25.10.2019 Автор: Константин Асмолов

К итогам встречи представителей США и КНДР 4-5 октября 2019 г.

7400

1 октября 2019 г. первый замминистра иностранных дел КНДР Чхве Сон Хи сообщила, что КНДР и США договорились о проведении 5 октября встречи рабочих групп. Позднее выяснилось и место – Стокгольм, куда через Пекин прибыла северокорейская делегация во главе с представителем МИД Ким Мён Гилем. Там же состоялась и предыдущая встреча в январе 2019 г., когда Чхве Сон Хи провела трехдневный диалог со своим американским коллегой Стивеном Бигэном.

В администрации президента РК решение КНДР поприветствовали. Министр иностранных дел РК Кан Гён Хва, отвечая на вопросы депутатов в ходе заседания парламентского комитета по вопросам воссоединения, внешней политики и торговли, отметила, что результат рабочих переговоров 5 октября зависит от того, насколько стороны будут готовы проявить гибкость.

Разумеется, преддверие встречи сопровождалось вбросами о его содержании и прогнозами экспертов. Бывший помощник госсекретаря по делам Восточной Азии и Тихого океана Курт Кэмпбелл даже предположил, что президент Дональд Трамп может принять Северную Корею в качестве государства, обладающего ядерным оружием, если Пхеньян частично демонтирует свою ядерную программу в обмен на облегчение санкций.

3 октября два не пожелавших назваться «источника, знакомые с этим вопросом», сообщили Korea Times, что Соединенные Штаты «неофициально» пообещали Северной Корее предложить «низкоуровневое» смягчение санкций, включая частичное возобновление туризма в горах Кымгансан.

Другой вброс от базирующегося в Вашингтоне онлайн-СМИ Vox утверждал, что ООН собирается приостановить санкции на экспорт текстильных изделий и угля Севера на 36 месяцев в обмен на закрытие ядерного объекта в Ёнбене и прекращение обогащения урана. Vox также сообщил, что во время встречи в Пханмунджоме Дональд Трамп пообещал Ким Чен Ыну, что подпишет декларацию о прекращении Корейской войны (которая технически продолжается, поскольку было подписано только перемирие) и отменит совместные военные учения с Южной Кореей.

Напомним, что в июле 2019 г. информационное агентство Ёнхап со ссылкой на источник, близкий к Белому дому, сообщило, что Вашингтон поддержит приостановку санкций ООН в отношении экспорта угля и текстиля на срок от 12 до 18 месяцев, если Пхеньян согласится демонтировать главный ядерный объект в Йонбене и приостановит свою ядерную программу. Госдепартамент США тогда опроверг этот доклад, заявив, что он был «полностью ложным«.

Об этом писал и журнал Time, ссылающийся на должностных лиц в Белом доме, но в его версии 1 октября на совещании Совета национальной безопасности помощники Трампа представили набор различных предложений, призванных помочь возобновить переговоры. В том числе – указанное выше, а в случае отказа Объединенных Наций приостановить действие этих санкций советники президента США предлагают перестать следить за соблюдением данных рестрикций на такой же срок. Глава Белого дома будто бы согласился, так как на фоне запуска Пхеньяном БРПЛ решил, что переговоры с Пхеньяном надо возобновлять и продолжать, несмотря на разработки этой страной опасных вооружений.

Таким образом, о подобных предложениях писали скорее противники Трампа, и автору это напоминает о том, как перед саммитом в Ханое «недруги президента» стали сливать материалы будущих документов, в которых Трамп шел на уступки Северу, что неприемлемо для общественного мнения США.

4 октября на предварительном заседании на острове Лидингё в конференц-зале Villa Elfvik Strand должны были присутствовать заместители глав делегаций — Марк Ламберт из США и Квон Чон Гын из Северной Кореи. Случилась ли встреча Стивена Бигена и Ким Ен Гиля, неизвестно. Интереснее то, что МИД РК не направило в Швецию никаких сотрудников, а посол РК в ООН в ходе парламентской проверки решительно призвал Север «изменить курс» и отвергнуть идею о том, что время может быть на его стороне. «Нет никакой гарантии, что позиция администрации Трампа останется гибкой, чтобы сохранить импульс для диалога», — сказал он.

5 октября прошла основная часть переговоров, итоги которой стороны оценили решительно по-разному. Ким Мён Гиль, как сообщает издание Dagens Nyheter, сообщил журналистам после окончания встречи, что «мы разочарованы тем, что США не положили ничего на стол переговоров. Теперь на США лежит ответственность за их продолжение».

Ким Мён Гиль заявил журналистам, что «США использовали гибкий подход, новый способ, проводя инициативную политику, и тем самым дали нам повод для ожиданий, однако явились ни с чем и сильно разочаровали нас, в результате чего всякое стремление к переговорам пропало». Выразив таким образом «большое неудовольствие», Ким сказал, что предложил приостановить переговоры и призвал США обсудить вопрос до конца года. США должны либо скорректировать курс и сохранить диалог, либо «навсегда закрыть дверь для диалога». Продолжит Пхеньян добровольный мораторий на ядерные испытания и запуски МБР или возобновит их, по его словам, также будет полностью зависеть от США.

В свою очередь, представитель госдепартамента США Морган Ортагус заявила, что комментарии делегации КНДР не отражают духа встречи и содержание дискуссии, продолжавшейся 8,5 часов. «США выдвинули творческие идеи и провели хорошие дискуссии со своими коллегами из КНДР», — отметила она, добавив, что американская делегация представила ряд новых инициатив, которые позволят добиться прогресса по каждой из четырёх основных договорённостей, заключённых на первом северокорейско-американском саммите в Сингапуре.

Как подчеркнула Ортагус, Соединенные Штаты и КНДР «не преодолеют 70-летнее наследие войны и вражды на Корейском полуострове в течение одной субботы». Кроме того, она отметила, что США приняли приглашение Швеции вернуться в Стокгольм через две недели и продолжить консультации.

Министр иностранных дел Швеции Анн Линде также оценила рабочие переговоры КНДР и США, проходившие в Стокгольме, как конструктивные. В интервью телеканалу SVT глава МИД отметила отсутствие конкретных договорённостей, но заявила, что если КНДР и США решат провести ещё одну встречу, то Швеция окажет всестороннюю поддержку.

В опубликованном 6 октября заявлении МИД РК отмечается, что, хотя фактического прогресса на переговорах достигнуто не было, в Сеуле надеются на продолжение диалога. Позднее представитель МИД РК указал, что Сеул будет продолжать играть посредническую роль и «сотрудничать с США, чтобы сохранить динамику диалога с Севером». Представитель министерства объединения РК тоже счел, что «пока рано говорить о том, что импульс для переговоров был остановлен» — встреча сама по себе имеет большое значение, поскольку обе стороны смогли прояснить позиции друг друга после семимесячного перерыва в переговорах после неудачи в Ханое.

В тот же день в ответ на мнение американской стороны представитель МИД КНДР опубликовал заявление для печати, где прояснил позицию: «Мы вступили в переговоры с ожиданиями и оптимизмом, что американская сторона будет вести себя с правильным мышлением. Однако избитая позиция представителей американской стороны на месте переговоров дала нам понять, что наши ожидания были напрасной надеждой, и усилила сомнение, что США настроены на решение вопросов путем диалога».

И главное: «У нас нет воли вести такие отвратительные переговоры, как нынешние, пока США не приняли практических мер по полному и необратимому отказу от враждебной политики в отношении КНДР, которая угрожает безопасности нашего государства и нарушает права нашего народа на существование и развитие». Потому позиция остается прежней, со времени апрельской речи лидера страны: если США будут держаться прежнего подхода, диалогу конец, но «мы отчетливо поставили американской стороне путь решения вопросов, так что дальнейшая судьба корейско-американского диалога зависит от позиции США, а срок – до конца текущего года».

Как кажется автору, в Стокгольме частично повторилась ситуация в Ханое – на фоне вбросов противников Трампа о том, что он пойдет на неприемлемые уступки, американская сторона была вынуждена отыграть назад, что вызвало сильное северокорейское раздражение.

Тем не менее обратим внимание на то, что если северяне откровенно обиделись, но остались в позиции «ждем до конца года и, если ничего не изменится, готовим план Б», то американцы настроены более оптимистично. И возможно, не только в необходимости произвести хорошее впечатление на внутреннюю аудиторию. Если переговоры действительно длились 8,5 часов, это точно было неформальное мероприятие, куда стороны приехали лишь для того, чтобы хлопнуть дверью.

После саммита в Ханое у Трампа какое-то время были «связаны руки», но затем внутриполитическая ситуация США улучшилась, так как расследование Мюллера не нашло ничего, что могли бы использовать его противники. Именно на этом фоне было принято решение продолжить переговоры с Севером. Однако подобные процессы происходят не мгновенно, и за этот время всплыл скандал с Зеленским, который демократы использовали для инициирования процедуры импичмента. Таким образом, возможности Трампа снова оказались ограниченными.

В остальном автор хочет отметить, что стратегия Ким Чен Ына во многом будет базироваться на понимании, кто будет президентом США в 2020 году. Что демократы, что приемник Трампа из числа республиканцев-консерваторов, скорее всего, не будут придерживаться того курса, который доминирует сейчас в отношениях США и КНДР. Это значит, что, не смотря на хорошие человеческие отношения (ежели Трамп говорит правду), у Кима нет политической выгоды подписывать какие-то соглашения, которые через год с небольшим могут быть дезавуированы как «несоответствующие нормам американского народа». Разумеется, вплоть до конца президентского срока Трампа стороны будут стараться поддерживать текущую ситуацию, однако запуск северокорейской БЛПР при желании может быть использован сторонниками жесткой линии как повод для сворачивания диалога.

Константин Асмолов, кандидат исторических наук, ведущий научный сотрудник Центра корейских исследований Института Дальнего Востока РАН, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×