16.08.2019 Автор: Наталья Замараева

Пакистан: к визиту премьер-министра И.Хана в США

740

Атмосфера эйфории в Пакистане и лестные эпитеты летели в адрес премьер-министра Имран Хана в дни его официального визита в Вашингтон в июле 2019 г. В разгар торговой войны с Китаем, жестких экономических санкций и военных угроз с Ираном, натянутых отношений с Россией, довлеющей неопределенности в переговорах с афганскими талибами, пакистано-американские отношения в регионе выглядели островком благополучия. Постановочное взаимное согласие Вашингтона и Исламабада – результат жесткого компромисса, в котором схлестнулись интересы национальной безопасности двух ядерных держав. Первый вырывал поддержку у бывшего вненатовского союзника для убеждения афганских талибов подписать мирное Соглашение с целью завершения 18-летней антитеррористической кампании в Афганистане, в то время как сам Пакистан настаивал на восстановлении военной и финансовой помощи, признании его роли в борьбе с террором, а также равноправного двустороннего сотрудничества. Достижение этой цели способствовало, по мнению И.Хана, улучшению имиджа Исламабада в глазах мировой общественности, укреплению позиций в регионе и мусульманском мире.

Все состоялось… на словах. Сценарии прописаны. Но США, как известно, бросают своих сиюминутных союзников по мере исчезновения необходимости в них, а Восток – всегда дело тонкое.

Премьер-министр И. Хан провел переговоры с президентом Д.Трампом в Белом доме 22 июля 2019 г. Лидеры государств официально не встречались с 2015 г.; для 45-го президента США это первое рукопожатие с главой кабинета министров Пакистана, который вступил в должность в июле 2018 г.

Разворот 2019 г. Белого дома в сторону Исламабада — публичное признание Овальным кабинетом просчетов двухлетней давности:

  • Д.Трамп, не успев вступить в должность в январе 2017 г., назвал Пакистан «государством-спонсором терроризма», обрубил экономическую помощь по линии Фонда коалиционной поддержки (1,3 млрд долларов). Объяснением стал призыв к Исламабаду принять решительные меры против террористических группировок. В ожидании ответных действий Вашингтон приостановил оказание помощи Пакистану в сфере безопасности; в 2018 г. отказал в продаже оружия и блокировал традиционный прием пакистанских военнослужащих на обучение в военные академии США;
  • в афганском кризисе Пентагон в августе 2017 г., как и в 2009 г., сделал ставку на военное решение, отвергнув дипломатические подходы;
  • Индию стал рассматривать «…как верного друга и партнера в решении проблем во всем мире».

Еще в 2017 г. американские аналитические центры рекомендовали Белому дому критично пересмотреть информацию о пакистанской причастности к террорам.

С высоты 2019 г. очевидно, что многие планы Вашингтона провалились без поддержки в регионе:

I. Время корректировало задачи перед администрацией Вашингтона в преддверии новой президентской избирательной кампании в США, нацелив Госдепартамент и Пентагон на расширение горизонта ее интересов в Западной Азии, реализации новой миссии — поддержке режима стабильности.

II. США признали роль Китая и России в политическом урегулировании в целях содействия миру, стабильности и процветанию Афганистана и региона в 2018-2019 гг.

III. США, наравне с Китаем и Россией, приветствовали присоединение Пакистана к консультациям по афганскому досье, считая, что он может сыграть важную роль в содействии миру в Афганистане.

Вашингтон, признав роль Исламабада в переговорах с афганскими талибами, настаивает на конкретном его содействии в подписании Соглашения между США и афганскими талибами с контрольной датой — 1 сентября 2019 г., исходя из того, что договоренности по итогам восьми раундов переговоров в Дохе должны предоставить гарантии безопасного вывода (через территорию Пакистана) американских войск из Афганистана.

США также ожидают от Пакистана действий по обеспечению безопасности, в том числе в борьбе с террористическими организациями. Исламабад услышал очередной призыв накануне визита, и в ответ оперативно вновь отправил под домашний арест Х.Саида, лидера запрещенной организации Jamaat-ud-Dawa, заявляя, что это сделано в интересах Пакистана.

Взамен отзывчивости Исламабада президент Д.Трамп обещал экономическую и инвестиционную поддержку, активизацию коммерческих связей. Объем торговли между странами в 2018 г. достиг рекордного уровня в 6,6 млрд. долларов. Пакистан остается для США привлекательным рынком, учитывая «…благоприятную демографию, навыки английского языка, низкие затраты на рабочую силу и местные природные ресурсы». Проскальзывает, конечно, ревность, что именно Китай является крупнейшим импортером Пакистана. Но Д.Трамп планирует вывод отдельных американских производств на территорию этой страны.

В Вашингтоне целями Пакистана было: установить, наконец, долгосрочное партнерство между двумя странами на основе взаимного уважения, доверия и общих ценностей; возобновить предоставление финансовой помощи вслед за США, в первую очередь – МВФ; получить его поддержку и не вносить в 2019 г. Исламабад в черный список Целевой группы по финансовым мероприятиям (в 2018 г. Пакистан включен в серый список организации).

В дни визита в Вашингтон премьер И.Хан заверил президента Д.Трампа в том, что Пакистан, как ответственная страна, сделает все возможное для содействия афганскому мирному процессу, повторив, однако, что Исламабад будет только содействовать, но не станет гарантом в афганской мирной сделке, одновременно подчеркнув, что «…афганская проблема остается общей ответственностью».  Осторожность высказываний Исламабада продиктована несогласием сторон (США, афганские талибы) о сроках вывода американских войск из Афганистана. Вашингтон планирует завершить антитеррористическую кампанию к 2020 г., заявляя, что преждевременный вывод американских войск из Афганистана будет стратегической ошибкой. Афганские талибы настаивают на контрольном сроке – десять месяцев оккупационным войскам на своей родине.

Чего добился Пакистан по итогам переговоров:

  • руководство США признало вклад пакистанской армии в войну против терроризма и его роль в мирном процессе в Афганистане;
  • возобновления контактов военных ведомств. Генерал М.Милли, недавно назначенный главой Объединенного комитета начальников штабов США, подтвердил свою цель сохранить оборонные отношения между США и Пакистаном. Все это означает, что Вашингтону придется учитывать интересы Пакистана;
  • Вашингтон отказался от обвинительной риторики в адрес Исламабада как спонсора терроризма.

Со своей стороны Пакистан заверил США, что сотрудничество с Китаем (проект Китайско-пакистанского экономического коридора) ни в коем случае не нанесет ущерб интересам США в регионе. Более того, откроет путь для американских и западных инвестиций в КПЭК и энергетический сектор, участию американских кампаний в инфраструктурных проектах.

Какую цену США заплатили Пакистану за содействие в урегулировании афганской военной кампании:

Ответ простой — Индией. На протяжении последнего времени Исламабад заверяет Вашингтон о невозможности рассматривать изолированно ситуацию на восточной границе, в то время как «индийская агрессия, — по заявлению МИД Пакистана, — влияет на афганский мирный процесс». Еще в июле с.г. президент Д.Трамп согласился выступить посредником в урегулировании Кашмирского конфликта между Исламабадом и Нью-Дели. Внешнеполитическое ведомство Пакистана приветствовало решение, расценив его как отход США от давней позиции о том, что проблема Кашмира является двусторонним спором между двумя соседями с ядерным оружием, и только они могут найти лучшее решение. Индийская сторона незамедлительно отреагировала на заявление Д.Трампа о посредничестве. Нью-Дели придерживается традиционной политики, которая подтверждает двустороннее урегулирование Кашмирского кризиса. Мини-кризис в небе над Кашмиром в феврале 2019 г., когда две страны нанесли авиаудары по территориям друг друга, подтвердил важность разработки механизма де-эскалации конфликта, который имеет два изменения: двусторонний и международный. Подтверждение в августе 2019 г. главой Белого дома посредничества подрывает позиции Индии в регионе. Если Пакистан поведет себя правильно в афганском досье, то, вероятно, сумеет убедить США корректировать отношения с Индией и, таким образом, вырвать дипломатическую победу в Кашмире.

Наталья Замараева, кандидат исторических наук, старший научный сотрудник сектора Пакистана Института востоковедения РАН, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×