24.11.2019 Автор: Константин Асмолов

Обострение в корейско-японских отношениях: бойкот японских товаров и другие последствия

SKR6456456

Продолжая наблюдать за торговой войной Японии и РК, обратим внимание на экономический аспект противостояния, начав с того, как идет бойкот японских товаров.

Начнем с товара, который начал войну. В сентябре японский экспорт в РК фтористого водорода, являющегося ключевым сырьём в производстве полупроводников, сократился на 99,4% в годовом исчислении, составив примерно 35 тыс. долларов.

В августе и сентябре 2019 в РК были проданы 1398 и 1103 новых японских автомобилей, что на 56,9% и 59,8% меньше, чем за тот же период прошлого года. До этого момента продажи японских автомобильных брендов в РК постоянно росли с 2014 года.

По данным Таможенного управления РК, импорт японского пива сократился за первые 10 дней сентября на 99,9% по сравнению с тем же периодом прошлого года. Импорт японских сигарет сократился за тот же период на 92,7%, а оборудования для аппаратной косметологии – на 83%.

Японские данные во многом подтверждают корейские. Так, торговый профицит Японии относительно РК снизился более чем на 8%, а поток южнокорейских туристов снизился практически вдвое. В целом японский экспорт в РК снизился на 9,4%.

Интересна ситуация в сфере туризма. По данным Пусанского управления морского и рыбного хозяйства, с 1 июля по конец августа пассажиропоток из Пусана сократился на 53,7% в годовом исчислении, составив 113400 человек. В сентябре поток южнокорейских туристов в Японию сократился вдвое в годовом исчислении.

СМИ РК подчеркнули, что сокращение туризма ударило по острову Цусима префектуры Нагасаки, который до недавнего времени считался символом сотрудничества и обменов РК и Японии. Местные деловые круги, сильно зависящие от южнокорейских туристов, даже обратились в администрацию с призывом оказать экстренную финансовую помощь. За последние три месяца остров посетили 63496 южнокорейцев, что на 70,3% меньше, чем за тот же период прошлого года. При этом каждый месяц снижение становится всё более значительным, многие рестораны и гостиницы закрываются или рассматривают такую возможность.

Импорт пива из Японии в сентябре 2019 г. упал на 99,9 процента и, по данным Таможенного управления РК, в рейтинге импортного пива японский продукт опустился на 27-е место, хотя японское пиво было бессменным лидером продаж с 2009 года. Впрочем, на фоне обострения отношений уже в июле пиво из Японии опустилось с первого на третье место, а в августе на 13-е. Так РК впервые зафиксировала профицит торгового баланса по отношению к Японии по данному наименованию продукта.

По итогам опроса, проведённого компанией Macromill Embrain 8-9 августа, семь из десяти южнокорейцев намерены продолжить бойкот японских товаров и услуг, даже если Япония смягчит меры экономического давления на РК. 53,6% респондентов считают, что нынешняя ситуация стала результатом действий определённых политических партий и политиков Японии и не имеет отношения к простым японцам. Однако некоторые инциденты, увы, имели место. 27 августа полиция начала расследование после того, как в социальных сетях появились 16-секундное видео и фотографии южнокорейского мужчины, угрожающего и избивающего японскую женщину недалеко от Университета Хондэ в Сеуле. В посольство Южной Кореи в Токио было доставлено письмо с текстом «у меня есть ружье, я охочусь на корейцев», а также предмет, похожий на пулю. Японская полиция начала расследование.

А как выглядят более комплексные последствия войны? New York Times указывает на высокую взаимозависимость двух стран, которая существовала десятки лет. Двусторонний товарооборот составлял 85 млрд долларов в год. Япония поставляет южнокорейским высокотехнологичным компаниям ключевые производственные материалы. Если крупные компании РК способны возместить японские поставки за счёт смены каналов импорта и налаживания собственного производства, то малые и средние предприятия пока не могут определить даже возможные риски. В газете, между тем, отмечается, что РК и Япония должны сотрудничать, учитывая необходимость противодействия северокорейской угрозе и расширению влияния Китая: ни РК, ни Япония не способны справиться с негативными последствиями двустороннего противостояния и у них нет другого выбора, кроме сотрудничества.

В докладе международного рейтингового агентства Moody’s Investors Service, выпущенном 26 августа, тоже отмечается, что конфликт Сеула и Токио несёт риски для обеих стран, но он более негативно скажется на южнокорейской экономике. Помимо этого, эксперты Moody’s понизили прогноз роста южнокорейской экономики на этот год с 2,1% до 2%, а на следующий год — с 2,2% до 2,1%.

В целом южнокорейский экспорт в Японию в августе упал на 6,2 процента по сравнению с предыдущим годом, японский экспорт в РК сократился на 15,9% до 3 млрд 600 долларов, а импорт южнокорейских товаров в Японию снизился на 8,9%. Профицит торгового баланса Японии в отношении РК сократился на 25,5%.

Правда, «нет худа без добра». С января по октябрь дефицит торгового баланса РК в отношении Японии сократился на 20,6% в годовом исчислении, составив 16 млрд 366 млн долларов. Если такая тенденция сохранится, то данный показатель по итогам года впервые за 16 лет опустится ниже отметки в 20 млрд долларов.

Тем не менее в СМИ РК ситуация подается как ужасная угроза экономическому суверенитету, для избавления от которой надо принимать меры. Как заявил президент РК Мун Чжэ Ин, выступая на церемонии закладки завода компании Hyundai Mobis в городе Ульсане, у РК нет иного выбора, кроме как защищать собственную экономику. Это особенно важно в периоды, когда предпринимаются попытки «достижения политических целей за счёт нарушения принципов свободной и справедливой торговли».

26 августа президент РК Мун Чжэ Ин посетил одно из отделений банка Нонхёп, оформив членство в инвестиционном фонде «Непобедимая Корея», созданном  для поддержки отечественных компаний, занятых в сфере сырья, запчастей и оборудования. Глава государства вложил в фонд 50 млн вон (или 41200 долларов) и призвал деловые круги проявить интерес к данному фонду. Позднее его поступок не менее торжественно повторила министр иностранных дел Кан Гён Хва.

О фонде «Непобедимая Корея», он же NH-Amundi Victorious Korea Equity Fund, стоит рассказать подробнее. Этот патриотический фонд акций, созданный NH-Amundi Asset Management три месяца назад, был запущен 14 августа с начальным капиталом в 30 млрд вон для повышения конкурентоспособности местной промышленности материалов и деталей. За истекшее время он разросся до более 100 млрд вон ($85,68 млн), включая 50 миллионов вон президента. По состоянию на 15 ноября 2019 г. доходность от фонда составила 6,98 %, и он вроде бы инвестирует в 61 компанию, 43 из которых занимаются производством компонентов и материалов.

28 августа правительство РК провело расширенное заседание министров, обсудив меры противодействия экономическому давлению со стороны Японии: решено выделить большие субсидии и упростить систему предварительного технико-экономического обоснования.

В течение трёх ближайших лет в РК будет выделено 5 трлн вон (или 4 млрд 120 млн долларов) на поддержку местных производителей стратегического сырья, материалов, запчастей и оборудования, чтобы противостоять японским мерам по ограничению экспорта. Кроме того, будет запущено три исследовательских проекта с бюджетом более 1 млрд долларов. Планируется создать максимально комфортные условия для исследовательской работы компаний всех уровней.

Объём помощи южнокорейским компаниям, столкнувшимся с ущербом в связи с мерами Японии по ограничению экспорта стратегического сырья в РК в период с 5 августа по 19 сентября, уже составил 804,5 млрд вон, или 673 млн 600 тыс. долларов. Помощь оказывается в форме отсрочки выплаты кредитов и выделения новых средств.

8 октября на заседании кабинета министров Мун Чжэ Ин заявил о необходимости активизации диалога с Национальным собранием в целях скорейшего принятия специального закона о поддержке производства сырья, запчастей и оборудования. По его словам, правительство совместно с народом хорошо справляется с замещением поставок, расширяя другие каналы импорта, а также налаживая собственное производство, что может укрепить качество и конкурентоспособность отечественной экономики.

«С тех пор как в июле Япония ввела контроль над экспортом материалов южнокорейским компаниям, мы достаточно хорошо справляемся с этим вопросом. Я хочу поблагодарить вас за поддержку общественности и быструю реакцию со стороны правительства и государственного сектора», — отметил Мун. Он также добавил, что ограничительные меры помогают южнокорейским компаниям сократить свою зависимость от Японии в отношении промышленных частей и способствуют сбалансированному росту между малыми и средними предприятиями и конгломератами.

Кроме того, правительство представило стратегию развития отраслей производственного сырья, запчастей и оборудования. Для этого собираются ежегодно инвестировать более 2 трлн вон.

11 октября, выступая на первом заседании комитета по обеспечению конкурентоспособности в обеспечении сырья, запчастей и оборудования, вице-премьер РК по вопросам экономики, министр планирования и финансов Хон Нам Ги отметил, что на реализацию задач по обеспечению автономности в поставках стратегических товаров власти намерены выделять более 1,5 млрд долларов ежегодно, и политика правительства по противодействию ограничительным мерам Японии уже даёт положительные результаты в виде расширения каналов импорта и наращивания инвестиций в профильные отрасли в частном секторе.

Есть попытки решить технический вопрос за счет импортозамещения. 3 сентября Samsung Electronics приступила к частичной замене фтористого водорода японского производства отечественным аналогом при создании полупроводников. По словам представителя компании, фтористый водород, произведённый южнокорейским предприятием, начал применяться на некоторых производственных линиях.

В компании LG Display также добились стопроцентной замены импортного фтористого водорода в производстве дисплеев и панелей на отечественное сырьё, а в Samsung Display тоже недавно завершили тестирование фтористого водорода южнокорейского производства. Его использование планируется начать сразу после истощения имеющихся резервов.

Хочется, однако, напомнить, что пока реального ограничения экспорта еще нет. За период «войны» Япония 12 раз одобряла экспорт трёх наименований высокотехнологичного сырья, экспорт которых  она ограничила. Поэтому возникает вопрос: не является ли такая трата бюджетных денет не более чем способом поощрить компании, связанные с властями или лично Муном и его ближним кругом так, чтобы избежать подозрения в коррупции? Не меньше вопросов к фонду «непобедимая Корея»; то, как быстро он был создан, напоминает столь же мгновенно создаваемые фонды, управляемые Чхве Сун Силь, хотя информация из консервативных кругов о том, что фондом управляют доверенные лица Муна и создан он на самом деле для того, чтобы накопить деньги перед выборами в парламент 2020 года, пока кажется автору не подтвержденной.

Но напомним, что внимание гражданского общества к фондам, управляемым конфиданткой президента, началось с того, что они были созданы в аномально краткий срок с точки зрения бюрократической активности. Затем оппозиция объявила, что это секретный фонд Пак Кын Хе, куда отжимают взятки от бизнесменов, а развитие культуры и спорта — это не более чем предлог. И хотя доказательств нецелевого вывода средств фондов на личные нужды так и не нашли, это была первая спичка, брошенная в костер будущего импичмента.

Константин Асмолов, кандидат исторических наук, ведущий научный сотрудник Центра корейских исследований Института Дальнего Востока РАН, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×