02.11.2019 Автор: Константин Асмолов

Массовые убийства в Южной Корее. Свиней.

5566

Продолжая наблюдать за вспышкой африканской чумы свиней в РК, напомним, что по состоянию на утро 27 сентября 2019 г. в стране было выбраковано почти 30 000 свиней и выявлено девять случаев заболевания менее чем за две недели. Хотя чума свиней не представляет угрозы для человека, она смертельно опасна для животных. Болезнь, как правило, распространяется с остатками корма или при непосредственном контакте с людьми или дикими животными, несущими вирус. Вакцины от этого заболевания не существует, и для предотвращения распространения вируса возможно только уничтожение свиней, которое приобретает массовые масштабы.

С момента своей вспышки в Китае в августе 2018 года (1,17 млн жертв) болезнь распространилась на соседние страны. Больше всего пострадал Вьетнам (5 млн жертв), но задеты были Лаос (25 000 убитых), Филиппины (20 000 уничтоженных) и даже Монголия (3 115 уничтоженных).

30 сентября результаты проверки крупнейшего в РК (590 тыс. свиней) свиноводческого хозяйства в уезде Хонсон-гун провинции Чхунчхон-Намдо оказались отрицательными. Ранее оттуда поступила информация о гибели 19 голов скота, но выяснилось, что причина смерти не связана с вирусом. Несколько сигналов о возможном наличии чумы в ряде хозяйств в Янчжу провинции Кёнгидо, которые поступали три дня подряд, также оказались ложными.

Однако в последующем были выявлены новые очаги эпидемии. Так, 2 октября в провинции Кёнгидо были зафиксированы ещё два очага вируса, в результате чего общее число очагов инфекции увеличилось до 11-ти. В тот же день военные сообщили об обнаружении трупа дикого кабана, на котором был выявлен вирус. Мертвый кабан был обнаружен на территории демилитаризованной зоны в полутора километрах к югу от межкорейской границы.

3 октября власти РК подтвердили ещё два случая заболевания африканской чумой свиней. Все очаги инфекции расположены в непосредственной близости от межкорейской границы. Подозрения на вирус в южных районах страны не подтвердились.

13 октября в провинции Канвондо на расстоянии от 5 до 10 км от границы с ДМЗ были найдены еще два зараженных трупа диких кабанов — это означает новый виток карантинных мер, ибо, несмотря на резню домашних свиней, дикие могут распространить вирус в другие части страны.

На 20 октября было уничтожено и захоронено 64 тыс. свиней, выращивавшихся в 69 хозяйствах, а общее число перебитых свиней превысило 150 000. Ведётся работа по обеззараживанию территорий, граничащих с городами и уездами, где ранее был выявлен вирус. Продолжается отлов кабанов. С 15 октября выловлено 2 988 диких кабанов.

Теперь о том, как чума влияет на политические игры и спровоцировала вопрос: если на Юге проблемы столь серьезны, что же тогда на Севере?

Решение о стрельбе по кабанам немедленно взяли в оборот консерваторы: ведь оно контрастирует с прежней позицией правительства по преуменьшению возможности передачи вируса из Северной Кореи. Когда министр обороны Чон Гён Ду выступал в рамках проверки госучреждений, он заявил, что граница была на замке настолько, что даже кабан бы не проскочил! Министр окружающей среды Чо Мен Рэ также утверждал, что вирус мог распространиться другим способом, в том числе загрязненной водой из Северной Кореи или другими дикими животными.

Однако в эти дни по полуострову ударил тайфун «Митаг», который мог повалить часть заграждений. По словам представителя партии Справедливого будущего Ха Тхэ Гёна, в настоящее время проводятся пять операций по восстановлению поврежденных участков.

Разумеется, все это порождает спекуляции о том, «что же тогда творится в КНДР»? Ведь вспышка болезни в Южной Корее произошла примерно через четыре месяца после того, как Северная Корея сообщила о своем первом подтвержденном случае заболевания (22 убитых вирусом животных) на ферме недалеко от своей границы с Китаем во Всемирную Организацию по охране здоровья животных (OIE). И теперь там предполагают, что эпидемия там продолжила распространяться после первых известий о её вспышке. 30 мая КНДР сообщила об обнаружении данного заболевания, однако после этого никаких дополнительных данных не поступало, в северокорейских СМИ этот вопрос не освещается, а полагаясь лишь на косвенные данные, сложно выступать с однозначными заявлениями.

На всякий случай СМИ РК и США уже начали будировать возможность того, что «затворническое государство Ким Чен Ына скрывает бедствие». Дескать, «неофициальные сообщения указывают, что болезнь распространяется из-под контроля», а глава парламентского комитета по разведке Ли Хе Хун со ссылкой на спецслужбы заявил, что чума свиней распространилась почти на все районы Северной Кореи.

Не могли не активизироваться разнокалиберные перебежчики. Некий Чо Чун Ги, который бежал из Северной Кореи в 2011 году, а до того будто бы 10 лет работал на правительственную программу борьбы с болезнями животных, заявил, что «чума свиней усугубит голод и недоедание». Дело в том, что, во-первых, многие разводят свиней, чтобы заработать деньги на покупку риса, а во-вторых, на фоне санкций свинина составляет около 80% потребления белка.

Ан Чхан Иль, бывший северокорейский солдат, который дезертировал в 1979 году и теперь возглавляет Всемирный Институт исследований Северной Кореи, пошел дальше и объявил ситуацию «апокалипсисом». «Тот факт, что Северная Корея сообщила о вспышке в международную организацию, говорит о том, что ситуация, вероятно, выходит из-под их контроля».

Опасность действительно есть. Как считает Квон Тхэ Чжин, директор Центра сельскохозяйственных исследований Северо-Восточной Азии в Сеуле, в Северной Корее есть системы профилактики заболеваний и карантина, но они не работают хорошо. Особая проблема со свиньями, выращенными в индивидуальных хозяйствах, где санитарные условия хуже, чем на государственных предприятиях, и риск заболевания трудно контролировать. Wall Street Journal назвал ситуацию «грязным примером того, как неспособность двух Корей сотрудничать по повседневным вопросам может вывести проблемы за пределы дипломатического тупика». Однако вину переложили на Пхеньян, который «проигнорировал неоднократные предложения Сеула помочь». Правда, Чон Хен Гю, исследователь свиней в правительственной целевой группе по борьбе с вирусом, считает, что на момент начала вспышки в РК живой кабан никак не мог пробраться в РК. По его мнению, пересечь границу могли туши свиней, плывущие вниз по течению на юг, или болезнь могла быть перенесена грызуном или насекомым.

Как бы то ни было, 22 октября Всемирная организация здравоохранения животных (OIE) потребовала от КНДР представить официальные данные о ситуации с распространением африканской чумы свиней. Как сообщает «Голос Америки», ситуация с вирусом в соседних с КНДР странах носит серьёзный характер. Страны, в которых зафиксировано более одного случая выявления вируса, должны совместно с соседними государствами принять необходимые меры по предотвращению дальнейшего распространения заболевания. Указывается, что Север и Юг должны сотрудничать в этом вопросе.

Ответит ли КНДР на просьбу, неясно, а пока, согласно данным Korea Agro-Fisheries & Food Trade Corporation, цены на свинину в Южной Корее были в среднем на 7,9% выше во второй половине сентября, чем в первой.

Пока не страшно, но если заболевание распространится на юг страны и его причиной окажется южнокорейское разгильдяйство бюрократии, это может внести свою лепту в дальнейшее развитие экономического и политического кризиса.

Константин Асмолов, кандидат исторических наук, ведущий научный сотрудник Центра корейских исследований Института Дальнего Востока РАН, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×