23.10.2019 Автор: Владимир Терехов

Текущее состояние отношений между КНР и Тайванем: просветов не видно

333х

В сложном комплексе отношений между двумя ведущими мировыми державами (США и КНР) ныне центральное место занимает “торговая война”, которую не только не удаётся обратить вспять, но хотя бы серьёзно затормозить.

Несмотря на демонстративный оптимизм обеих сторон после завершения очередного 13-го раунда переговоров, состоявшегося в Вашингтоне, Пекин смог выторговать лишь двухмесячную отсрочку (до 15 декабря с. г.) от немедленного введения повышенных тарифов на вторую половину китайского импорта в США объёмом порядка 250 млрд долл. За этот краткий период предстоит совершить прорыв в переговорном процессе, или американские “тарифные угрозы” превратятся в реалии.

На фоне подогреваемой в СМИ американо-китайской “торговой войны” различные меняющиеся во времени аспекты “Тайваньской проблемы” значительно менее заметны. Между тем в них продолжает накапливаться не менее опасный негатив для поддержания хотя бы подобия стабильности в отношениях между США и КНР.

Поэтому “Тайваньская проблема” заслуживает постоянного внимания и последний раз НВО обращалось к ней в связи с объявленными летом с. г. планами Пентагона продать Тайваню американское оружие на общую сумму свыше 10 млрд долл.

Этот акт стал одним из самых значимых в общем (“ползучем”) процессе постепенного восстановления полноформатного характера американо-тайваньских отношений, как между двумя самостоятельными и равноправными государствами. Такой формат существовал до 1979 г., когда на пике холодной войны с целью привлечения на свою сторону КНР Вашингтон пошёл на разрыв дипломатических отношений с Тайванем.

Другим не менее значимым событием в данном процессе явилось очередное посещение “проездом” США, которое совершила в июле с. г. президент Тайваня Цай Инвэнь в ходе турне по ряду стран Карибского бассейна. В публичных мероприятиях, которые проводились в связи с пребыванием на территории США госпожи Цай, участвовали действующие и отставные американские государственные деятели.

В случае дальнейшего обострения американо-китайских отношений конечной целью данного процесса может явиться восстановление дипломатических отношений между США и “Китайской республикой”, то есть тем же Тайванем. Что станет прямым вызовом ключевым интересам КНР, руководство которой (с момента основания в 1949 г.) постоянно указывает на незавершённость “восстановления единства нации”, поскольку ряд (“некогда утраченных”) территорий длительное время пребывали вне юрисдикции Пекина.

Среди таковых Тайвань сегодня приобретает особое значение. Как для КНР, так и для США. По достаточно очевидным соображениям политико-стратегического плана.

Кстати, именно по причине незавершённости процесса “восстановления единства нации” вооружённые силы КНР продолжают именоваться “Народно-освободительная армия Китая”.

В очередной раз о первоочередной значимости фактора присоединения Тайваня в формате “одно государство – две системы” 30 сентября заявил китайский лидер Си Цзиньпин во время торжественного мероприятия по случаю 70-летия образования КНР. Одними из главных адресатов послания, связанного с проведенным на следующий день грандиозным парадом частей НОАК, явились как США, так и Тайвань.

Реакцией же последнего на указанные мероприятия Пекина явилось выступление 10 октября Цай Инвэнь по случаю праздника, посвящённого началу (в 1911 г.) Синьхайской революции, положившей начало современному, республиканскому периоду многовековой китайской истории. В речи госпожи Цай обратили на себя внимание несколько тезисов, в той или иной форме звучавших и ранее, но высказанных на этот раз в небывало определённой и жёсткой форме.

Во-первых, была категорически отвергнута перспектива такого формата отношений “между берегами Тайваньского пролива”, которая связана с упоминавшейся формулой “одно государство – две системы”. При этом указывалось на мнение “подавляющего большинства 23-х миллионов тайваньцев, независимо от их партийной принадлежности”. С упоминанием последних событий в Гонконге было сказано, что в случае реализации данной формулы исчезнет сама “Республика Китай”.

Во-вторых, КНР была обозначена в качестве главного источника угроз (“в режиме нон-стоп”) не только для Тайваня, но и поддержания мира и стабильности в регионе.

В не менее жёсткой форме на том же мероприятии выступил председатель Законодательного собрания острова, заявивший, что “никакая тоталитарная нация не сможет помешать свободному и демократическому Тайваню” находить новых друзей, даже если его дипломатия страдает от “злонамеренных” действий.

Здесь явно подразумевалось сокращение числа стран, поддерживающих с Тайванем дипломатические отношения. В частности, за пять дней до упоминавшихся празднеств в Тайбэе о намерении разорвать дипотношения с Тайванем заявили в руководстве Соломоновых островов.

В этих условиях особую значимость для поддержания претензий Тайбэя на полноценную государственность приобретает упоминавшийся выше “ползучий” процесс развития всесторонних отношений с ведущей мировой державой, включая курс на придание официального характера контактов с её представителями, находящимися на верхних эшелонах государственной иерархии.

Решению данной задачи помогает (давнее) присутствие в американском истеблишменте весьма влиятельного протайваньского лобби. К последним можно отнести трёх сенаторов, включая такого известного, как Тэд Круз, присутствовавших на упомянутых мероприятиях в Тайбэе и выступивших с рядом громких заявлений в поддержку Тайваня. В частности, Т. Круз предложил установить между США и Тайванем Зону свободной торговли.

Из Тайбэя скандальный сенатор проследовал в беспокойный Гонконг, ситуацию в котором местные юные борцы с “коммунистическим тоталитаризмом” (всё больше напоминающие шайки уличных бандитов) довели, что называется, до ручки. В одном из недавних мировых центров финансовых операций резко падает экономическая активность, зато растёт безработица.

Т. Круз, один из инициаторов “Закона о правах человека и демократии в Гонконге” (H.R.3289-Hong Kong Human Rights and Democracy Act of 2019), принятого недавно конгрессом США, выступил здесь с филиппиками в отношении действий (крайне сдержанных) местной полиции, центрального правительства КНР и выразил полную поддержку лидерам гонконгских “протестантов”.

Наконец, отметим, что и Тайвань, и Гонконг — это важные инструменты США на поле современного этапа “Большой игры” с основным геополитическим оппонентом. С учётом оговорки (приобретающей всё большую актуальность) относительности “однородности-однозначности” субъекта международных отношений под названием “США”.

Поскольку в американо-китайских политических отношениях пока не просматриваются сколько-нибудь заметные “просветы”, то почему они должны появиться в отношениях Тайваня с КНР?

Владимир Терехов, эксперт по проблемам Азиатско-Тихоокеанского региона, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×