04.11.2019 Автор: Константин Асмолов

Обострение в корейско-японских отношениях: противостояние продолжается

30 октября исполнился ровно год решению Верховного суда РК о выплате компенсаций жертвам принудительной трудовой мобилизации в период японского колониального правления. Для нас это повод представить очередной раунд «хроник торговой войны Японии и РК», благо предыдущая порция «сводок с фронта» была посвящена исключению РК из списка приоритетных торговых партнёров, которое вступило в силу 28 августа. В этой связи значительно ужесточается процедура контроля экспорта на юг Корейского полуострова японской стратегической продукции и нестратегических товаров, которые, по мнению японских экспертов, могут быть применены в военных целях.

Генеральный секретарь кабинета министров Японии Ёсихидэ Суга заявил, что решение принято в рамках реализации мер экспортного контроля и, по соображениям безопасности, не связано с решением Верховного суда РК, согласно которому японские фирмы должны выплатить компенсацию жертвам принудительного труда в военное время. Сеул вновь обвинили в обострении двусторонних отношений, вызванном его несправедливыми и неразумными действиями, которые нарушают межгосударственные договорённости от 1965 года.

Министр иностранных дел Японии Таро Коно развил мысль и заявил, что самая главная проблема в отношениях Сеула и Токио заключается в разногласиях по поводу базового договора об отношениях между Японией и Кореей, заключённого в 1965 году: если РК пытается переписать историю, то она должна знать, что это невозможно. В статье, опубликованной агентством Bloomberg, он пишет, что вопрос компенсаций был полностью и окончательно урегулирован путем заключения двумя странами в 1965 году Соглашения об урегулировании проблем, касающихся собственности и претензий, и об экономическом сотрудничестве между Японией и Республикой Корея. Решения суда явно нарушали соглашение 1965 года. Тем не менее корейское правительство не приняло никаких конкретных мер для исправления ситуации. «По сути, после более чем 50 лет Южная Корея в одностороннем порядке отменила обязательства, взятые нашими двумя правительствами. В этом суть проблемы, с которой мы сейчас сталкиваемся. Если международное соглашение может быть нарушено из-за внутренних обстоятельств одной страны, мы никогда не сможем поддерживать стабильные международные отношения».

В ответ представитель МИД РК указал, что это Японии не удастся переписать историю, отказываясь признавать неудобные факты.

28 августа премьер-министр Республики Корея Ли Нак Ён выразил сожаление по поводу продолжения Японией неприемлемых действий. Он потребовал от Токио не усугублять ситуацию и начать диалог. Одновременно 28 августа правительство РК провело расширенное заседание министров, обсудив меры противодействия экономическому давлению со стороны Японии. Ли Нак Ён заявил о планах по поддержке развития отечественных отраслей производственных материалов, запчастей и оборудования, на что в течение трёх лет будет выделено более 5 трлн вон или 4,1 млрд долларов.

В тот же день замминистра иностранных дел РК Чо Сэ Ён вызвал посла Японии в Сеуле Ясумаса Нагаминэ и заявил, что решение Японии не является частью мер по ужесточению экспортного контроля. Кроме того, ограничения на экспорт подорвут принципы свободной торговли, нарушат международные цепочки поставок и негативно скажутся на мировой экономике.

Помощник президента РК и заместитель главы управления Национальной Безопасности Ким Хен Чжон подчеркнул, что Южная Корея «никогда не отрицала» договор 1965 года. «Скорее, наше правительство последовательно придерживалось позиции, что совершенные японским правительством преступления против человечности не были урегулированы договором 1965 года, и поэтому права отдельных жертв принудительного труда требовать возмещения ущерба остаются неизменными». Что же до решения суда, то «вмешательство правительства в судебную систему просто невообразимо при правильной демократии».

В заявлении администрации президента РК отмечается, что южнокорейская сторона может рассмотреть возможность продления срока действия соглашения о защите конфиденциальности при обмене военной информацией (GSOMIA), если Токио отменит экспортные ограничения.

29 августа японское правительство дало разрешение осуществить поставку фтористого водорода южнокорейской компании Samsung Electronics. До этого Япония дважды одобрила отправку резисторов.

5 сентября 2019 г. Ли Нак Ен опроверг сообщения японских СМИ о том, что Сеул предложил Токио компромисс по вопросу компенсаций. Это произошло после того, как бывший главный секретарь Кабинета министров Японии Такео Кавамура провел пресс-конференцию в Токио после встречи с премьер-министром Кореи во время его четырехдневного пребывания в Сеуле. Он сообщил журналистам, что Сеул предложил так называемую модель 1 (японские фирмы) + 1 (корейские фирмы) + α (Сеул), которая предполагает участие корейского правительства в дополнение к японским и корейским фирмам в выплате компенсации оставшимся в живых жертвам. Это изменение раннего предложения 1 (японские фирмы) + 1 (корейские фирмы), которое было отклонено Японией в июне. Такой вариант позволит японским фирмам выполнить решение Верховного Суда РК 2018 года, по сути, получив компенсацию от корейского правительства, чтобы фирмы не испытали каких-либо фактических финансовых потерь.

Однако официальные лица администрации президента и Министерства иностранных дел РК заявили, что во время обеда между Ли и Кавамурой таких обсуждений не было.

В качестве одной из мер давления правительство РК направило жалобу во Всемирную торговую организацию (ВТО) по поводу введённых Японией ограничений на экспорт.

11 сентября Синдзо Абэ произвёл самые масштабные с 2012 года перестановки в правительстве: вместо Такэси Иваи пост министра обороны занял бывший министр иностранных дел Таро Коно. Новым главой МИД стал Тосимицу Мотэги, занимавший пост министра по восстановлению экономики.

18 сентября правительство Республики Корея официально исключило Японию из списка приоритетных торговых партнёров. Поправка в соответствующее законодательство вступила в силу. Как отмечается в сообщении министерства промышленности, торговли и энергетики, список стран с льготным режимом экспорта стратегических товаров делится на две подгруппы. Одна из них сохраняет льготный формат, а в другую войдут страны, которые применяют систему контроля экспорта, не соблюдая принципы соответствующих международных правил. В данную подгруппу включена Япония. Местные компании, отправляющие стратегические товары в Японию, теперь должны будут представить пять документов, чтобы получить индивидуальное одобрение. Ранее требовалось предоставить три документа. Процесс утверждения также займёт порядка 15 дней, что на 10 дней дольше, чем ранее.

20 сентября в Токио состоялась встреча главы департамента по вопросам Азиатско-Тихоокеанского региона Ким Чжон Хана и главы департамента Азии и Океании МИД Японии Сигэки Такидзаки. По данным NHK, стороны не сумели достичь подвижек в улаживании спора двух стран, но были готовы продолжить диалог.

24 сентября командующий Морскими силами самообороны Японии заявил, что Япония не будет приглашать РК на международный смотр военно-морских сил, который состоится 14 октября в заливе Сагами: в отношениях РК и Японии сохраняется сложная ситуация, в связи с чем нынешние условия не подходят для приглашения РК.

27 сентября на полях сессии Генеральной Ассамблеи ООН в Нью-Йорке состоялась первая встреча нового главы японского МИД с южнокорейской коллегой: большую часть времени стороны вели обсуждение в закрытом формате без сопровождающих. Кан Гён Хва озвучила позицию Сеула по вопросу напряжённости в отношениях двух стран, Тосимицу Мотэги призвал южнокорейскую сторону пересмотреть решение по поводу соглашения о защите конфиденциальности при обмене военной информацией (GSOMIA).

На встрече с журналистами после переговоров Кан Гён Хва сказала, что стороны сошлись во мнении о необходимости продолжения сотрудничества по решению проблем КНДР и в интересах отношений, устремлённых в будущее. Таким образом, несмотря на необходимость продолжения диалога, по спорным моментам была лишь  обозначена разница в позициях.

27 сентября Тайвань, а 30 сентября ЕС изъявили желание принять участие в урегулировании спора между РК и Японией в рамках ВТО по вопросу японских ограничительных экспортных мер в качестве наблюдателей. Заявки с таким содержанием были представлены на сайте ВТО, но представитель министерства промышленности, торговли и энергетики РК сообщил, что данная инициатива была отклонена японской стороной. В заявке ЕС говорилось, что меры Японии по ограничению поставок в РК трёх наименований ключевых материалов для производства полупроводников наносит удар по структуре спроса и предложения профильных товаров, а также оказывает влияние на международную систему перемещения данных товаров. Тайвань тоже отметил, что конфликт двух стран касается его торговых интересов.

К 2 октября Япония одобрила только семь поставок фторосодержащих материалов.

8 октября 2019 г. президент РК Мун Чжэ Ин отметил, что Южная Корея занимается вопросами торговли с Японией «хорошо».

11 октября в Женеве РК и Япония провели первый раунд переговоров по обращению Сеула во Всемирную торговую организацию (ВТО) из-за японских экспортных ограничений. Стороны не смогли договориться, но решили продолжить диалог.

Как сказал журналистам главный южнокорейский делегат Чон Хэ Кван, «мы согласились, что необходимы дальнейшие консультации, и решили запланировать второй раунд переговоров по дипломатическим каналам». Японская делегация при этом отметила, что для Южной Кореи было нецелесообразно передавать спор в ВТО по политическим причинам. По словам руководителя делегации Дзюнъитиро Курода, «мы разрешаем (экспорт затронутых предметов) после проверки их гражданского использования, поэтому это не эмбарго».

Дополнительные переговоры ожидались до 10 ноября, и если на них не будет никакой сделки, Южная Корея попросит ВТО создать группу по урегулированию споров. Тогда для решения этой проблемы ВТО могут потребоваться годы.

Определенные надежды возлагались на трехдневный визит премьер-министра Ли Нак Ёна на церемонию интронизации нового императора Японии Нарухито. Кроме того, обсуждалась встреча Муна и Абэ на заседании форума Азиатско-Тихоокеанского экономического сотрудничества (АТЭС) в Чили в ноябре 2019 года, но по внутриполитическим причинам форум был отменен.

14 октября Мун Чжэ Ин направил Синдзо Абэ послание со словами поддержки в связи с жертвами и крупным ущербом, к которым привёл обрушившийся на страну тайфун «Хагибис». Аналогичное послание направил в Токио и премьер-министр РК Ли Нак Ён.

16 октября в Сеуле состоялась встреча директора департамента Азиатско-Тихоокеанского региона МИД РК Ким Чжон Хана с директором департамента Азии и Океании МИД Японии Сигэки Такидзаки. Стороны обменялись мнениями по текущим вопросам и высказались за необходимость  смягчения напряжённости в отношениях двух стран.

17 октября вице-премьер по вопросам экономики, министр планирования и финансов Хон Нам Ги встретился в Вашингтоне с директором-распорядителем МВФ Кристалиной Георгиевой и в очередной раз напомнил, что ограничительные меры Японии нарушают правила ВТО, плюс позиция Токио противоречит позиции японских властей о необходимости создания условий развития свободной торговли, озвученной в ходе саммита «Большой двадцатки» в июне в Осаке. Пока действия Японии не оказывают прямого влияния на производство в РК, однако рост нестабильности является опасным фактором для деловых кругов страны. В ответ Кристалина Георгиева затронула торговые разногласия США и Китая, прямой ущерб от которых достиг 0,8% мирового ВВП. Иными словами, «перевела стрелки» на более важную тему.

18 октября группа депутатов парламента Японии посетила токийский храм Ясукуни по случаю традиционного осеннего храмового фестиваля. Кроме того, храм посетил министр по делам Окинавы и северных территорий Сэйити Это. Синдзо Абэ направил храму Ясукуни ритуальное подношение, однако лично премьер-министр не посещает святилище с декабря 2013 года. В синтоистском храме Ясукуни в Токио хранятся списки с именами японцев, погибших в войнах с середины XIX века. Среди них имена военных преступников, казнённых после капитуляции Японии во Второй мировой войне. Правительство РК выразило по этому поводу «глубокое сожаление». «Япония может внести свой вклад в ориентированное в будущее развитие отношений между Сеулом и Токио, а также завоевать доверие соседних стран и мирового сообщества только тогда, когда лидеры Японии задумаются о прошлом посредством действий».

24 октября в рамках визита для участия в церемонии интронизации японского императора Нарухито Ли Нак Ён встретился с Синдзо Абэ. Встреча продлилась 20 минут, что само по себе говорит о многом. В ходе переговоров стороны согласились с тем, что отношения между двумя странами нельзя оставлять в нынешнем состоянии. Они отметили необходимость возобновления диалога на различных уровнях для скорейшего улучшения межгосударственных отношений и важность сотрудничества в решении северокорейской ядерной проблемы как на двусторонней, так и на трёхсторонней основе с участием США. Ли Нак Ён передал главе японского правительства письмо от президента Мун Чжэ Ина, однако вопрос о возможности проведения южнокорейско-японского саммита не затрагивался.

Оба политика сошлись во мнении о необходимости активизации гражданских обменов, в том числе и среди молодёжи, но что по торговой войне? Ли Нак Ён отметил, что РК, как и Япония, с 1965 года неуклонно следовала условиям базового договора о двусторонних отношениях и намерена делать это и в будущем. Синдзо Абэ, в свою очередь, упомянул о необходимости соблюдения данных обещаний и призвал к активному двустороннему дипломатическому диалогу.

Тем временем 67% японцев поддерживают меры своего правительства по ограничению экспорта в РК, причем 67% респондентов сказали, что торопиться с улучшением отношений в сторону уступок не стоит. На это указывают результаты исследования, проведённого экономической газетой «Нихон Кэйдзай» в период с 30 августа по 1 сентября. Против инициативы властей высказались 19% респондентов.

Автор же в очередной раз хотел бы отметить, что действия Токио — не столько ограничения, сколько вывод РК из привилегированных партнеров в обычные. Причины конфликта – скорее политические, и мы продолжаем наблюдать.

Константин Асмолов, кандидат исторических наук, ведущий научный сотрудник Центра корейских исследований Института Дальнего Востока РАН, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×