23.08.2019 Автор: Владимир Терехов

К событиям в Гонконге: “представление продолжается”?

7408

В последнее время НВО постоянно и с разных сторон рассматривает ситуацию, складывающуюся внутри и вокруг Гонконга. Трудно не согласиться с мнением, что за внешним хаосом последних месяцев на улицах Гонконга (являющегося, среди прочего, одним из мировых центров финансовых операций) всё более очевидным образом проявляются признаки “гибридной войны”, которая ведётся против второй мировой державы.

Впрочем, нельзя исключать “многослойности” мотивации инициирования указанных событий. В частности, один из таких мотивов может быть обусловлен борьбой между некоторыми из основных финансовых группировок. В этом плане обратило на себя внимание сообщение о неких проблемах, вдруг возникших в гонконгском отделении финансового конгломерата HSBC Holdinngs.

Однако автор ни в коей мере не относит себя к специалистам по устройству мировой финансовой системы, а также её (“закулисному”) управлению и поэтому воздержится от какого-либо комментирования данного сообщения. В качестве основополагающего постулата позволим себе лишь предположить, что пресловутая “мировая финансовая закулиса” не только не управляет историческим процессом, но вообще не в состоянии оказать на него сколько-нибудь существенного влияния. Скорее, наоборот.

Что не вызывает ни малейшего сомнения, так это встроенность очередного обострения ситуации в Гонконге в общую картину возрастания глобальной конкуренции между двумя ведущими мировыми державами. Указанная конкуренция, в свою очередь, находится в центре нынешнего этапа “Большой мировой политики (игры)”.

Последний раз автор затрагивал гонконгскую проблематику месяц назад. Тогда некоторые ожидавшиеся события той самой “игры” позволяли надеяться на постепенное затухание интенсивности “протестных выступлений” в Гонконге.

Напомним, что в фокусе проблематики нынешнего этапа американо-китайских отношений находятся претензии США к Китаю в торгово-экономической сфере. Не принесли успеха попытки найти некий компромисс на переговорах, которые превратились в полноценный, изнурительный, растянувшийся на год, 12-раундовый боксёрский поединок.

Не оправдались надежды на встречу лидеров обеих стран, которая состоялась в конце июня на полях очередного саммита “Большой двадцатки” в Осаке. После некоторой паузы, во время которой проходили некие непубличные контакты, американский президент заявил 1 августа о намерении ввести с 1 сентября тарифы на всю вторую половину китайского импорта в США. Эта его часть оставалась вне подобного рода мер, принятых в период с апреля 2018 по май 2019 гг.

В ответ уже на следующий день редакцией китайского официоза Global Times была опубликована статья, основной смысл которой сводился к утверждению о том, что новые тарифы ни на один килограмм не увеличат продажу американской сои в Китай. Ответный информационный удар имел прицельный, болезненный для Д. Трампа характер, принимая во внимание фактически начавшуюся в США предвыборную кампанию.

То есть оба главных мировых “боксёра” вновь встали в боевую стойку. И сразу вслед за этим резко активизировались “протестанты” Гонконга, выступления которых приобретают всё более дерзкий (если не наглый) характер. То закрывается, то вновь открывается городской аэропорт (имеющий статус “хаба”, то есть узлового), в полицейский участок брошена первая бутылка с “коктейлем Молотова” (один из полицейских с ожогами оказался в больнице), корреспондент той же Global Times подвергся издевательствам. Появляются признаки серьёзных экономических издержек для города, в основу “бизнеса” которого заложена как раз общественно-политическая “тишина” на улицах.

Как и положено в любой “цветной революции”, постепенно возрастает уровень, а также принимают новое качество требования “протестантов”. Похоже, забыты исходные требования, то есть из-за чего (на первый взгляд) и возник весь нынешний гонконгский “сыр-бор”. А их полезно напомнить.

Итак, всё началось с предложения о внесении в местное законодательство положения, позволяющего выдавать в распоряжение судов “континентального Китая” лиц, укрывшихся в Гонконге, которые подозреваются в совершении преступлений (подчеркнём это) на территории “континента”.

Автор не видит в проекте данного закона смыслового противоречия даже с китайско-британской “Декларацией 1985 г.”, где говорится о действии на территории Гонконга (в течение 50-и лет после присоединения к КНР) судебно-законодательной системы британского периода истории города. При включении соответствующего раздела в этот документ, стороны, видимо (и “по умолчанию”), имели в виду жителей Гонконга, но никак не беглецов с “континента”.

Едва ли в то время кто-то мог предугадать (а следовательно, и неким образом оговорить в “Декларации”) возможность возникновения нынешней абсурдной ситуации, когда государственные органы не смогут провести необходимые действия в отношении лиц, подозреваемых в совершении преступлений, совершённых на одной части территории страны и скрывшихся на другой.

Но, повторим, сегодня вся эта “история” уже не интересует тех, кто скрывается за спинами гонконгских “протестантов”. После снятия с повестки дня упомянутого законодательного проекта сначала были выдвинуты требования безусловного освобождения всех задержанных в ходе уличных беспорядков, далее – ухода в отставку Главного министра Гонконга госпожи Керри Лам, затем – досрочного роспуска местного парламента и проведения внеочередных выборов.

Высказывается также экспертное мнение о том, что конечной целью очередного всплеска неурядиц в Гонконге является пересмотр “Основного закона”, принятого в КНР в 1997 г., то есть сразу после присоединения бывшей британской колонии. Указанный документ регламентирует процесс постепенного встраивания в единую страну Гонконга, получившего статус Специального административного района (наряду с Тибетским, Синьцзян-Уйгурским и Внутренней Монголией). Приведенное мнение заслуживает внимания с учётом популярности у “протестантов” лозунга “Гонконг — это не Китай”.

Складывается впечатление, что сторонники указанного лозунга имеют надёжные гарантии своей безнаказанности, в то время как у Пекина (пока) нет стратегии оптимального реагирования на происходящие в городе события. Главным образом, по причине отсутствия необходимой ясности в вопросе “расклада сил” внутри самого Гонконга, а также состояния и перспектив развития отношений с основным геополитическим оппонентом.

Между тем последний генерирует сигналы противоречивого характера. С одной стороны, некоторые конгрессмены заявляют о “недопустимости насилия” в отношении “протестантов”, другие намекают на возможность лишения Гонконга особого статуса при проведении на территории США торгово-финансовых операций.

Подобного рода угрозы вписываются в сценарий “торговой войны”, которую Вашингтон ведёт против КНР. Поэтому позиция США в целом по отношению к гонконгским событиям обозначается Пекином термином “бандитская дипломатия”. Использование которой Вашингтоном в связи с событиями, протекающими в различных странах по аналогичным сценариям, нивелирует официально декларируемые цели “поддержки демократических процессов”.

Но 13 августа появилась информация о том, что Д. Трамп решил перенести сроки введения импортных тарифов на “ряд китайских товаров” с 1 сентября на 15 декабря. Сообщается также о возобновлении переговорного процесса на министерском уровне. Как утверждается, по причине растущего недовольства в самих США (главным образом среди фермеров) перспективой появления проблем в отношениях с КНР.

То есть Пекину сохраняют повод для “проявления нерешительности» в вопросе реагирования на гонконгские события. Видимо, поэтому танки и бронетранспортёры, вроде бы обнаруженные (“со спутников”) на подходе к Гонконгу, не вводятся пока на улицы города.

В заключение представляется уместным сделать два замечания общего плана. Первое касается “хвороста” всех “цветных революций” последних лет, то есть совсем неопытных молодых людей (включая подростков), которые становятся главными жертвами активности политических проходимцев, инициирующих “борьбу добра со злом”.

Вряд ли большая часть гонконгских “протестантов”, среди которых столь популярен британский флаг, осведомлена о недавней трагической истории своей страны. В частности, того факта, что Гонконг оказался “под сенью” упомянутого флага в результате одного из крупнейших в истории преступлений против человечности, каковое составили так называемые “Опиумные войны”.

Возвращение в 1997 г. Гонконга в состав КНР представлял собой акт восстановления исторической справедливости, который должен приветствоваться всеми китайцами, независимо от мест проживания каждого из них. А также от того, что в относительных измерениях нынешний Китай отстаёт от Великобритании по уровню благосостояния населения.

Все китайцы вполне могут гордиться тем, что они живут во второй по значимости мировой державе, продемонстрировавшей гигантские успехи в госстроительстве.

Второе замечание обусловлено тем фактом, что однозначную поддержку КНР в связи с событиями в Гонконге публично выразили пока лишь КНДР и Пакистан.

Больше нет желающих сделать то же самое в отношении стратегического партнёра в трудную для него минуту?

Владимир Терехов, эксперт по проблемам Азиатско-Тихоокеанского региона, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×