07.08.2019 Автор: Константин Асмолов

Обострение в корейско-японских отношениях: продолжение сводок «с фронта»

MNI

Так как тема пока торгового конфликта Японии и РК, похоже, «всерьез и надолго», представляем очередной дайджест событий, продолжающихся после того, как в ответ на нарушение соглашения 1965 г. Токио прибег к «мерам экономического воздействия».

Бодание продолжается

22 июля комитет по вопросам воссоединения, внешней политики и торговли Национального собрания РК единогласно принял резолюцию с требованием к Японии отменить ограничительные экспортные меры, которые не только наносят ущерб отношениям двух стран, но и нарушают мировой порядок свободной торговли.

23 июля 2019 г. представители жертв принудительной трудовой мобилизации подали заявку о начале процедуры частичной продажи имущества японской компании Mitsubishi Heavy Industries. Напомним, что Верховный суд РК обязал эту компанию выплатить от 80 до 130 тыс. долларов десяти южнокорейским гражданам, работавшим на её заводах во время японской колониальной оккупации.

Срок, до которого допускалось достижение договорённости сторон, истёк 15 июля, но компания не отвечала на предложения о переговорах, так что было решено приступить к процедуре принудительного исполнения решения суда. Вышеуказанная заявка касается шести патентов и двух торговых марок компании, действующих на территории РК. Генеральный секретарь кабинета министров Японии Ёсихидэ Суга выразил обеспокоенность ситуацией вокруг имущества Mitsubishi Heavy Industries в РК, заявив, что Токио продолжает требовать от Сеула действий по урегулированию ситуации.

Одновременно министр иностранных дел РК Кан Гён Хва отметила, что РК готова провести саммит с Японией в любое время, но японская сторона не проявляет интереса даже к рабочим переговорам. Коснувшись договора 1965 года, министр отметила, что японская сторона считает завершённым первый этап дипломатического урегулирования споров и второй этап создания арбитражной комиссии. Однако, по её словам, правительство РК не считает завершённым даже первый этап.

24 июля Генеральный совет Всемирной торговой организации  обсудил на своём заседании в Женеве ограничения, введённые Японией на экспорт сырьевых материалов в РК. Учитывая важность темы, южнокорейское правительство направило в Женеву начальника отдела торговых правил и стратегии при министерстве промышленности, торговли и энергетики Ким Сын Хо, который в свое время добился признания в ВТО южнокорейской позиции по запрету на ввоз японских морепродуктов. Назвав японское решение «необоснованным и несправедливым», Ким Сын Хо обещал довести эту позицию до всех участников заседания. Решение о передаче данного вопроса на рассмотрение органа по урегулированию споров ВТО будет принято в зависимости от результатов заседания Генерального совета,- отметил он.

Вопрос о корейско-японских спорах стоял на 11-м месте из 14-ти, но вызвал горячую полемику. Стороны трижды обменивались обвинениями и претензиями. Ким Сын Хо озвучил позицию Сеула, что экспортные ограничения нарушают правила свободной торговли, не имеют ничего общего с вопросами безопасности и наносят вред всему мировому сообществу. Япония расшатывает порядок мировой торговли, применяя экономические меры воздействия в политических целях. Южнокорейский представитель в ВТО также подчеркнул, что Сеул неоднократно призывал решить этот вопрос путём диалога, однако по-прежнему не получает от Токио конкретного ответа.

Конкретные доказательства или статьи законов, подтверждающие неправомерность действий японской стороны, Ким Сын Хо, правда, приводить не стал. По мнению СМИ РК, «чтобы не дать Токио возможность подготовиться заранее».

Его оппонент, директор департамента экономики МИД Японии Синго Ямагами заявил, что данная тема связана с вопросом национальной безопасности, и в этой связи её нельзя обсуждать в рамках ВТО. Он напомнил, что в течение трёх лет стороны ни разу не проводили переговоры, несмотря на предложения Японии в связи с наличием проблем в южнокорейской системе экспортного контроля. На предложение Ким Сын Хо о двусторонней встрече в Женеве Ямагами не дал чёткого ответа, что было расценено как отказ.

Другие участники заседания не стали вмешиваться в дискуссию, воздержался от каких-либо комментариев и представитель США.

В тот же день 24 июля 2019 г. Япония завершила обсуждение вопроса об исключении Южной Кореи из белого списка стран, которые пользуются ускоренными процедурами экспортного контроля, и РК может стать первым государством, исключённым из данного списка.

В ответ правительство РК направило японским властям послание с протестом.

26 июля главы МИД РК и Японии обсудили по телефону двусторонние отношения. Кан Гён Хва передала своему коллеге Таро Коно требование Сеула об отмене ограничительных мер, призвав не исключать РК из «белого списка» торговых партнёров Японии. Таро Коно, в свою очередь, объяснил позицию японских властей по этому поводу. Министры согласились с необходимостью продолжения диалога по дипломатическим каналам.

26 июля делегация РК озвучила свою позицию о неприемлемости действий Токио на переговорах в рамках Регионального всеобъемлющего экономического партнёрства (РВЭП), проходящих в Китае. Глава департамента торговых переговоров министерства промышленности, торговли и энергетики РК Ё Хан Гу заявил, что меры Токио противоречат принципам международной торговли и усилиям по либерализации торговли в мире и потребовал вернуться к переговорам, чтобы минимизировать возможный ущерб для мировой экономики. Тем не менее, участники мероприятия не озвучивали официальных позиций по данному вопросу, хотя выразили опасения о негативных последствиях действий Японии.

27 июля в центре Сеула прошла относительно массовая антияпонская демонстрация (около пяти тысяч человек из 596 гражданских групп). Протестующие планировали пройти маршем к японскому посольству в Сеуле, но эта просьба была отклонена полицией. Это уже второе подобное мероприятие (первое состоялось за неделю до того и привлекло 1000 участников) с плакатами «Нет Абэ!» и «извинитесь за принудительный труд». При этом участники митинга отмечали, что «Мы здесь не для того, чтобы ненавидеть японцев. Мы здесь, чтобы поговорить о справедливости».

29 июля японская газета «Санкэй симбун» сообщила, что Синдзо Абэ не намерен проводить встреч с Мун Чжэ Ином до тех пор, пока Сеул не представит меры урегулирования конфликта вокруг решения суда, обязавшего японские компании выплатить компенсации жертвам принудительной трудовой мобилизации. РК в одностороннем порядке нарушила соглашение 1965 года, поэтому японские власти намерены ожидать изменений позиции Сеула.

Как видим, бой по линии ВТО южнокорейцы скорее проиграли. Теперь вопрос о японских экспортных ограничениях вынесут на обсуждение Регионального форума АСЕАН по безопасности 1 — 3 августа в Бангкоке. По словам замминистра иностранных дел РК Юн Сун Гу, правительство РК намерено подчеркнуть  важность справедливой и свободной торговли, потребовав от Японии отменить неприемлемые меры. Вполне возможно, что на полях форума состоится встреча глав МИД двух стран.

Еще правительство Южной Кореи завершило национализацию земли, принадлежавшей японским компаниям: 2,4 млн квадратных метров земельных участков, зарегистрированных с 2013 года на японских юридических и физических лиц Общая стоимость активов оценивается в 76,4 млн долларов. В СМИ РК отмечается, что все эти участки должны были быть переданы в собственность Южной Корее в соответствии с пактом 1948 года, так как ранее они принадлежали японским колонистам, правившим Кореей с 1910 по 1945 год. Южнокорейские власти подчеркнули, что продолжат поиск и изъятие японской колониальной собственности.

В свою очередь, 2 августа Токио намерено рассмотреть проект поправок к постановлению о контроле за внешней торговлей, нацеленный на исключение РК из «белого списка» торговых партнёров, которые на три года освобождаются от определённых проверок и других процедур при закупке стратегических материалов. Если проект будет принят, то он вступит в силу после 21 августа. Под ограничительные меры подпадают 1.100 наименований японской продукции.

Бойкот не отстает

В первом полугодии 2019 г. поток южнокорейских туристов в Японию сократился на 3,8% по сравнению с тем же периодом прошлого года до 3 млн 862 тыс. человек. По мнению экспертов, в ближайшее время можно ожидать дальнейшего сокращения, так как объём заказов на турпакеты в Японию сократился более чем вдвое. По данным лидера южнокорейского туристического рынка Hana Tour, после 8 июля среднесуточное количество заказов на туры в Японию снизилось в два раза.

В тот же период на 4,1% сократился южнокорейский экспорт морепродуктов в Японию, составив 361 млн долларов.. При этом общий объём экспорта в этом секторе вырос на 7,3%, составив 1 млрд 282 млн долларов. Экспорт в Китай вырос на 46,2%, вы США — на 6%.

По данным торговых компаний, представленным 21 июля, в период с 1 по 18 июля в сети универмагов Emart продажи японского пива сократились на 30,1% по сравнению с предыдущим месяцем. Тенденция затронула и такие популярные товары японского производства, как лапша быстрого приготовления, специи и другие продукты питания. Аналогичный спад фиксирует и другая крупная сеть универмагов Lotte, а также небольшие круглосуточные супермаркеты по всей стране.

Бойкот сильно бьет по японским брендам. Так, некоторые профсоюзы отказались иметь дело с продуктами японского ритейлера Uniqlo: «Осуждая экспортные ограничения японского правительства, мы присоединяемся к усиливающейся общенациональной антияпонской кампании», не обрабатывая пакеты с тегами Uniqlo. А к грузовикам доставки будут прикреплены антияпонские наклейки. По данным отраслевых источников, продажи продукции Uniqlo в этом месяце снизились примерно на 30 процентов после того, как главный финансовый директор заявил, что последствия бойкота не продлятся долго.

Профсоюз Korean Mart также пообещал не давать клиентам рекомендации по японским продуктам в торговых точках трех крупнейших сетей дисконтных магазинов страны (Е-mart, Lotte Mart и Homeplus), и попросил розничных торговцев приостановить продажу японских продуктов в своих торговых точках по всей стране, установив при этом знаки, чтобы клиенты знали, какие японские продукты продаются там.

Особенно достается японскому пиву – целый ряд сетей (GS25, CU , Seven-Eleven, E-mart, Lotte Mart и Homeplus) исключили японское пиво из своих скидочных акций и заявили, что приостановят новые заказы на японское пиво, поскольку резкое падение продаж создало большой избыток запасов. В результате продажи японского пива упали на 38,2 процента между 1 и 24 июля по сравнению с тем же периодом месяц назад.

Правда, бойкотирующие плохо понимают, что же именно они бойкотируют и кто из-за этого несет основные убытки. Большинство «японских» брендов на деле – совместные предприятия, в которых доля корейской стороны выше японской. Например, сеть супермаркетов «Seven-Eleven» на 51% принадлежит корейской компании Lotte Shopping, и товары, которые там продаются, преимущественно корейские; аналогичная ситуация с UNIQLO; «Дайсо», — вообще корейская компания, где у японцев всего треть акций.

Пока, однако, бойкот не затронул японские книги и музыку. По данным крупнейшего в стране книжного магазина Kyobo Books, среди топ-10 самых продаваемых книг три написаны японскими авторами. Шесть японских романов вошли в топ-20 бестселлеров июля, а попытки ряда националистов бойкотировать те группы K-pop, в которых выступают японки, натолкнулись на противодействие аудитории.

Импорт японских автомобилей в РК в первом полугодии 2019 г. вырос на 26,2%, составив 623 млн 240 тыс. долларов, что является рекордной отметкой, а доля японских автомобилей на южнокорейском рынке выросла с 17,4% в прошлом году до 21,5%. Популярность японского автопрома ещё более отчётлива на фоне того, что общий объём импорта автомобилей в страну сократился на 19,3%, а экспорт южнокорейских автомобилей в Японию составил всего лишь 32 автомобиля.

Согласно опросу агентства Realmeter, 62,8% взрослых южнокорейцев участвуют в бойкоте японских товаров при том, что на первой неделе июля показатель составил 48%, а на второй неделе — 54,6%. Как свидетельствуют результаты другого опроса, проведённого с 23 по 25 июля агентством Gallup Korea, от покупки товаров японского производства стараются воздерживаться 80% респондентов. Только 15% не обращают на происхождение товара никакого внимания. При этом, половина респондентов считают, что правительство хорошо справляется с разрешением конфликта с Японией, а 35% придерживаются противоположного мнения.

Однако с другой стороны баррикады такое же единение.  Опрос, проведенный Yomiuri Shimbun 24 июля, показал, что политика Синдзо Абэ пользуется поддержкой японского общественного мнения, при этом 71% респондентов выступают за контроль экспорта в РК.

Патриотический угар подогревают политики. Как написал на своей странице в Facebook начальник отдела по гражданским вопросам администрации президента РК Чо Гук, «Япония более сильная страна, чем РК, но не будем бояться». По его словам, лучший вариант — это достижение дипломатического доверия, но когда такой возможности нет, нужно бороться и побеждать. На эту же тему высказался и помощник президента РК по вопросам воссоединения, внешней политики и безопасности Мун Чжон Ин, который назвал японские меры «экономического возмездия» вмешательством во внутренние дела РК.

Оппозиция выступила против таких высказываний, призвав не разжигать антияпонскую атмосферу в обществе, что вызвало новый виток взаимных нареканий. Правящая партия пытается обвинить консерваторов в прояпонской позиции, приравняв к ней критику правительства. Консерваторы же заявляют о необходимости решать проблему дипломатическим путем и считают, что курс Муна на «импортозамещение» ничем не отличается от изоляционистской политики феодального Чосона, которая привела страну к краху. В ответ глава парламентской фракции правящей партии Ли Ин Ён заявил, что «трудно понять, как развитие наших собственных технологий для борьбы с экономическим возмездием Японии является изоляционизмом».

А что США?

10 июля 2019 г. главы внешнеполитических ведомств РК и США провели телефонный разговор, в ходе которого затронули принятые Японией меры по ограничению экспорта в РК. Кан Гён Хва выразила обеспокоенность по поводу ограничений на экспорт в РК ключевых высокотехнологичных материалов. Госсекретарь США выразил понимание позиции Сеула.

В тот же день 10 июля заместитель начальника управления национальной безопасности администрации президента РК Ким Хён Чжон прибыл с визитом в Вашингтон. Отвечая на вопрос о цели визита, он сказал, что прибыл в связи с наличием множества тем, требующих обсуждения.  Позднее, 11 июля директор департамента экономических связей МИД РК Ким Хи Сан, также находящийся с визитом в Вашингтоне, заявил, что США, как и РК, обеспокоены усугублением противостояния Сеула и Токио из-за мер японских властей.

17 июля комитет по иностранным делам Палаты представителей Конгресса США принял резолюцию, в которой подчёркивается важность отношений между РК и Японией, поскольку два ключевых союзника США оказались в затруднительном положении в результате торговых и дипломатических разногласий. Резолюция призывает Сеул и Токио к «конструктивным и дальновидным» действиям по урегулированию разногласий в свете «экономических интересов и интересов безопасности США».

Кроме того, в резолюции содержится призыв к укреплению и расширению трёхсторонних отношений во всех областях, подчёркивается важность трёхстороннего сотрудничества в санкционный политике в отношении Северной Кореи. Указывается, что три страны являются партнёрами, без которых нельзя обойтись при разрешении глобальных проблем Законопроект предложил председатель комитета Элиот Энгель, который подготовил проект ещё в феврале.

Он полностью соответствует принятой в апреле резолюции Сената, в которой также изложено требование об укреплении сотрудничества трёх стран и преодолении конфликта между РК и Японией.

Аналогичную  позицию выразил помощник госсекретаря США по делам Восточной Азии и Тихого океана Дэвид Стилвелл в ходе визита в Сеул. 17 июля на встрече с журналистами он выразил надежду на разрешение противоречий между Сеулом и Токио путём переговоров. Он также отметил, что США, будучи близким другом и союзником этих стран, окажут им всемерную помощь. Это заявление уже можно считать посланием к правительствам двух государств.

19 июля президент США заявил СМИ, что Сеул попросил Вашингтон вмешаться в торговый спор между двумя странами. Дональд Трамп подчеркнул, что ему нравятся оба лидера, поэтому если обе стороны попросят его о помощи, он вмешается.

23 июля директор департамента торговой политики министерства промышленности, торговли и энергетики РК Ю Мён Хи отбыла с пятидневным визитом в США. Там, по ее словам, она встречалась с бизнес-кругами, которые выразили обеспокоенность тем, что ограничения на экспорт в РК, введённые Японией, нанесут ущерб глобальной системе поставок.

Примечательно, что визит Ю Мён Хи совпал с приездом в Сеул советника президента США по национальной безопасности Джона Болтона, который 22 июля прибыл с визитом в Токио, где встретился с министром иностранных дел Японии Таро Коно. На встрече с журналистами сразу после переговоров он заявил, что провёл конструктивное обсуждение. По данным агентства «Киодо цусин», стороны затронули такие вопросы как участие Японии в коалиции для обеспечения безопасности в Ормузском проливе, а также спор между Сеулом и Токио.

В Южной Корее Болтон провёл встречи с лидером парламентской фракции партии «Свободная Корея» На Гён Вон, министром обороны Чон Гён Ду, министром иностранных дел Кан Гён Хва, и своим южнокорейским коллегой Чон Ый Ёном. В ходе встречи с министром  обороны обсуждались ситуация в Ормузском проливе и возможность продления действия соглашения об обмене информацией между минобороны РК и Японией.   США поддерживают продление действия документа, считая его важным механизмом трёхстороннего сотрудничества в Азии. О содержании иных бесед не сообщается, но 24 июля агентство «Киодо Цусин» сообщило о том, что Джон Болтон заверил Таро Коно в том, что США не намерены вмешиваться в качестве посредника в спор между Японией и Южной Кореей вокруг торговли и колониального прошлого.

* * *

Что дальше? Дальнейшее продолжение японского экспортного контроля может заставить Банк Кореи снизить прогноз роста национальной экономики на нынешний год. Об этом заявил управляющий Банком Кореи Ли Чжу Ёль, выступая во вторник на заседании парламентского комитета по планированию и финансам. Он отметил, что последние меры правительства Японии по ограничению экспорта в РК не полностью отражены в недавнем прогнозе Банка Кореи о росте национальной экономики на этот год на уровне 2,2%.

Учтем, что степень зависимости южнокорейской экономики от внешней торговли в два раза выше, чем в Японии. По данным Национального статистического управления, Корейской ассоциации внешней торговли и МВФ, по состоянию на 2017 год, доля импорта и экспорта в общем объёме экономики РК составила 68,8%, что в 2,4 раза больше, чем в Японии. Зависимость от экспортной отрасли составляет 37,5%. Это третий по величине показатель среди стран «Большой двадцатки» после Нидерландов – 63,9% и Германии – 39,4%. Зависимость РК от импорта также оказалась высокой – 31,3%, что также в два раза выше, чем в Японии. В прошлом году степень зависимости РК от внешней торговли достигла самого высокого за последние четыре года показателя в 70,4%.

В общем, ситуация непростая, и южнокорейский президент даже впервые отменил пятидневный отпуск, который был запланирован на период с 29 июля по 2 августа. Но, по мнению автора, это только цветочки, а ягодки еще впереди, и за процессом сбора этих ягод мы будем внимательно наблюдать.

Константин Асмолов, кандидат исторических наук, ведущий научный сотрудник Центра корейских исследований Института Дальнего Востока РАН, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×