10.10.2019 Автор: Дмитрий Бокарев

Экономическое сотрудничество Южной Кореи с Россией

8866

Россия давно поддерживает идею евразийской интеграции и создания на территории Евразии единого экономического пространства. С этой целью РФ ведет сотрудничество с государствами континента, как в двустороннем формате, так и в рамках различных организаций, например Евразийского экономического союза (ЕАЭС), в котором Россия является ключевым участником. При этом РФ поддерживает подобные инициативы других стран: так, она с энтузиазмом восприняла китайский транспортно-экономический проект «Один пояс – один путь» (ОПОП). Так же хорошо РФ отнеслась к «Евразийской инициативе» Республики Корея (РК) и ее «Новой Северной политике».

Как известно, во второй половине ХХ в. мир раскололся на два основных лагеря: коммунистический во главе с Советским Союзом и Китаем и капиталистический во главе с США, причем линия раскола прошла не только по государственным границам, но и через территории прежде единых государств. Например, так возникли Северная (КНДР) и Южная Корея (она же РК). Вторая прочно обосновалась в лагере США. В годы холодной войны отношения с коммунистическими странами, расположенными в основном к северу от РК, у нее практически не развивались, а с КНДР в 1950-1953 гг. случилась война.

Однако в конце 1980-х гг. холодная война стала заканчиваться, и отношения Южной Кореи с северными соседями начали налаживаться. При президенте РК Ро Дэ У, занимавшем пост в 1988-1993 гг., стартовала «Северная политика», в рамках которой страна стала сотрудничать с СССР и КНР.

Одна из причин, побудивших РК на это, стал географический фактор: Южная Корея занимает южную часть Корейского полуострова Евразии. От остального материка она отделена как раз упомянутыми северными государствами: КНДР, Китаем и СССР (с 1991 г. – Россией). Из-за этого сообщение с другими странами РК приходится поддерживать по морю и по воздуху: плохие отношения с Севером осложняли регулярные пассажирские и грузовые перевозки, что невыгодно для южнокорейской экономики, т.к. перевозить большие объемы грузов морским и воздушным путями сложнее и дороже, чем по суше.

Поначалу СССР отнесся к сотрудничеству с РК с большим интересом, чем КНР. После распада СССР его правопреемница Россия также продолжила строить с Южной Кореей доброжелательные отношения. С Китаем у РК также получилось наладить сотрудничество и торговлю.

Однако отношения с Северной Кореей так и остались сложными, а в последние годы произошло новое обострение. Это повлияло и на российско-южнокорейское сотрудничество: например, до сих пор не удалось осуществить проекты прокладки газопровода из РФ в РК и соединения железных дорог двух стран, а также их электросетей, поскольку и то, и другое, и третье можно сделать лишь через территорию КНДР, которая отделяет РК от остального материка. Желание РК облегчить себе доступ на рынки стран Евразии, наладив с ними сухопутное сообщение, также не осуществить без нормализации отношений с КНДР.

Тем не менее Южная Корея продолжила свой путь на Север. В октябре 2013 г. президент РК Пак Кын Хе выдвинула «Евразийскую инициативу». Среди главных задач было укрепление и расширение взаимодействия с Россией. Это принесло свои плоды: в 2014 г. между странами был введен безвизовый режим, были заложены основы для инвестиционного сотрудничества.

Однако в полной мере «Евразийская инициатива» реализована не была. Имелись недостатки организации, кроме того, свою роль сыграло обострение отношений РФ с Западом: РК по-прежнему вынуждена была вести политику с оглядкой на своего основного партнера – США. В конце 2016 – начале 2017 гг. в стране произошла смена власти: президент Пак Кын Хе была лишена полномочий и получила тюремный срок по обвинению в коррупции, и в мае 2017 г. президентом РК был избран Мун Чжэ Ин. Все эти события также затормозили развитие российско-южнокорейского сотрудничества.

Тем не менее оно не прекратилось: новый лидер РК также оказался активным сторонником сближения с РФ. Уже в первой половине 2017 г. произошел стремительный рост российско-южнокорейского товарооборота, который в 2018 г. превысил $24 млрд.

Также в 2017 г., в первый год президентства Мун Чжэ Ина, была провозглашена «Новая Северная политика» (НСП). Цель НСП – интеграция РК, КНДР, России и стран Восточной Азии в единое экономическое пространство. Южная Корея намерена вести со своими северными соседями взаимодействие в таких ключевых сферах экономики, как транспорт и энергетика, а также в сфере безопасности. Это похоже на задачи, которые ставят перед собой Россия и ЕАЭС, и совпадает с их интересами. Причем в основу проекта должно лечь именно сотрудничество РК с Россией, а не с Китаем. Это не удивительно: КНР в настоящее время является первой экономикой и самой влиятельной силой в Восточной Азии, претендующей на доминирование в Азиатско-Тихоокеанском регионе. Но именно это, возможно, отпугивает РК, которая хотела бы сохранить политическую независимость и оставаться в числе региональных лидеров, а не попасть в тень Поднебесной. Кроме того, как упоминалось выше, важным партнером Южной Кореи являются США, у которых с Китаем сейчас идет небывалое обострение отношений и «торговая война», в которой РК было бы одинаково невыгодно принимать ту или иную сторону. Поэтому лучшим выбором является РФ – также мощная держава, но не претендующая на доминирование в этом регионе и не принимающая активного участия в текущем американо-китайском конфликте.

Для реализации НСП в РК был создан Президентский Комитет по северному экономическому сотрудничеству. В декабре 2017 г. он обнародовал свой план по развитию взаимодействия с РФ, который был поэтично сформулирован как «девять мостов», которые предстоит «перекинуть» между двумя странами: железнодорожное сообщение, электроэнергия, морские порты, рыболовство, арктическое судоходство, судостроение, сельское хозяйство, труд и сжиженный природный газ (СПГ).

Тема СПГ заслуживает отдельного освещения, поскольку РК с ее мощной и продолжающей развиваться промышленностью является вторым в мире потребителем этого энергоносителя, а РФ – одним из его крупнейших производителей. При этом СПГ можно перевозить по морю в отсутствие наземных средств доставки. Это еще одна сфера, в которой сотрудничество РФ и РК имеет огромный потенциал.

Железнодорожный «мост» подразумевает давний проект соединения южнокорейских железных дорог через КНДР с российской Транссибирской магистралью, а электроэнергетический «мост» – создание единой энергосистемы для обеих Корей, РФ, КНР и Японии. Разумеется, эти два «моста» не построить без участия КНДР, отношения с которой по-прежнему переживают сложные времена, поэтому их решено оставить на потом и сосредоточиться на других «мостах».

В этих условиях первым шагом на пути российско-южнокорейского экономического сотрудничества должно стать создание зоны свободной торговли (ЗСТ) между двумя странами. Совместное заявление РФ и РК о создании ЗСТ было подписано в июне 2018 г., когда президент РК Мун Чжэ Ин посетил Москву.

В июне 2019 г. в Москву прибыла министр иностранных дел РК Кан Ген Хва. Она провела переговоры с главой МИД РФ Сергеем Лавровым. Стороны обсудили основные вопросы развития российско-южнокорейских отношений, в том числе экономическое сотрудничество, а также ряд глобальных и региональных политических вопросов, в том числе связанных с ситуацией на Корейском полуострове. Обе стороны заявили о необходимости международного политического и дипломатического сотрудничества ради мирного решения существующих там проблем. Снова были подняты вопросы трехстороннего взаимодействия РФ, РК и КНДР в сфере железнодорожного транспорта и энергетики. Тогда же С. Лавров заявил о начале официальных российско-южнокорейских переговоров о соглашении по ЗСТ.

В сентябре 2019 г. во Владивостоке состоялся Восточный экономический форум-2019. Южнокорейскую делегацию на мероприятии возглавлял вице-премьер РК Хон Намги. Он сообщил прессе, что его страна рассчитывает завершить переговоры о ЗСТ с Россией в первой половине 2020 г., и что этот договор поможет росту экономики и занятости обеих стран. Также Хон Намги сообщил, что южнокорейский бизнес заинтересован в сотрудничестве с РФ в сфере логистики, туризма, медицины и др. Кроме того, корейский политик напомнил о плане «Девять мостов», осуществление которого, по его мнению, должно сыграть основную роль в развитии российско-южнокорейских отношений.

После создания ЗСТ между РФ и РК следующим шагом может стать соглашение о ЗСТ между РК и ЕАЭС. Эта возможность уже рассматривается, и ее реализация еще больше углубит и расширит российско-южнокорейские экономические отношения.

Что касается проекта «Девять мостов», то его можно назвать крайне амбициозным и трудновыполнимым, в первую очередь из-за ситуации с Северной Кореей. Однако может быть, что именно совместные усилия РФ и РК, а также Китая и Японии, которые также заинтересованы в экономической интеграции с Кореей, сдвинут эту ситуацию с мертвой точки и помогут урегулировать обстановку на Корейском полуострове. В таком случае проект «Девять мостов» по российско-южнокорейскому сотрудничеству может ждать большой успех. Россия и РК входят в число наиболее экономически и технологически развитых стран Евразии. Их взаимодействие может принести огромную выгоду обеим сторонам, а объединение их общего потенциала с ЕАЭС и ОПОП может вывести на новый уровень экономического развития весь Евразийский континент.

Дмитрий Бокарев, политический обозреватель, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×