12.09.2019 Автор: Константин Асмолов

Обострение в корейско-японских отношениях: проблема GSOMIA – не поссорится ли Мун еще и с США?

740 о

22 августа 2019 г. Совет национальной безопасности Республики Корея принял решение не продлевать действие соглашения с Японией о защите конфиденциальности при обмене военной информацией (General Security of Military Information Agreement или сокращенно GSOMIA). Как сообщили в администрации президента, соглашение «не соответствует национальным интересам» страны, так как в условиях сотрудничества в области безопасности РК и Японии произошли «серьёзные изменения», связанные с торговой войной.

Данное соглашение было подписано в 2016 году для обмена информацией о военных и социальных изменениях, ядерных и ракетных проектах Севера. GSOMIA является своего рода символом сотрудничества стран в области безопасности против ядерных и ракетных угроз Северной Кореи, и Соединенные Штаты стремятся использовать его в качестве основы для укрепления дальнейшего оборонного сотрудничества между Сеулом и Токио.

Считается, что у каждой из сторон есть определённые преимущества в сборе данных, и подобное взаимодействие теоретически позволяет добиться синергетического эффекта. Япония располагает обширными средствами технической разведки, включающими разведывательные спутники, системы радаров, патрульные самолёты дальнего обнаружения. Полученные по этим каналам данные о северокорейских базах подводных лодок, ракетных базах и баллистических ракетах подводных лодок представляют особую важность для Сеула. С другой стороны, южнокорейская сторона, по ее мнению, имеет огромный опыт в агентурной разведке, информации, добываемой через северокорейских перебежчиков, агентов в приграничных регионах между КНР и КНДР, при помощи прослушивания и перехвата в районе военной демаркационной линии.

Ещё с момента заключения соглашение вызывало волну разногласий и критику со стороны оппозиции, однако при правительстве Мун Чжэ Ина документ продлевался дважды.

Разговоры о расторжении соглашения вспыхнули с новой силой в связи с экономическим конфликтом между Сеулом и Токио. Особенно после исключения РК из японского списка приоритетных торговых партнёров, что в Сеуле восприняли как продолжение неправомерного экономического давления.

Представители Токио отмечали, что правительство хочет сохранить соглашение с точки зрения укрепления двустороннего сотрудничества в области безопасности и содействия региональному миру и стабильности.

20 августа  начальник управления политики администрации президента Ким Сан Чжо сообщил журналистам, что на данный момент никаких конкретных решений не принято.  С другой стороны, автору попадалась и непроверенная информация о том, что решение выйти из GSOMIA было принято лично Мун Чжэ Ином, а министр иностранных дел Кан Гён Хва до последнего момента не была в курсе.

Политические круги отреагировали на решение правительства по-разному. Представитель правящей Демократической партии Тобуро Ли Хэ Сик заявил, что «это необходимый ответ высокомерным действиям Японии, которая стремится нанести сильный удар по южнокорейской экономике, нарушая международный порядок свободной торговли». Поддержку выразили также левые партии Справедливости и Демократии и мира. Лидер фракции оппозиционной партии Свободная Корея На Гён Вон выразила опасения в связи с тем, что экономический конфликт, начавшийся из-за исторических споров, распространился на сферу безопасности, и даже сказала, что нынешнее правительство продемонстрировало движение от традиционного союза РК, США и Японии к формату КНДР, Китая и России. Представитель партии Справедливого будущего Чхве До Чжа заявила, что не может скрыть разочарования легкомысленными и эмоциональными действиями правительства Мун Чжэ Ина и выразила опасения, что даже США могут отвернуться от РК.

Синдзо Абэ, комментируя отказ Сеула продлевать GSOMIA, 23 августа заявил, что РК продолжает принимать ответные меры, наносящие вред взаимным доверительным отношениям и нарушающие Базовый договор об отношениях между двумя странами от 1965 года. Однако Токио примет ответные меры ради сохранения сотрудничества РК, США и Японии, несмотря на неконструктивные действия Сеула. «Мы продолжим тесную координацию с США для обеспечения регионального мира и процветания, а также безопасности Японии», — сказал он накануне своего отъезда на саммит G7.

Министр обороны Японии Такэси Ивая тоже выразил разочарование действиями Сеула, заявив, что вопросы экономики и безопасности не должны пересекаться.

Консервативная англоязычная газета Korea Herald, отмечая «недостаточные и неубедительные» объяснения Голубого дома и зримый ущерб сотрудничеству США в области безопасности с Южной Кореей и Японией, открыто спрашивает: «Нельзя не спросить, намерена ли администрация Мун Чжэ Ина вечно относиться к Японии как к врагу. Правящий лагерь, похоже, считает, что это поможет сплотить страну и поднять рейтинг президента, но в итоге мы получим охлаждение отношений с США».

Некоторые консервативные авторы даже назвали этот шаг «восстанием против США» и попыткой выйти из роли младшего партнера Америки. Иные авторы из того же лагеря даже заявляют о том, что полемика вокруг соглашения призвана отвлечь внимание от куда более важных для Муна скандалов.

Отдельно надо сказать о позиции США, для которых GSOMIA – важный элемент в создании регионального взаимодействия по вопросам безопасности. В Вашингтоне прямо и косвенно выражали надежду на то, что южнокорейская сторона продлит действие соглашения. Так, во время встречи с министром обороны РК Чон Гён Ду, министр обороны США Марк Эспер попросил его продлить соглашение. Эспер отметил, что его разрыв «отбросит согласованные усилия Вашингтона по объединению двух основных региональных альянсов на десятилетие, сократив его способность справляться с растущим региональным влиянием Северной Кореи и Китая»

22 августа в ходе телефонного разговора с главой МИД РК Кан Гён Хва госсекретарь США Майкл Помпео призвал Сеул и Токио вернуться к диалогу и нормализовать отношения. Майкл Помпео открыто заявил, что он разочарован решением Сеула, назвав его серьёзным недопониманием ситуации правительством Мун Чжэ Ина.

26 августа представитель госдепартамента Морган Ортагус написала в Twitter, что американская сторона разочарована и обеспокоена решением Сеула, которое может осложнить ситуацию с обеспечением безопасности РК, а также повысить уровень угрозы для американских войск.  Как отметила консервативная пресса РК, слово «разочарование» редко используется в дипломатических кругах.

Американские эксперты тоже были довольно жесткими. Как сказал бывший исполняющий обязанности помощника госсекретаря США по делам Восточной Азии и Тихого океана Эванс Ревере, «через несколько лет, когда историки оглянутся на этот день, они придут к выводу, что распад ориентированной на США архитектуры обороны и безопасности в Северо-Восточной Азии начался с этого корейского решения». По мнению Ревере, выгоду от такого шага получат Северная Корея и Китай, которые в течение многих лет решительно выступали против трехстороннего сотрудничества в области безопасности. Досталось от него и Трампу, который «похоже, не видит необходимости в том, чтобы Соединенные Штаты осуществляли руководство в манере своих предшественников».

Что касается разрешения нынешней ситуации, то для урегулирования нынешней ситуации между двумя странами и восстановления традиционной руководящей роли Соединенных Штатов в Восточной Азии потребуется новое руководство в Сеуле и Токио, а возможно, и в Вашингтоне.

Син Ги Ук, эксперт по изучению Кореи в Стэнфордском университете, отметил, что «отношения между Японией и Южной Кореей, возможно, не достигли дна, но в ближайшие месяцы они могут еще больше ухудшиться», а профессор Уильям Дж. Перри, — что с самого начала правления Муна в Вашингтоне были опасения, что ценность военного союза между Вашингтоном и Сеулом может быть подорвана и Мун обратиться к Китаю. Впрочем, ультраправые США и РК, наподобие Тары О, вообще утверждали, что Мун – криптосоциалист и хочет поглощения Юга Севером или создания нового военного союза из КНР и двух Корей.

Сеул поначалу ответил на это заявлениями о том, что вопрос о выходе из соглашения принимался в тесном сотрудничестве с американской стороной, которая выразила понимание позиции Сеула. Как неоднократно заявлял заместитель Чон Ый Ёна — Ким Хён Чжон, правительство заранее уведомило высших должностных лиц США о своем решении, которое «было результатом тщательных консультаций с Соединенными Штатами. Говорил Ким довольно эмоционально, назвал союз США и РК огромным деревом с глубокими корнями и тянущимся на 66 лет назад на основе общих ценностей, и сказал, что «неверно предполагать, что прекращение GSOMIA снизит способность Юга реагировать на угрозы безопасности. Мы должны взять на себя инициативу по укреплению нашего оборонного потенциала, и нам нужно создать ключевые возможности безопасности, такие как военные разведывательные спутники, легкие авианосцы и подводные лодки следующего поколения. В ходе этого нам необходимо еще больше укрепить наш союз с Соединенными Штатами, с которыми мы разделяем общие ценности демократии и рыночной экономики».

В США данные высказывания опровергли. В интервью японским СМИ замгоссекретаря США прямо опроверг утверждения южнокорейцев. Наоборот, прозвучали слова о том, что южнокорейские партнёры даже не пытались найти понимания Вашингтона.

Кстати, когда 26 августа посольство США в Сеуле ретвитнуло комментарии Морган Ортагус «глубоко разочарованы и обеспокоены», в комментариях случилась атака троллей (простите, возмущенных патриотов), где припомнили даже вопрос о японском происхождении посла. Издание The Korea Times также рекомендовало американским дипломатам «учитывать местные реалии и ситуацию» при публикации разного рода неоднозначных заявлений.

Каковы могут быть последствия решения? Уже появились данные о том, что оно увеличит волатильность на фондовых и валютных рынках страны.

Осведомленность Юга в вопросах безопасности скорее всего снизится. Вспомним, что во время последних ракетных пусков КНДР японское правительство обнародовало данные ранее, чем об этом сообщили военные РК, после чего среди консервативных авторов зазвучали опасения, что на самом деле большая часть реальной информации идет из Токио, а хваленые рассуждения разведки РК о сети информаторов – ложь.

Ухудшение отношений США и РК тоже имеет место. В рамках такового Мун попытался ускорить сроки перевода из Сеула командных структур войск США, но у Трампа много вариантов ответа. Как минимум, могут усилиться и меры по противодействию проникновения в Америку дешевых корейских товаров, и требования увеличить долю на содержание американских войск в РК. Как максимум, могут найтись основания для санкций или иного экономического воздействия.

В общем, Мун завязал еще один «гордиев узел», однако назвать решение окончательным рано. Срок действия GSOMIA истекает 23 ноября. Если до этого момента стороны сумеют договориться, РК может пересмотреть ранее принятое решение. Об этом сообщил премьер-министр РК Ли Нак Ён, выступая 27 августа на совещании представителей правительства, правящих сил и администрации президента.

Правда, по его словам, это требует отказа Японии от экономического давления; в нынешних условиях РК считает, что обмен военной информацией с Японией является неприемлемым и не отвечающим государственным интересам. В ходе встречи, состоявшейся 1 сентября перед началом церемонии открытия 15-го южнокорейско-японского культурного фестиваля в Сеуле, замминистра иностранных дел РК Ли Тхэ Хо сообщил своему японскому коллеге Норикадзу Судзуки, что продление GSOMIA не соответствует государственным интересам Юга.

Так что продолжаем следить за событиями и, как говорит молодежь, «запасаемся попкорном».

Константин Асмолов, кандидат исторических наук, ведущий научный сотрудник Центра корейских исследований Института Дальнего Востока РАН, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×