13.11.2019 Автор: Владимир Одинцов

США усиливают антикитайскую деятельность в ИТР

INDOPA

В ответ на происходящее в последние годы усиление политико-экономического влияния Китая в южноазиатском регионе, Вашингтон стал активно продвигать свою концепцию «свободного и открытого Индо-Тихоокеанского региона (ИТР)».

Администрация Трампа заимствовала этот термин у японского премьер-министра Синдзо Абэ, который впервые сформулировал региональную концепцию ИТР в речи 2007 года в индийском парламенте во время своего первого срока пребывания на посту премьер-министра Японии. Позднее Абэ уже дал определение этой концепции, объяснив, что «цель данной стратегии — превратить Индо-Тихоокеанский регион в зону, свободную от насилия и принуждения, где царит власть закона, где правит бал рыночная экономика, обеспечивая этому региону процветание».

Примечательно, что со стороны США первое авторитетное разъяснение позиции Вашингтона по этой концепции было дано Министром обороны США Джеймсом Мэттисом 2 июня 2018 года на ежегодном Азиатском саммите по безопасности (Диалог Шангри-Ла). Эта позиция главы военного ведомства США стала отражением Стратегии национальной безопасности (СНБ) и Стратегии национальной обороны США, изданных в конце 2017 года, где делается акцент на безопасности в Индо-Тихоокеанском регионе и содержится первое явное определение Китая преимущественно как «стратегического конкурента».

Сотрудничество США в сфере безопасности в ИТР неуклонно нарастало в последние годы, в частности между США, Японией и Австралией в области обороны, ежегодные трёхсторонние встречи стали основой дипломатии США в Азии. США укрепляют свои оборонные связи с Индией как на двусторонней основе, так и посредством проведения ежегодных военных учений США, Японии и Индии «Малабар» . Кроме того, объявив в 2015 году об Инициативе в области морской безопасности Юго-Восточной Азии стоимостью в 425 млн долл., США всё больше помогают ключевым государствам АСЕАН наращивать свои военно-морские возможности — речь идёт, в частности, о Вьетнаме, Филиппинах, Малайзии и Индонезии, при условной координации таких усилий с Японией и Австралией.

Продвигаемая сегодня Вашингтоном концепция «свободного и открытого» Индо-Тихоокеанского региона стала, по оценкам многих обозревателей, все более отчетливым проявлением растущего противостояния между США и КНР, призванной заменить формат Азиатско-Тихоокеанского региона (АТР). Как отмечают многие наблюдатели, американская позиция фактически заключается в том, чтобы сделать регион военным блоком, театром военных действий, направленных на изоляцию Китая. В этих целях администрация США в последний период заметно уплотняет взаимодействие со странами ЮВА, под предлогом совместных учений по обеспечению безопасности на море пытается подтянуть их к своим антикитайским установкам.

Наглядным свидетельством этому стали результаты завершившегося 6 сентября турне замгоссекретаря Д.Стилвелла (David R. Stilwell) по странам ЮВА, где он провел серию консультаций с военно-политическим руководством Брунея, Индонезии, Сингапура и Восточного Тимора, призвав их «внести более существенный вклад» в обеспечение безопасности в акватории ЮКМ.

Вашингтон, на словах признавая ключевым для «десятки» АСЕАН тезис об «асеаноцентричности» региона, на деле стремится лишь к тому, чтобы «оттянуть» ассоциацию от сотрудничества с Китаем. Углубляя координацию действий своего флота с ВМС стран ЮВА под «достойным» предлогом борьбы с пиратством и терроризмом, американская администрация преследует главную для себя цель: по возможности отстранить Пекин от контроля над стратегически важными торговыми маршрутами.

Претворяя политику сдерживания «агрессивной политики Китая», Пентагон демонстрирует руководству Китая намерение активно наращивать военные и военно-технические связи с «десяткой» АСЕАН. В этих целях он организовал закончившиеся 30 августа совместные военно-морские учения «Сикет» (с участием ВМС США, Бангладеш, Шри-Ланки, 8 стран АСЕАН за исключением Лаоса и Мьянмы), стремясь подать тем самым Пекину «четкий сигнал» о готовности жестко реагировать на шаги по «милитаризации ЮКМ». Активная фаза включала в себя проведение 15 боевых операций вблизи Малаккского и Сингапурского проливов, а также в водах Андаманского и Южно-Китайского морей.

Для «политического сопровождения» маневров Пентагон вместе с руководством ВС Таиланда организовал в Бангкоке 26-28 августа закрытую конференцию начальников штабов ВС стран ИТР с участием представителей 33 азиатских государств. В ходе нее глава индийско-тихоокеанского командования ВМС США Ф. Дэвидсон настойчиво проводил тезис об «агрессивной политике КНР и ее растущих военно-морских амбициях» как главной угрозы региональной безопасности, убеждая собравшихся, что США и АСЕАН необходимо совместно противостоять «милитаризации ЮКМ».

В разведывательно-аналитическом центре США Rand Corporation уже неоднократно отмечали важность для США наращивать оборонное сотрудничество со странами ЮВА, подчеркивая, что вашингтонской администрации следует «срочно укреплять» разведывательный потенциал региональных союзников «в ответ на предполагаемую угрозу, создаваемую растущим, напористым Китаем».

Явно в унисон с подобными выводами Rand Corporation «Центр изучения США» сиднейского университета, финансируемый Госдепартаментом США через НПО «Американо-австралийская ассоциация» и корпорацию «Нортроп Грумман», также опубликовал доклад о необходимости наращивания военного присутствия США в Тихом океане. В докладе, в частности, особо подчеркивается растущая мощь китайской армии, с вкраплением для убедительности таких страшилок, что в случае конфликта с Китаем у Пекина-де имеется уже сегодня решающее преимущество и в воздухе, и на воде, а НОАК, мол, способна уничтожить американские базы в регионе ракетными ударами «в считанные часы». При этом обращает на себя внимание то обстоятельство, что указанный доклад вышел в тот момент, когда на Капитолии согласовывался военный бюджет на 2020 год и явно был использован для оправдания увеличения Пентагону расходов «на военное сдерживание агрессивного Китая».

К разжиганию антикитайских настроений все активнее подключаются различные политики и даже послы США, дипломатический статус которых не предполагает занятие подобного рода открытой пропагандой и призывами к усилению конфронтационной борьбы с одним из государств, с которым у США имеются дипломатические отношения.

Так, бывший глава тихоокеанского командования ВМС США (а в настоящее время – посол США в Сеуле) адмирал Х. Харрис выступил на 4-ой министерской конференции стран индийско-тихоокеанского региона на Мальдивах и подверг резкой критике сооружение Китаем военных объектов на островах ЮКМ, сообщил о якобы оказываемом Пекином «давлении» на страны АСЕАН. Усиливая антикитайский пропагандистский акцент своего выступления, он обвинил китайские компании в «хищнической экологической политике» в рамках инициатив «Один пояс — один путь», активно продвигал излюбленный тезис администрации о том, что инвестиции Китая «токсичны» и якобы нацелены на то, чтобы загнать страны в долговую яму.

На этом фоне не удивительно, что в Москве, как и в Пекине, к подобной деятельности Вашингтона и к продвижению им «концепции ИТР» относятся с подозрением. Министр иностранных дел России Сергей Лавров ранее не раз отмечал: продвигая формат ИТР, США пытаются «затянуть Индию в противостояние с Китаем», добавить туда «на все согласных австралийцев» и японцев, а также лишить АСЕАН центральной роли в решении региональных проблем безопасности.

3 ноября, в преддверии инвестиционного саммита АСЕАН российский премьер Дмитрий Медведев подчеркнул, что Россия выступает за конструктивные отношения с Азией и не собирается оказывать давление на какие-либо страны, а роль Москвы, как и других внешних игроков в Азии, должна быть созидательной.

Владимир Одинцов, политический обозреватель, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×