15.08.2019 Автор: Константин Асмолов

Обострение в корейско-японских отношениях: Япония наносит следующий удар

740

Торговая война между Японией и РК, вызванная решением Сеула игнорировать итоги соглашения 1965 года, выходит на новый виток.

Как и ожидалось, все попытки как-то смягчить противостояние не удались. 31 июля 2019 г. группа депутатов Национального собрания РК отправилась с двухдневным визитом в Японию в поисках урегулирования разногласий  между двумя странами. Перед вылетом из Сеула в беседе с журналистами глава делегации независимый депутат Со Чхон Вон выразил надежду на то, что южнокорейско-японские отношения не достигнут катастрофической точки.

1 августа в Бангкоке должна была пройти встреча министров иностранных дел РК и Японии Кан Гён Хва и Таро Коно. По прибытии в столицу Таиланда глава южнокорейского внешнеполитического ведомства сообщила журналистам, что попытается убедить своего японского коллегу в необходимости сохранить двусторонние отношения, так как исключение РК из «белого списка» торговых партнёров Японии нанесёт удар и по японским компаниям.  Однако встреча 1 августа закончилась безрезультатно. Стороны лишь обозначили прежние позиции, не сумев прийти к какому-либо консенсусу. В тот же день президент РК Мун Чжэ Ин провёл совещание министров экономического блока, дав указание его участникам рассмотреть возможность принятия адекватных контрмер в ответ на действия японской стороны.

Не вышло и у парламентской делегации. Ее встречу с генеральным секретарём Либерально-демократической партии Тосихиро Никаи, которая была запланирована на 31 июля, сперва предложили перенести на 1 августа, а затем за 15 минут до начала полностью отменили, объяснив это срочным заседанием по вопросам безопасности. В РК по этому поводу заявили, что состав делегации не допускает возможности односторонней отмены встречи, и действия Японии являются серьёзным нарушением дипломатического протокола. В итоге делегация успела только встретиться с группой японских парламентариев во главе с председателем японского отделения Парламентской ассоциации РК и Японии Фукусиро Нукага.

Японская газета «Асахи симбун» сообщала, что США представили проект урегулирования спора между РК и Японией, но в Токио к этому относятся отрицательно. Агентство Reuters сообщило, что госсекретарь США Майкл Помпео заявлял о готовности вмешаться в ситуацию в рамках трёхсторонней встречи глав МИД в Бангкоке. Суть проекта США сводится к тому, что Токио предлагается не вводить дополнительные ограничительные меры, а Сеулу – отменить продажу части активов японских компаний на территории страны. Но генеральный секретарь кабинета министров Японии Ёсихидэ Суга опроверг эти сообщения, заявив, что Токио продолжит действовать согласно процедуре.

2 августа в Бангкоке состоялась встреча главы департамента Азиатско-Тихоокеанского региона МИД РК Ким Чжон Хана и директора департамента Азии и Океании МИД Японии Кендзи Канасуги. Встреча продлилась полтора часа, и «стороны обсудили дальнейшие действия в связи с исключением РК из списка приоритетных торговых партнёров, а также способы поддержания дипломатического диалога».  Не договорились, потому что уже в этот день Токио нанес следующий удар.

2 августа 2019 г. Кабинет министров Японии принял решение об исключении Республики Корея из «белого списка» торговых партнёров. Новая мера вступит в силу 28 августа «после должных процедур». Таким образом, японским экспортёрам потребуется получать индивидуальные разрешения на поставки каждой партии своей продукции в РК.

Решение об исключении из вышеуказанного списка принято впервые. Категория стратегических предметов включает 1115 деталей и материалов, которые могут быть использованы для разработки оружия, а список включал в себя 27 стран (включая Аргентину, Великобританию, Новую Зеландию и Австралию), причем вошедшая туда в 2004 г. Южная Корея была единственной азиатской страной в этом списке.

Такое решение, разумеется, вызвало в РК бурю. Администрация президента РК выразила глубокое сожаление по поводу решения японских властей об исключении РК из «белого списка» торговых партнёров. Для оперативного реагирования на изменения в ситуации в администрации будут созданы оперативная группа по выработке мер и ситуационная группа, которая будет заниматься мониторингом ситуации.

Международное сообщество, однако, особо не высказывалось – разве что Reuters процитировало анонимного высокопоставленного чиновника, по словам которого США обеспокоены удалением Южной Кореи из «белого списка», так как это может привести к негативным последствиям, если это приведет к «нисходящей спирали».

Ответные меры были приняты немедленно. Отвечающий за экономическую политику зам премьера Хон Нам Ги заявил, что РК исключит Японию из аналогичного списка, а также ужесточить процедуру экспорта в Японию. Кроме того, правительство намерено в скором будущем подать иск во Всемирную торговую организацию (ВТО) с жалобой на нарушение Токио положений о свободной торговле.

Кроме того, Хон Нам Ги заявил, что в целях обеспечения бесперебойных поставок сырья и запчастей власти запустят систему постоянной таможенной поддержки. Меры Токио окажут влияние на поставки 159 наименований стратегических товаров. Поэтому они будут отнесены к категории особого контроля, и в случае их ввоза в страну решено продлить срок пребывания в таможенных зонах и освободить некоторые товары от налога.

Также в процессе рассмотрения проекта дополнительного бюджета планируется в первую очередь заняться расходами на противодействие ограничительным мерам Японии. В долгосрочной перспективе правительство намерено оказать дополнительную поддержку в разработке ста наименований стратегических материалов, чтобы снизить зависимость от Японии.

Национальное собрание Республики Корея единогласно проголосовало за резолюцию с требованиями об отмене японских ограничительных мер. Было решено ввести различные стимулирующие меры для отечественных компаний в целях сокращения прогнозируемого ущерба. К примеру, компаниям, импортирующим из третьих стран товары или сырьевые материалы, эквивалентные японским, будут предоставляться 40-процентные скидки на таможенные пошлины. Другие меры будут направлены на укрепление конкурентоспособности отечественных производителей и стимулирование технологических разработок внутри страны.

В настоящее время доля Японии составляет 9,6% общего объёма южнокорейского импорта. В свою очередь, на долю Республики Корея приходится 4,1% японского импорта. Вполне возможно, что правительство примет меры, ограничивающие доступ японских товаров и услуг на южнокорейский рынок. Кроме того, рассматриваются варианты с повышением таможенных пошлин, а также ужесточением процедур получения лицензий и согласования технических норм.

5 августа 2019 г. Правительство, администрация президента и правящая Демократическая партия Тобуро приняли решение предусмотреть в бюджете на 2020 финансовый год дополнительные средства на преодоление последствий японских экспортных ограничений в размере 1 трлн вон или 830 млн долларов. Предусматривается также обеспечение стабильности поставок наименований товаров, чтобы изменить структуру промышленности, во многом зависящей от ввоза японского сырья и материалов. Эта и другие инициативы включены в пакет мер по укреплению конкурентоспособности отечественных отраслей запчастей, сырья и оборудования, который был представлен 5 августа министерством промышленности, торговли и энергетики. Чтобы предотвратить ущерб в связи с ограничительными мерами Японии было решено в течение года обеспечить стабильность поставок 20-ти наименований стратегических товаров, а в течение пяти лет остальных 80-ти. Власти планируют диверсифицировать каналы импорта стратегического сырья, смягчить таможенный контроль, а также упростить правила запуска производства, чтобы обеспечить скорейшее решение проблемы поставок резисторов, фторированного полиимида и фтористого водорода. Инвестиции в производственные мощности, а также исследования и новые разработки войдут в список объектов налоговых льгот.

Далее, Южная Корея ужесточит импортную квоту на морскую и сельскохозяйственную продукцию из Фукусимы. Это важно, так как Синдзо Абэ планирует продвигать пищу из Фукусимы на Олимпийских играх 2020 г. в Токио в 2020 году и использовать продукты питания из этого региона в олимпийской деревне. Тем не менее ВТО признала законным введенные ранее Южной Кореей ограничения.  Более того, начинается призыв к бойкоту Токийских игр.

Есть информация о том, что национальный пенсионный фонд РК прекратит инвестирование в японские фирмы. В 2018 году он инвестировал 7,4 трлн вон в 696 компаний, зарегистрированных на японском фондовом рынке, причем, как выяснилось, 75 из них были вовлечены в использование рабского труда корейцев во время японской оккупации Кореи в 1910-45 годах. Теперь под влиянием политической конъюнктуры это, скорее всего, будет прекращено.

Под угрозой и продление двустороннего соглашения о военной информации в области безопасности (GSOMIA), которое должно было быть возобновлено 24 августа. Правда, есть мнение, что отказ от соглашения о безопасности был бы вреден для Южной Кореи, поскольку у Японии есть больше возможностей для сбора ядерной и ракетной информации из КНДР. Именно потому вопрос о GSOMIA вызвал различную реакцию политических партий.

Наконец, рассматривается возможность проведения в августе учений по обеспечению защиты острова Токто, которые ранее откладывались, чтобы не обострять южнокорейско-японские отношения. Эти манёвры традиционно проводятся дважды в год при участии ВМС и ВВС страны. В первом полугодии они проходили в мае и июне. Во второй половине года они ещё не проводились. Представитель оборонного ведомства отметил, что Сеулу более нет смысла сдерживаться, учитывая позицию Токио. Если учения пройдут в августе, когда страна отмечает Освобождение Кореи от японского колониального ига, то это станет ещё более значимым посланием.

Народ также ответил на японский вызов усилением бойкота японских продуктов. Значительно сократились продажи авиабилетов по маршрутам в Японию.

А каковы перспективы? Как сообщает аналитическая компания DRAMeXchange, влияние японских ограничительных мер на южнокорейский рынок проявится в третьем квартале этого года. В Корейском институте международной экономической политики сообщают, что действия Японии приведут к сокращению южнокорейского ВВП от 0,27 до 0,44%.

СМИ РК отмечают, что одной из причин того, что жёсткие меры стали сильным потрясением для отечественной экономики, является слабая конкурентоспособность отечественных материалов и комплектующих, высокий уровень зависимости от японского импорта. Так, в 2018 году материалы, комплектующие и оборудование составили 68% общего объёма импорта из Японии, а по состоянию на 2017 год уровень самообеспечения составлял 60%. В производстве таких высокотехнологичных товаров как полупроводники и дисплеи этот показатель составляет менее 50%.

Затем курс национальной валюты к доллару достиг максимальной за последние три года отметки.

Поэтому нынешние меры правительства направлены не только на смягчение удара, но и на решение фундаментальных проблем, лежащих в основе сложившейся ситуации, и охватывают широкий ряд вопросов — от обеспечения стабильности поставок неотложных товаров до поддержки разработок в сфере производства материалов, комплектующих и оборудования.

А пока власти РК не идут на компромисс и намерены отвечать на обострение обострением. Идея отправить в Японию премьер-министра Ли Нак Ена в качестве специального посланника в Японию для урегулирования ситуации сочтена несвоевременной. Как заявил курирующий отношения с Японией заместитель главы МИД РК Чо Се Ён, «этот сценарий выглядит осуществимым, но только после того, как заинтересованные стороны закончат сужать свои резкие разногласия на переговорах на рабочем уровне».

Как откровенный вызов можно рассмотреть и высказывание Муна, сделанное 5 августа на совещании со старшими советниками. Японские меры по ограничению экспорта в РК подтвердили необходимость создания «мирной экономики» через межкорейское сотрудничество, которая может позволить в один миг превзойти японскую экономику. Хотя экономика Японии обходит южнокорейскую в плане масштабов и внутреннего рынка, «мирная экономика», которая может быть создана на основе сотрудничества РК и КНДР, позволит обеспечить совместное процветание на базе денуклеаризации и мира на Корейском полуострове. По словам президента РК, правительство ставит цель создать сильную державу, в которой больше всего ценятся демократические ценности, принципы справедливой и свободной экономики, и сегодня нужно быть готовыми не только преодолеть последствия японских мер экономического возмездия, но и превзойти экономику Японии.

Такой запредельный уровень популизма и игнорирования расчетов, связанных с затратами на восстановление экономики Севера, показывает, что торговая война Японии и РК выгодна не столько РК в целом, сколько правящему режиму.

Во-первых, теперь все накопившиеся проблемы в экономике страны можно будет списывать на японские козни. Сами проблемы никуда не денутся, но недовольство по их поводу будет обращено не на власть.

Во-вторых, патриотический угар будет способствовать сплочению нации вокруг президента, который и далее будет выдавать сентенции типа «в этот раз мы не проиграем», способствуя повышению рейтинга в ситуации, когда прежний способ «зарабатывать на развитии межкорейских отношений, позиционируя Муна как человека, без которого Вашингтон и Пхеньян не могут договориться», похоже, перестал работать.

В-третьих, можно прижимать оппозицию, обвиняя ее в прояпонских настроениях, исходя из распространенного в стране развитого фракционистского лозунга — «кто не с нами, тот против нас».

Константин Асмолов, кандидат исторических наук, ведущий научный сотрудник Центра корейских исследований Института Дальнего Востока РАН, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×