12.11.2019 Автор: Константин Асмолов

Новый пуск КНДР и развитие ситуации к ноябрю 2019 г.


31 октября 2019 года во второй половине дня «Академия оборонных наук КНДР провела с территории провинции Пхёнан-Намдо очередную испытательную стрельбу из сверхкрупного реактивного орудия», чтобы «подтвердить безопасность системы стрельбы очередями новой разработки», не имеющей аналогов в мире.

Разумеется, пуск вызвал ажиотаж и необходимость напомнить, «как мы дошли до жизни такой». Начать стоит с предыдущего пуска БРПЛ. Пхеньян был категорически против его обсуждения в СБ ООН, и, как заявил глава северокорейского представительства при ООН Ким Сон, «США и их последователи должны помнить, что если они поднимут вопрос о мерах самообороны, предпринимаемых Пхеньяном, это подтолкнёт КНДР к защите своего суверенитета». Ким подчеркнул, что за «нечистыми действиями Великобритании, Франции и Германии стоят США».

Тем не менее на состоявшемся 8 октября закрытом заседании СБ ООН представители шести стран Европы (Германия, Франция, Великобритания, Польша, Бельгия и Эстония) приняли совместное заявление с осуждением запуска.

США и Россия не присоединились к совместному заявлению шести европейских стран, хотя, как сообщил постпред Германии при ООН Кристоф Хойсген, постоянные члены СБ ООН также проявили очень критичное отношение к последним действиям КНДР.

СМИ РК постарались объяснить то, что США не присоединились к совместному заявлению, по следующим причинам. Во-первых, «страны Европы, которые пережили две мировые войны, более чувствительно реагируют на проблемы оружия массового уничтожения, чем США. Стремление Европы к единству также объясняется сохранением памяти о войне». Отчего страны Европы отреагировали так именно сейчас, а не в более горячую пору, осталось на совести журналиста.

Во-вторых, «появилась необходимость смягчить тон осуждения КНДР, поскольку страны Европы и США не намерены ликвидировать возможность продолжения дальнейшего диалога с Севером». Так, хотя составители заявления требуют от КНДР принять конкретные меры денуклеаризации и сесть за стол полноценных переговоров с США, в содержании совместного заявления подчёркивается важность продолжения диалога, а вместо известной формулировки CVID «полная, полностью подтверждённая денуклеаризация» стоит более общее «полная денуклеаризация». Это было интерпретировано как «творческие идеи Вашингтона могут подразумевать некоторые уступки со стороны США», хотя постпред Франции при ООН Николя де Ривьер указал, что сохранение санкций СБ ООН является обязательным, а антисеверокорейские санкции международного сообщества должны полностью и строго исполняться.

Кроме того, Кристоф Хойсген сказал, что все страны-члены СБ ООН надеются на возобновление переговоров, начатых в Стокгольме.

Любопытно, что лишь мельком было сказано, что закрытое заседание было в основном посвящено ситуации в Мали, и тема запуска Севером баллистической ракеты не была «гвоздем программы».

В тот же день 8 октября в Вашингтоне состоялась встреча представителей РК, США и Японии на переговорах по северокорейской проблеме, после которой специальный представитель РК по вопросам мира и безопасности на Корейском полуострове Ли До Хун заявил, что стороны обсудили вопросы сохранения диалога с КНДР, и что РК и США поддерживают сотрудничество и будут сохранять его и впредь. На вопрос о возможности продолжения рабочих переговоров КНДР и США в течение ближайших двух недель он предложил наблюдать за развитием ситуации.

МИД РК выразил уважение позиции, представленной в совместном заявлении. Одновременно представитель МИД заявил, что только Совет Безопасности ООН может сделать окончательный вывод о том, нарушают ли действия Пхеньяна ранее принятые резолюции.

Северокорейская реакция была быстра. 10 октября представитель МИД КНДР опубликовал заявление для печати. В нем помянули состоявшийся недавно опытный запуск американской межконтинентальной баллистической ракеты «Минитмэн-3″, который СБ обошел молчанием, и назвали заявление Совбеза очередной провокацией США, которые просто действовали руками сателлитов. Кроме того, представитель МИД КНДР подчеркнул, что «терпению есть предел, ведь нельзя ожидать, что предпринятые навстречу диалогу шаги будут продолжаться бесконечно».

Как сказано в заявлении, Пхеньян может и пересмотреть политику в отношении США, если они не сменят подход. Однако, как отмечают СМИ РК, пока Север придерживается моратория на испытания ядерного оружия и межконтинентальных баллистических ракет, который действует с 2017 года.

11 октября американская радиостанция «Свободная Азия» сообщила, что Госдепартамент США потребовал от КНДР принять участие в диалоге по денуклеаризации и исполнять резолюции СБ ООН: «Как и прежде мы призываем Пхеньян  исполнять обязательства перед СБ ООН, а также продолжать участие в переговорах, чтобы выполнить свою роль в денуклеаризации, а также обеспечении мира и стабильности на Корейском полуострове».

17 октября помощник госсекретаря США по делам Восточной Азии и Тихого океана Дэвид Стилвелл отметил, что правительство США подтвердило намерение продолжать диалог с КНДР, несмотря на то, что пока результатов от рабочих переговоров добиться не удаётся. При этом Стилвелл напомнил, что антисеверокорейские санкции будут действовать до тех пор, пока Север не представит конкретные меры по денуклеаризации, и потребовал от всех стран продолжать работу по недопущению обхода Севером санкций.

21 октября во время пребывания в КНР замминистра Министерства народных вооруженных сил Северной Кореи генерал-полковник Ким Хён Рён, заявил на пленарном заседании форума «Управление рисками безопасности в Азиатско-Тихоокеанском регионе», что враждебность США была ключевой причиной того, что мирные переговоры снова зашли в тупик.

21 октября Дональд Трамп впервые после проведения 5 октября в Стокгольме рабочих переговоров между КНДР и США высказался по северокорейской теме на одном из заседаний в Белом доме. Президент отметил, что ему нравится северокорейский лидер, и между ними сложились отношения взаимного уважения. Кроме того, «есть очень интересная информация о Северной Корее. Много чего происходит. И это будет серьезная перестройка в определенный момент», при том что если бы на его месте был другой человек, то США ввязались бы в большую войну с Севером.

22 октября на семинаре, организованном в Вашингтоне американским аналитическим центром Heritage Foundation, госсекретарь США Майкл Помпео указал, что Вашингтон больше не может полагаться на провальные стратегии, чтобы убедить Пхеньян отказаться от ядерного оружия. В отношениях с КНДР будет принят новый подход, однако ещё предстоит много работы.

В ответ 24 октября советник Министерства иностранных дел КНДР Ким Ге Гван опубликовал пресс-заявление, в котором подтвердил, что «все еще прочны отношения дружбы между Председателем Госсовета КНДР и президентом США и сохраняется взаимное доверие». Дипломат выразил надежду на то, что стороны, полагаясь на доверительные отношения лидеров, смогут «создать базу для преодоления всех препятствий в отношениях в сторону их улучшения».

Проблема в том, что, «независимо от политических убеждений и воли президента Трампа, политические круги Вашингтона и составители корейской политики при американской администрации все еще не освобождены от мышлений времен холодной войны и идеологической предвзятости и ни за что ни про что враждебно относятся к нам». В этом контексте Ким Ге Гван призвал США проявить гибкость, поскольку «дорога всегда открыта, если есть стремление».

С другой стороны, представитель МИД КНДР Чан Иль Хун, выступая 22 октября на заседании Первого комитета Генассамблеи ООН по вопросам разоружения, отметил, что военные учения, проводимые у границ КНДР, угрожают её безопасности и вынуждают Пхеньян проводить ядерные испытания. По вопросу санкций было подчеркнуто, что КНДР не будет настаивать на их отмене. Пхеньян готов к любому развитию ситуации на Корейском полуострове, которое будет зависеть от дальнейших действий США. В ответ представитель США повторил прежнюю позицию американской администрации о необходимости продолжения диалога, избежав критических выражений в отношении КНДР.

27 октября председатель комитета КНДР за мир в Азиатско-Тихоокеанском регионе Ким Ен Чхоль выступил с обращением к США продолжить диалог и не сходить с заданного пути.

26 октября 2019 г., выступая в Баку на 18-м саммите Движения неприсоединения, первый заместитель председателя Госсовета КНДР, председатель президиума Верховного народного собрания Чхве Рён Хэ подчеркнул, что ситуация на Корейском полуострове находится в очень важной точке, которая одновременно может продолжиться смягчением напряжённости и налаживанием мира, а также возвращением к взрывоопасному кризису. По его словам, диалог по денуклеаризации возможен только после того, как США примут реальные и необратимые меры по отказу от враждебной политики.

На этом фоне и состоялся пуск 31 октября. С технической точки зрения речь идет о новой РСЗО с четырьмя ракетами на пусковой установке. Визуальная оценка диаметра — примерно 600 мм. Максимальная дальность полёта составила 370 км, а высота 90 км.

Вероятно, это то же орудие, что испытывали 24 августа и 10 сентября. Однако отрабатывался не одиночный выстрел, а «проверка безопасности системы непрерывной стрельбы» (последовательный пуск двух ракет с коротким интервалом в 2-3 минуты), что вполне обеспечивает «полное уничтожение группировки или определенного района противника путем нанесения внезапного удара».

США отреагировали так же сдержанно, как и на прошлые пуски: высокопоставленный представитель госдепартаменте США, ответив на письменный запрос KBS, отказался говорить о том, повлияют ли действия Пхеньяна на ход рабочих переговоров между КНДР и США. «Американская сторона внимательно следит за ситуацией».

Представитель Пентагона подполковник Дейв Истберн тоже просто отметил, что запуск анализируют в тесном сотрудничестве с американскими вооружёнными силами на Корейском полуострове и союзниками – РК и Японией. В госдепартаменте США выразили «озабоченность» последним запуском. Помощник госсекретаря США по военно-политическим вопросам Кларк Купер заявил, что действия Пхеньяна являются неприемлемыми, снижая возможности КНДР в качестве члена мирового сообщества.

1 ноября Майк Помпео заявил, что Север запустил «снаряды», которые режим испытывал раньше. А также, что «мы все еще усердно работаем над тем, чтобы выполнить то, о чем президент Трамп и председатель Ким договорились в июне прошлого года, чтобы попытаться заставить Северную Корею денуклеаризоваться».

В РК уровень истерики был таков, как будто вернулись времена Ли Мен Бака. Как писало международное радио Кореи, «запуск в КНДР снарядов ближнего радиуса действия — это провокация, за которой стоят военные и политические цели. В первом случае речь идёт о разработке оружия массового уничтожения (с каких пор туда попали ракеты малой дальности?), а во втором — о стремлении оказать давление на США».

6 ноября на заседании парламентского комитета по делам разведки начальник Разведывательного управления министерства обороны РК Ким Ён Хван даже заявил, что 31 октября КНДР провела запуск баллистической ракеты.

Причина истерики, однако, понятна. С мая по август КНДР запустила новые виды ракет средней дальности «KN23″ класса »Искандер», крупнокалиберную РСЗО, новую тактическую ракету »земля-земля» и всё это оружие направлено на РК. Военные эксперты Юга считают, что Север может нанести сосредоточенный удар по Сеулу этими видами вооружения, а также своей обычной дальней артиллерией, ущерб будет нанесён трети столицы. Кроме того, Север сознательно не считается с Сеулом, делая упор на прямом контакте с США.

В тот же день 1 ноября Госдепартамент США опубликовал так называемый «доклад о проблемах борьбы с терроризмом в мире за 2018 г.», который Пхеньян назвал «серьёзной политической провокацией». В докладе утверждается, что КНДР продолжает оставаться страной-спонсором террористической деятельности, хотя в нём нет прежнего описания действий Севера как «опасных и злонамеренных».

Как отмечается в комментарии официального представителя МИД КНДР, опубликованном 5 ноября ЦТАК, доклад «наполнен всяческой ложью и фальсификациями», попытки «наклеить ярлык государства-спонсора терроризма являются оскорблением партнёра по диалогу», и из-за «такого подхода и позиции США окно корейско-американского диалога становится более узким».

Не менее жестким было заявление посла по особым поручениям Квон Чжон Гына 6 ноября по поводу того, что в декабре 2019 г. пройдут совместные учения ВВС США и РК Vigilant Ace. С американской точки зрения масштабы учений будут существенно сокращены по сравнению с учениями, проводившимися до 2017 года, и их проведение не зависит от мнения Пхеньяна.  Кроме того, как и пуски КНДР, это нарушает дух, но не букву соглашения.

Возможно, поэтому, хотя множество северокорейских высказываний последнего времени можно свести к фразе: «Наше терпение скоро закончится. Америка должна сменить свой подход», диалог до сих пор не разорван. Однако Чхве Рён Хэ был прав, — отношения двух стран во многом подбираются к точке, за которой или прорыв, или разрыв, и поводом может стать любое событие.

Константин Асмолов, кандидат исторических наук, ведущий научный сотрудник Центра корейских исследований Института Дальнего Востока РАН, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×