04.11.2019 Автор: Владимир Платов

Сегодня: турецко-американские «отношения» или «противоречия»?

5ab8b394c03c0e21c0345c2d_1522056794

Отношения между Турцией и Соединенными Штатами стремительно ухудшаются в течение последних лет. Сегодня, пожалуй, для них характерно больше наличие «противоречий», нежели прежних «союзнических отношений».

Напомним, что «отношения» между двумя странами во многом базировались на союзничестве в НАТО. Турция вступила в Североатлантический альянс в 1952 году. Поначалу и американская, и европейская общественность скептически относились к идее военного союза с Анкарой. Однако американский президент Гарри Трумэн смог пролоббировать это решение, опасаясь, что Турция подпадёт под влияние СССР. Это сближение Анкары с северным соседом уже тогда рассматривалось в качестве ключевой опасности для Вашингтона, особенно если учесть, что именно Турция контролирует стратегически важные для НАТО и США проливы Босфор и Дарданеллы.

В ту пору немаловажным свидетельством готовности Анкары стать членом Альянса стало участие Турции в корейской войне на стороне США, куда она послала несколько тысяч своих военнослужащих. Как и готовность Турции стать, по указанию из Вашингтона, «сторожевой заставой» против СССР во времена холодной войны.

Но времена меняются, как и международные реалии. Остаются лишь обиды и антиамериканские настроения в турецком обществе, где сегодня многие жители страны возмущены военным присутствием и диктатом США на земле Турции. Как отметил в марте турецкий президент Эрдоган, «это недовольство ещё больше возросло на фоне противоречий последних двух лет, возникших между странами». А в мае текущего года глава МИД Турции Мевлют Чавушоглу подчеркнул, что турецкий народ требует от властей закрыть для использования американцами военную базу Инджирлик, отметив, что в прошлом году эту базу уже покинули ВВС ФРГ из-за серьёзных политических расхождений между Анкарой и Берлином.

Значительному углублению «размолвки» с США послужил отказ Турции приобрести зенитно-ракетный комплекс «Патриот» и сделка с Россией о покупке системы ЗРК С-400.

В августе турецкий президент Эрдоган через американские СМИ обратился к истории турецко-американских отношений. Особое внимание политик обратил на два эпизода в турецко-американских отношениях, напомнив, что на протяжении многих лет Турция спешила на помощь Америке, когда это было необходимо. Однако Соединенные Штаты неоднократно и последовательно проявляли неуважение и непонимание озабоченностей турецкого народа. В последние годы это партнерство испытывалось на прочность разногласиями. К сожалению, турецкие усилия по обращению вспять этой опасной тенденции оказались тщетными.

В подтверждение Эрдоган напомнил, как 15 июля 2016 года Турция подверглась нападению членов теневой группы во главе с Фетхуллахом Гюленом, который из комплекса в сельской местности Пенсильвании руководит своей организацией, официально именуемой турецким правительством как Террористическая организация Фетхуллаха. Турецкий народ ожидал, что Соединенные Штаты безоговорочно осудят атаку и выразят солидарность с избранным руководством Турции. Однако это стало не так. Реакция Соединенных Штатов была далеко не удовлетворительной.

Вдобавок турецкую сторону разочаровывает сотрудничество американцев с курдскими Отрядами народной самообороны (YPG), действующими в Сирии. Анкара причисляет YPG к террористическим организациям, считая их филиалом запрещённой в Турции Рабочей партии Курдистана.

Отношения между Турцией и Соединенными Штатами стремительно ухудшились после начала операции «Источник мира», призванной установить зону безопасности у южной турецкой границы, при этом отбросив от нее отряды курдской народной милиции. Хотя внешне президент Трамп не стал возражать против этих действий и даже пригласил президента Эрдогана в США 13 ноября, тем не менее, нижняя палата Конгресса подавляющим большинством проголосовала за санкции в отношении высших турецких руководителей, утвердивших решение о начале операции против курдов. Кроме того, наложен запрет на продажу Турции оружия, которое может быть использовано в Сирии.

Другим, пожалуй, более болезненным для Турции решением Конгресса стала практически единогласная поддержка инициативы о признании геноцидом «массовых убийств армян в Османской империи в начале XX века». Различные проекты с упоминанием геноцида армян в разные годы уже вносились на рассмотрение Конгресса, но там старались не портить отношения с Турцией, в которой видели важного стратегического партнера США на Ближнем Востоке и в НАТО. Так длилось десятилетия, но теперь произошел серьезный перелом. Причем, если санкции по сирийской операции можно будет остановить, то решение по «геноциду армян» исправлению больше не подлежит. Американский посол Дэвид Саттерфилд уже был вызван в этой связи в турецкий МИД, где он услышал хотя и дипломатически выдержанную, но, тем не менее, отнюдь не лестную оценку Анкары «враждебного подхода Вашингтона».

Ряд наблюдателей по этому поводу заявляют, что, дескать, это наглядная иллюстрация царящего в американском истеблишменте «политического брожения», как реакция на решения Дональда Трампа вывести американские войска из региона и таким образом оставить своих союзников по борьбе с запрещенным в России террористическим формированием ДАИШ, курдов, один на один с турецкими вооруженными силами. Однако ни для кого не является секретом то обстоятельство, что никто и никуда из региона американские войска не выводит. Более того, они сохранили контроль над самым лакомым куском «сирийского пирога», густо пропитанным долларами и нефтью. Да и урон «курдских союзников», по большому счету, определяется лишь немного сократившейся контролируемой ими территорией.

Пожалуй, теперь уже ни у кого нет сомнений, что американо-турецкие отношения испорчены беспрецедентным образом.

Сегодня эксперты в большинстве своем сходятся во мнении, что сейчас, говоря о «друзьях», турецкий президент подразумевает в первую очередь не США, а Россию, Иран и Китай. Правда, в БРИКС Турция вряд ли войдёт в ближайшее время из-за того, что это немного иной формат. Но вступить в Шанхайскую организацию сотрудничества через пару лет Турция вполне сможет. Уже сейчас Турция активно развивает отношения со всеми значимыми азиатскими государствами, такими как Индия и Китай, и со странами АСЕАН, но наиболее тесные связи ею уже установлены с Россией.

Платов Владимир, эксперт по Ближнему Востоку, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×