14.10.2019 Автор: Константин Асмолов

Октябрьский запуск ракеты КНДР – конец диалога или начало нового витка?

2211

2 октября 2019 г. Северная Корея провела очередной, одиннадцатый с начала года, ракетный пуск, вызвавший куда больший ажиотаж, чем запуски ракет малой дальности или крупнокалиберных РСЗО, о которых мы писали летом.

Во-первых (по мнению автора, из-за отсутствия координации после разрыва соглашения с Японией о защите конфиденциальности при обмене военной информацией), далеко не сразу стало понятно, что же именно запустили.

Министр обороны Японии Таро Коно заявил, что ракета достигла максимальной высоты 900 км и разделилась на две части, одна из которых упала в пределах эксклюзивной экономической зоны Японии в 350 км от побережья префектуры Симанэ и не нанесла ущерба рыболовецким судам. В Объединённом комитете начальников штабов вооружённых сил РК сообщили о «ряде неустановленных снарядов в направлении Восточного моря из района города Вонсана провинции Канвондо». Сильно варьировались время запуска и продолжительность полета.

В результате военные РК договорились провести точный анализ характеристик снаряда и намерений Пхеньяна посредством тесной координации между разведывательными органами Южной Кореи и США. Более того, министр обороны РК Чон Ген Ду заявил, что Южная Корея попросила Японию поделиться спецификой испытательного запуска, «поскольку пакт об обмене военной информацией между Сеулом и Токио по-прежнему остается неизменным». Действительно, срок действия GSOMIA истекает 24 ноября, и обмен информацией между двумя странами должен бы продолжаться до его истечения.

Окончательно прояснило ситуацию сообщение ЦТАК: Академия национальной обороны КНДР провела успешный испытательный пуск баллистической ракеты нового типа «Пуккыксон-3» с борта подводной лодки. «В ходе испытаний были подтверждены ключевые тактико-технические показатели вновь разработанной баллистической ракеты», которая была запущена «в вертикальном режиме». Испытания «не оказали негативного влияния на безопасность соседних стран», но «имеют особое значение, поскольку они открыли новый этап в сдерживании угрозы внешних сил для КНДР и дальнейшем укреплении её оборонного могущества».

По имеющимся данным, ракета пролетела 450 км, достигнув максимальной высоты 910 км. Похожим образом северяне запускали и свои МБР, и это значит, что по нормальной траектории такая ракета пролетит 2000-2500 км.

Хотя дискуссии среди экспертов, прошел ли запуск с испытательного морского стенда или настоящей ПЛ, ведутся, вспомним, что еще 20 сентября 2019 г. телеканал NHK, в распоряжении которого оказались спутниковые снимки верфи Синпо на восточном побережье страны, сообщал, что КНДР ведет активную подготовку к спуску на воду новой подводной лодки, которая, предположительно, может нести на борту баллистические ракеты.

В последний раз КНДР испытывала баллистическую ракету подводных лодок в августе 2016 года. Пуккыксон-1 пролетела около 500 км. В феврале 2017 года был осуществлён успешный запуск Пуккыксон-2. По заявлениям КНДР, данный тип ракеты может нести ядерную боеголовку. Максимальная дальность полета ракет предыдущих модификаций предположительно составляет около 1300 километров.

Пуккыксон-3 впервые появилась 23 августа 2017 г. на плакатах с фото с посещения Ким Чен Ыном Института химических материалов при Академии национальной обороны КНДР, и логично представить, что все это время ракетчики занимались ее доводкой.

Во-вторых, пуск случился на фоне целого ряда событий. Начнем с того, что 2 октября США запускали МБР «Минитмен-3″ с испытательной авиабазы Ванденберг в Калифорнии по полигону Кваджалейн в Тихом океане. Правда, они это делали скорее в ответ на российский пуск 30 сентября, когда перед масштабными учениями СЯС РФ «Гром» тестировалась МБР «Тополь-М».

Однако это могло быть и ответом на южнокоерйский военный парад 1 октября, где во время церемонии Дня Вооруженных Сил Южная Корея продемонстрировала истребители F-35A stealth, которых до 2021 года планируется закупить 40 штук. Северная Корея активно критиковала Юг за это, благо данный самолет — отнюдь не оборонительное оружие, и, по мнению Пхеньяна, его закупка является нарушением межкорейского военного соглашения 2018 г., которое призывает к прекращению враждебности друг против друга.

Затем пуск случился в преддверии переговоров рабочих групп КНДР и США, которые прошли 4-5 октября и закончились неидеально. Поэтому большинство южнокорейских экспертов оценили его как попытку поднять ставки перед важной встречей, на которой мог обсуждаться существенный прогресс в диалоге по вопросам денуклеаризации.

Какова была реакция? Дональд Трамп предложил понаблюдать за дальнейшим развитием событий. Госдепартамент США призвал Пхеньян «воздерживаться от провокаций и соблюдать свои обязательства согласно резолюциям Совбеза ООН, продолжать участие в предметных и непрерывных переговорах, чтобы внести свой вклад в обеспечение мира и стабильности на Корейском полуострове и достичь денуклеаризации».

Министры обороны США и Японии Марк Эспер и Таро Коно во время телефонной беседы в четверг согласились с тем, что новое ракетное испытание КНДР является провокационным и не способствует дипломатии.

Официальный представитель генсекретаря ООН Стефан Дюжаррик назвал пуск баллистической ракеты нарушением резолюций Совбеза ООН. В этой связи генсекретарь ООН надеется, что стороны «будут работать над укреплением этих переговоров и над тем, чтобы добиться прогресса в реализации совместной декларации США и КНДР от 12 июня 2018 года».

Япония тоже заявила, что КНДР нарушила резолюцию СБ ООН, а Франция, Германия и Великобритания 3 октября направили в Совет Безопасности ООН запрос о проведении закрытого заседания по поводу запуска, но в формате закрытых консультаций.

Совет национальной безопасности РК выразил «серьёзную  обеспокоенность», — его экстренное заседание состоялось в среду утром в режиме видеоконференции, как только появилось сообщение о запуске. Представитель войск США в РК полковник Ли Питерс кратко отметил: «Мы продолжаем следить за ситуацией и тесно консультируемся с нашими союзниками в регионе».

В СМИ РК заявили, что «Пхеньян в очередной раз совершил провокационные действия, осуществив запуск баллистической ракеты». Дескать, когда Север осуществлял запуски ракет малой дальности, они не являлись нарушением договорённостей в военной сфере от 19 сентября 2018 года. Но запуск БРПЛ переводит диалог в другое русло: испытания баллистических ракет являются нарушением резолюций Совбеза ООН.

«Голос Америки» добавил к этому, что Пхеньян предварительно не уведомил об испытаниях Международную морскую организацию (IMO) о чем та сообщила в электронном письме. КНДР присоединилась к IMO в 1986 году и обязана уведомлять её о ракетных пусках в интересах безопасности гражданских судов.

Подведем итоги.

Наряду с МБР, программа БРПЛ Севера считается одной из самых больших угроз для США и их союзников, поскольку такую ракету труднее обнаружить заранее. Радиус в 2000+/- км позволяет поражать цели на территории РК и Японии, даже если речь идет о ракете сухопутного базирования.

Не будет преувеличением заявить, что оснащение такими ракетами подводных лодок существенно усиливает военные возможности КНДР. Во-первых, их военные смогут простреливать цели практически по всему региону, в том числе по траекториям, усложняющим противоракетную оборону. Во-вторых, подводные лодки КНДР начинают создавать гипотетическую угрозу для американских целей не только на острове Гуам, но и на Гавайских островах. В-третьих, адаптировать ракету к наземному пуску гораздо проще, чем сделать морской вариант сухопутного изделия.

Что же до причин пуска, то он был или обусловлен техническими причинами, или делался в ответ на мероприятия 1 октября или в преддверии переговоров с США. Важно иное – он отражает определенный пессимизм относительно будущего этих переговоров и демонстрацию того, что в случае разрыва диалога КНДР может быть неприятным противником.

Однако ракета средней дальности и при этом БРПЛ – не то, что ракета малой дальности. Если в Пхеньяне так поднимали ставки, есть опасность, что они перегнули палку. При желании эти действия можно интерпретировать как нарушение моратория и вообще свернуть диалог почти с такими же формулировками, которыми пользуется Пхеньян – на словах власти КНДР говорят о мире и требуют смены подхода, а сами что творят? И хотя пока США заняли выжидательную позицию, после данного действия напряженность на полуострове поднялась на несколько градусов.

Константин Асмолов, кандидат исторических наук, ведущий научный сотрудник Центра корейских исследований Института Дальнего Востока РАН, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×