных программах в таких областях, как обнаружение и утилизация взрывчатых веществ, проверка безопасности и оказание первой помощи, применив новейшую боевую экипировку и войсковые транспортные средства.

15 октября 2019 г. в ходе парламентской инспекции были представлены данные о том, что морская пехота РК провела 24 совместных с США учения KMEP. Это максимальный показатель за последние три года: 13 раз на уровне батальонов и 11 раз совместно с другими родами войск. В следующем году планируется проведение 22-х совместных манёвров. Помимо этого идёт работа по расширению функций этого вида войск, а также участия в зарубежных учениях, в том числе проводимых в Таиланде, США и Австралии.

25 октября два американских стратегических бомбардировщика В-52 взлетели с авиабазы Андерсон на Гуаме, пролетели над Японским морем и «выполнили боевое задание» в Японском и, «возможно, в Южно-Китайском море». Им оказывали поддержку три самолёта-заправщика KC-135R.

Напомним, что бомбардировщики B-52 входят в список американских стратегических вооружений наряду с баллистическими ракетами и подводными ракетоносцами. Как отметили СМИ РК, «если противник представлен небольшой страной, то двух B-52 достаточно для нанесения огромного урона», но, по мнению южнокорейских экспертов, полет мог быть нацелен на сдерживание России и Китая.

С 28 октября по 1 ноября в РК прошли 15-е по счёту учения по гражданской обороне, в которых приняли участие 30 учреждений центрального правительства, 245 местных органов самоуправления, 430 государственных органов и организаций. В ходе 1100 различных мероприятий участники отрабатывали действия на случай пожаров и других чрезвычайных ситуаций в общественных местах.

С 29 по 31 октября ВМС РК и Австралии прошли шестые по счёту совместные учения Haedoli Wallaby. Данные манёвры проводятся с 2012 года. С южнокорейской стороны в них приняли участие шесть кораблей, в том числе эсминец «Чхве Ён» фрегат «Чонбук», подводная лодка и другие, а также шесть самолётов.

С 4 по 15 ноября ВМС РК, в том числе южнокорейская подлодка »Ли Сун Син» водоизмещением 1200 тонн, принимали участие в многосторонних учениях по спасению экипажей подводных лодок PAC-REACH 2019 у берегов Австралии.

Да, некоторые из учений выглядят обоснованными, но когда мы говорим о мероприятиях чисто военного характера, их направленность против КНДР очевидна, и такой масштаб военных приготовлений в Пхеньяне считают нарушением совместных Пхеньянской и Пханмунчжомской деклараций.

4 ноября пропагандистский сайт «Уриминчжоккири» разместил статью о том, как южнокорейские военные проводят военные учения и наращивают военную мощь, нацеленные против КНДР. Подчёркивается, что РК является нарушителем межкорейских деклараций, и для улучшения и развития межкорейских отношений, гарантии прочного мира она должна прекратить враждебные действия.

Северокорейское давление не может не оказывать влияние, но считается, что если руководство Южной Кореи не желает обострения с Севером и готово как минимум сменить масштаб, США ничего менять не хотят. Как заявил официальный представитель Пентагона Дэвид Истберн: «Мы не намерены принимать решение о том, проводить ли нам манеры и в каком масштабе, думая о том, что это может разгневать Северную Корею».

Но рассмотрим хронику противостояния детальнее. 3 ноября представитель министерства обороны РК сообщил, что стороны обсуждают данный вопрос, никаких конкретных решений пока не принято, и, вообще, есть шанс их отмены.

5 ноября радиостанция «Голос Америки», ссылаясь на представителя пресс-службы Пентагона подполковника Дэвида Истберна, известила, что Vigilant ACE пройдут по плану, а итоговое решение по этому вопросу будет принято в ходе южнокорейско-американского консультативного совещания по вопросам совместной безопасности (SCM), которое намечено на середину ноября.

6 ноября ЦТАК опубликовало заявление посла по особым поручениям МИД КНДР Квон Чжон Гына. Планируемые Сеулом и Вашингтоном совместные военные учения в Пхеньяне рассматривают как «объявление курса на конфронтацию». Подобные действия «тушат искры диалога между двумя странами», и Пхеньян может пересмотреть достигнутые ранее договорённости.

Подполковник Истберн ответил немедленно: проведение южнокорейско-американских военных учений не зависит от мнения Пхеньяна. Правда, СМИ заметили, что Истберн не озвучивал конкретного названия манёвров и их масштабов.

В тот же день 6 ноября представитель министерства обороны РК Чхве Хён Су сообщил журналистам, что совместные военно-воздушные учения пройдут примерно на месяц раньше обычного, а их масштабы будут существенно сокращены по аналогии с учениями 2018 года.

7 ноября на брифинге в Пентагоне заместитель председателя Объединённого комитета начальников штабов вооружённых сил США контр-адмирал Уильям Бирн указал, что РК и США проведут в конце ноября совместные учения своих военно-воздушных сил в сокращённом масштабе. Бирн не назвал конкретного количества привлекаемых войск и самолётов, сказав лишь, что их будет меньше, чем участвовало в учениях Vigilant ACE, проводившихся до 2017 года. Уильям Бирн отметил, что стороны сохранят уровень манёвров, достаточный для обеспечения боеспособности вооружённых сил двух стран.

13 ноября ЦТАК опубликовало заявление официального представителя госсовета КНДР, в котором учения (не только грядущие, но и прошедшие) названы «основным фактором выхода из-под контроля напряжённости на Корейском полуострове и в регионе» и охарактеризованы как «враждебные по отношению к КНДР». Было выражено и сожаление, что США «относятся без должного внимания» к установленному Пхеньяном крайнему сроку возобновления переговоров.

14 ноября глава Пентагона Марк Эспер в беседе с журналистами в самолёте по пути в Сеул сообщил, что масштабы совместных учений могут быть пересмотрены, если это положительно скажется на дипломатических усилиях по урегулированию на Корейском полуострове. При этом все решения Вашингтон будет принимать в тесном сотрудничестве со своими партнёрами в Сеуле.

Также была озвучена информация о том, что спецпредставитель по северокорейским вопросам Стивен Бигэн через третью страну передал Северу предложение о возобновлении переговоров в декабре.

В тот же день с комментарием реплики Эспера выступил председатель северокорейского комитета за мир в Азиатско-Тихоокеанском регионе Ким Ён Чхоль, который отметил, что слова Эспера хочется понимать в качестве выражения готовности Вашингтона полностью отказаться от участия в учениях или прекратить их проведение, и выразил надежду на то, что в действиях США отражена воля главы Белого дома  Дональда Трампа.

15 ноября министры обороны РК и США Чон Гён Ду и Марк Эспер договорились продолжать сохранять совместную боеготовность с помощью двустороннего взаимодействия и трёхстороннего сотрудничества РК, США и Японии в целях противодействия ядерной и ракетной угрозам КНДР. Такая позиция была озвучена в ходе совместной пресс-конференции, прошедшей после завершения 51-го южнокорейско-американского консультативного совещания по вопросам совместной безопасности.

В целом же позиция автора такова. Учения Vigilant ACE сложно отнести к разряду оборонительных и, на взгляд автора, они обостряют ситуацию на полуострове не меньше, чем северокорейские ракетные пуски. Кроме того, с северокорейской точки зрения, если они для достижения диалога предприняли хотя бы какие-то необратимые действия, американцы не сделали ничего кроме переноса дат, переименования и сокращения масштаба учений. Но если для американской стороны сокращение масштаба учений и присвоение им менее агрессивного названия – это существенная уступка, КНДР устраивает только их отмена.

Поэтому автор склонен считать, что с каждым проведением учений окно возможностей диалога действительно сужается.

Константин Асмолов, кандидат исторических наук, ведущий научный сотрудник Центра корейских исследований Института Дальнего Востока РАН, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×