17.08.2019 Автор: Константин Асмолов

Cерия запусков ракет малой дальности КНДР: четвертый залп и международная реакция

DPRK

Рано утром 6 августа КНДР провела четвёртые за последние две недели ракетные пуски. Ракеты малой дальности (предположительно того же типа, что запускались 25 июля) пересекли Корейский полуостров с запада на восток и, пролетев около 450 км, упали в Японское море.

По мнению военных РК и американского эксперта В.ван Дипена, стреляли баллистическими ракетами малой дальности, хотя непосредственно этот термин в сообщении ЦТАК не фигурировал. Зато, по его мнению, новые РСЗО имеют дальность на 60 км больше. Все это может дать КНДР «больше гибкости в выборе между реактивными системами залпового огня и баллистическими ракетами малой дальности, а также еще больше усложнить задачу противоракетной обороны США и Южной Кореи».

Теперь ракеты сами будут выполнять траекторные маневры для того чтобы под разными азимутами выходить к цели, прикрытой ПРО. Проекция траектории на поверхность Земли тоже дает не прямую линию, а извивающуюся, что означает — высокоточная ракета маневрирует и в горизонтальной, и в вертикальной плоскости.

Теперь поговорим о реакции на пуски официальных лиц США и РК.

После первых стрельб Вашингтон призвал Северную Корею отказаться от дальнейших ракетных испытаний: представитель Госдепартамента США Морган Ортагус сказал, что Вашингтон хочет, чтобы переговоры по ядерной и ракетной программам КНДР вернулись в нужное русло.

Администрация президента Республики Корея сразу осудила запуск, дав понять, что за такими действиями могут последовать ответные меры. Представитель южнокорейского минобороны Чхве Хен Су также призвал Северную Корею «прекратить действия, которые не способствуют усилиям по ослаблению военной напряженности на Корейском полуострове». Министерство по делам воссоединения отметилось заявлением о том, что провокационные действия Пхеньяна не способствуют смягчению военной напряжённости в регионе, которое практически повторила и министр иностранных дел РК Кан Гён Хва.

Оппозиция жестко раскритиковала курс нынешнего правительства Юга на примирение с Севером. «После заключения межкорейского военного соглашения 19 сентября 2018 г. о прекращении угроз друг против друга КНДР уже три раза провела ракетные запуски. С учётом этого нам надо отказаться от того соглашения из-за подобного поведения КНДР и принять все меры по наращиванию сил реагирования на ракетную угрозу Севера», — заявила лидер парламентской фракции Партии свободной Кореи На Ген Вон.

Разумеется, всем была интересна реакция Дональда Трампа, благо эксперты помнили, как после майских пусков он занял позицию более благодушную, чем его подчиненные: «Мои люди (включая и.о. министра обороны Шанахана) думают, что это могло быть нарушением … я вижу это по-другому».

В этот раз президент США проявил, по выражению газеты «Чунъан Ильбо», аналогичную беззаботность, заявив, что «ракеты малой дальности и очень стандартные ракеты». Госсекретарь Майк Помпео также воспринял их как дежурный элемент торга.

Генеральный секретарь ООН Антониу Гутерриш выразил озабоченность по поводу запусков и призвал к скорейшему возобновлению переговоров между Соединенными Штатами и Северной Кореей.

Германия, которая председательствует в Комитете по санкциям СБ ООН по Северной Корее, осудила ракетные испытания Пхеньяна как нарушение резолюций ООН. Как сообщает Radio Free Asia, представитель немецкой миссии при ООН Кэтрин Дешауэр заявила в заявлении, что запуски усилили сомнения в готовности Северной Кореи осуществить демонтаж своей ядерной программы и запасов оружия.

Однако, по словам одного из помощников Мун Чжэ Ина, Южная Корея и Соединенные Штаты не будут добиваться в отношении Северной Кореи дополнительных санкций, так как они не нарушали обещание Северной Кореи прекратить испытания ядерного оружия или баллистических ракет дальнего радиуса действия.

Большинство публикаций в СМИ РК, как и эксперты, назвали пуски ответом на размещение в РК новейшего вооружения и проведение военных учений «Тонмэн 19-2» , а также обратили внимание на использование северокорейской стороной выражения «демонстрация силы», считая, что таким образом диалог уходит на второй план, уступая место новой конфронтации.

Часто встречалась мысль о том, что Север пытается вбить клин между США и Югом, критикуя только Сеул, а не Вашингтон, и что, как указал профессор Ким Дон Ёп из Института дальневосточных исследований Университета Кеннам, «вместо того, чтобы использовать термин ракеты, Север сказал «тактическое управляемое оружие».

Некоторые аналитики, такие как бывший помощник госсекретаря США по делам Восточной Азии и Тихого океана Дэниел Рассел, рассматривали реакцию Трампа на провокации Севера как риск для связей Вашингтона с его союзниками в Азии.

После второго раунда стрельб члены Совета национальной безопасности РК выразили серьёзную обеспокоенность тем, что запуск может оказать негативное влияние на усилия по установлению мира на Корейском полуострове. Участники заседания подчеркнули необходимость продолжения дипломатических усилий для вывода из тупика переговоров о денуклеаризации Северной Кореи.

Одновременно министр обороны Чон Гён Ду, выступая на форуме, организованном Государственным Корейским институтом оборонных исследований, сказал, что военные сохраняют свою готовность противостоять возможным угрозам с севера. Чон подтвердил сильный альянс между Южной Кореей и США, отметив, что совместные учения между двумя странами будут проходить в обычном режиме, несмотря на сокращение масштаба. Более того, если КНДР снова пойдет на серьезные провокации, ее снова будут рассматривать как врага. Он добавил, что военные Юга «имеют все средства для реагирования на эту угрозу.

1 августа оппозиционная партия Свободная Корея представила в Национальное собрание проект резолюции с осуждением проведённых Пхеньяном испытаний реактивных снарядов и пусковой установки. Под документом подписались 16 человек, в том числе, лидер парламентской фракции На Гён Вон, член парламентского комитета по вопросам обороны Пэк Сын Чжу и другие. В проекте подчёркивается, что КНДР нарушила резолюции СБ ООН. Кроме того, проводя испытания ракетной техники, Пхеньян стремится повысить потенциал своих баллистических ракет, что обостряет ситуацию в регионе.

1 августа СБ ООН по наущению Великобритании, Франции и Германии провел закрытое собрание, раскритикованное КНДР даже несмотря на отсутствие итоговых обвинительных заявлений. «Совет Безопасности пытается поставить под вопрос сам пуск с использованием баллистической техники, а не вопрос дальности запущенного объекта, это равно тому, что нам следует полностью отказаться от права на самозащиту. Легкомысленные слова и поведения Великобритании, Франции и Германии не сдержат напряженность ситуации на Корейском полуострове, а, наоборот, ухудшат как катализатор», — отмечается в КИДР.

Однако советник президента США по национальной безопасности Джон Болтон в интервью Fox Business заявил, что ракетный запуск Севера не является нарушением обещаний соблюдать мораторий на запуски МБР. Такая позиция отличается от реакции Болтона на запуски, произошедшие в мае, когда он заявлял, что Север нарушил резолюции СБ ООН.

Дональд Трамп также пояснил, что Северная Корея запускала ракеты малой дальности — это стандартное вооружение, которое есть в арсенале многих стран. «Я думаю, что эта ситуация целиком под контролем», — добавил президент и уточнил, что запуски не нарушают его договоренностей с Ким Чен Ыном.

Утром 2 августа в администрации президента РК состоялось экстренное совещание министров силового блока под председательством Чон Ый Ёна, однако совет национальной безопасности на этот раз не собирался.

К третьему пуску позиция президента США начала меняться. Дональд Трамп признал, что испытания могут быть нарушением резолюций ООН. «Может быть нарушение Организации Объединенных Наций, но председатель Ким не хочет разочаровывать меня». С другой стороны, Трамп еще раз подчеркнул, что «не было обсуждения ракет малой дальности, когда мы пожимали друг другу руки».

Эксперт Стефан Хаггард сказал по этому поводу NK News, что явно по указанию президента вся его команда демонстрирует сдержанное отношение к недавним испытаниям. Кроме того, он отметил, что запуски имеют и чисто технологическое измерение. «Ракета типа «Искандер» — это сложное вооружение, и, как всякая новая система, она должна быть испытана».

Что же до развития ситуации, то бросается в глаза, что Пхеньян не собирается оставаться незаметным и тихим во время проведения совместных учений. Демонстрации силы будут продолжаться до тех пор, пока учения не закончатся, но это не означает, что северокорейцы больше не заинтересованы в переговорах с США. Напротив, выбор ракеты малой дальности является признаком того, что Пхеньян по-прежнему настроен на продолжение статус-кво.

Поэтому следует серьезно отнестись к недавним сообщениям о секретной встрече между американскими и северокорейскими официальными лицами в ДМЗ. В ходе этой встречи северокорейский представитель, как сообщается, сообщил американским коллегам, что переговоры на рабочем уровне возобновятся довольно скоро.

Конечно, этого не случится, пока идут учения, но ждать не так долго.

Константин Асмолов, кандидат исторических наук, ведущий научный сотрудник Центра корейских исследований Института Дальнего Востока РАН, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×