05.08.2019 Автор: Константин Асмолов

К инциденту с российским судном и его благополучному завершению

7180090d321f3e1318e761b7aa912c59

Сравнительно недавно мы упоминали инцидент с яхтой «Элфин» как пример задержания представителями КНДР российского судна и быстрого решения вопроса с участием посольства РФ в Пхеньяне. В середине июля случилась похожая история с краболовным судном «Сянхайлинь-8», принадлежащим ООО «Северо-Восточная рыболовная компания». Так как в этот раз инцидент продлился дольше и породил дежурную пачку слухов, расскажем об этом подробнее.

23 июля директор компании Виктор Седлер сообщил, что северокорейские пограничники захватили в Японском море российский сейнер с 17 моряками (15 — россияне, двое — граждане РК). По его словам, инцидент произошел в ночь с 16 на 17 июля, когда судно следовало на промысел из южнокорейского порта Сокчхо. Северокорейцы остановили сейнер в 53 милях (почти 100 км) от берега, хотя в соответствии с Конвенцией ООН по морскому праву территориальными водами считается зона в 12 морских миль.

Седлер заявил, что моряков уже неделю держат в каютах при 35-градусной жаре и нехватке воды и не дают выходить на палубу. «Выключили все средства связи, отобрали телефоны и конвоировали в порт Вонсан. Сегодня у нас там побывал представитель российского посольства — от него и узнали», — рассказал он, добавив, что до 18 июля в компании предполагали, что судно находится в дрейфе, а связь отсутствует по техническим причинам.

Однако представительство МИД России во Владивостоке знало о ситуации раньше. Как сказал его представитель в интервью «РИА Новости», «посольство осведомлено о ситуации, дипломаты занимаются решением этого вопроса».
22 июля российские дипломаты посетили задержанных. Все они (капитан, его помощник и граждане РК в гостинице, остальные на судне) оказались здоровы, а по словам представителей МИД Северной Кореи, судно задержали за «нарушение правил въезда и пребывания на территории КНДР».

В последующем пресс-релизе отмечалось, что «В настоящее время идет выяснение обстоятельств произошедшего. Российское Посольство находится в постоянном контакте с властями КНДР и руководством Северо-Восточной рыболовной компании. Посольство предпринимает все необходимые меры для того, чтобы урегулировать создавшуюся ситуацию в кратчайшие сроки».

24 июля представитель посольства КНДР в Москве сообщил, что судно шло под флагом Южной Кореи, и сейчас проводится его проверка, после чего оно может быть отправлено в РФ. «Капитан признал, что было нарушение территориальных вод. Сейчас наши пограничники проводят проверку», — сказал собеседник агентству ТАСС, и, по его мнению, «учитывая хорошие отношения между Россией и КНДР, после проверки судно будет отпущено в Россию».

В тот же день 24 июля к освещению инцидента подключились СМИ РК. Их версия была немного иной. Судно направлялось из Сокчхо в российский порт Зарубино и шло под российским, а не южнокорейским флагом. Однако «механическая проблема заставила судно дрейфовать в водах у восточного побережья КНДР на следующий день после отплытия. Затем северокорейские власти идентифицировали судно и отбуксировали его в соседний порт Вонсан, говорится в сообщении министерства». Сообщалось, что власти РК обратились к Северу с просьбой принять надлежащие меры для безопасного возвращения двух южнокорейцев, однако никакого конкретного ответа на эту просьбу не было.

Но кто были эти граждане РК? Korea Times пишет, что «граждане РК 50 и 60 лет были не членами команды, а «сели на корабль, чтобы посетить Россию в качестве экспертов по рыболовству». Korea Herald — что они «присоединились к экипажу в качестве технических руководителей». Даже NKnews отмечает, что «присутствие южнокорейцев среди задержанных является необычным».

Пока дипломаты занимались своим делом, эксперты думали, что могло стать причиной задержания и как долго это продлится. Как заявил президент Дальневосточной ассоциации моряков Петр Осичанский, «одна из причин — это незнание моряками, что морское пространство, территориальное море Корейской Народно-Демократической Республики 50 миль, и оно было нарушено по незнанию. Если это так, то тогда, скорее всего, разбирательство займет не больше одной недели». Востоковед Артем Лукин из ДВФУ счел новости тревожными: все предыдущие случаи касались спортивных яхт с меньшими экипажами, и они были освобождены относительно быстро, а здесь моряки находятся в плену уже неделю. По его мнению, если судно и экипаж не будут отпущены в ближайшее время, это может стать раздражителем в целом дружественных отношениях двух стран, тем более что вопрос уже стал достоянием общественности.

Энтони Ринна, аналитик исследовательской группы Sino-NK, тоже отметил, что случай не первый, но «даже если относительно небольшое количество граждан сталкивается с неблагоприятными условиями во время содержания в северокорейском заключении, этого, вероятно, недостаточно, чтобы нарушить восходящую траекторию отношений КНДР и России». Еще один анонимный эксперт сообщил NK News, что сообщенное местоположение судна на момент задержания было далеко за пределами территориальных вод КНДР, но все еще в пределах их исключительной экономической зоны.

Всероссийская ассоциация рыбопромышленников направила в МИД РФ обращение со своей интерпретацией действий северокорейской стороны. По мнению ассоциации, инцидент связан с ужесточением контроля деятельности корейских кораблей: в 2018 году российская погранслужба «пресекла незаконную деятельность 68 рыболовных судов КНДР у побережья Приморского края».

Один из источников журнала «Коммерсант» предположил, что экипаж перевозил контрабандный товар. Сейнер мог пытаться скрыться от российских пограничников и таким образом оказаться в охранной зоне КНДР, однако по информации Седлера, судно на момент задержания было без груза.

25 июля СМИ РК начали писать, что флаг над судном все-таки был южнокорейским, и что южнокорейские власти установили факт задержания 18 июля, после чего связались с северокорейской стороной через совместный пункт оперативной связи в Кэсоне. Также в КНДР было направлено письмо от имени председателя Общества Красного Креста РК.

Тем временем МИД России сообщил о вызове во внешнеполитическое ведомство временного поверенного в делах КНДР: «С российской стороны было указано на необходимость принятия мер по скорейшему урегулированию инцидента с задержанием рыболовецкого судна».

26 июля сотрудники консульского отдела и медпункта посольства РФ снова встретились с экипажем судна. В пресс-релизе отмечалось, что по итогам медосмотра «состояние моряков оценивается как удовлетворительное», а настроение оптимистичное. Корейская сторона поставила на судно десять тонн воды, граждане РК, разбирательство в отношении которых уже закончено, вернулись на судно, и «Посольство продолжает работать с компетентными ведомствами КНДР с целью скорейшего завершения расследования и возвращения экипажа на родину».

И действительно, около 7 часов вечера 27 июля в субботу капитан судна был проинформирован об освобождении, которое «стало результатом слаженной работы российского внешнеполитического ведомства». Пресс-релиз поблагодарил всех за поддержку и проделанную работу и отметил, что выяснение обстоятельств задержания российского судна будет продолжено, а один из членов экипажа специально отметил, что судно было освобождено без каких-либо штрафов, и что все на борту чувствуют себя хорошо.

28 июля судно и его экипаж вернулись в Сокчхо. Министерство по делам воссоединения РК заявило, что расценивает освобождение как «позитивное с гуманитарной точки зрения». Немудрено, ибо такое решение стало облегчением для многих правительственных чиновников, которые опасались, что режим может попытаться задержать их дольше.

Сообщается, что состояние здоровья южнокорейцев нормальное, и после медицинского осмотра они пройдут проверку спецслужбами. «Конкретную причину задержания судна и его возвращения предстоит выяснить в ходе расследования», но интересно иное — в министерстве по делам воссоединения не получали об освобождении моряков никаких сообщений.

Подводя итоги, можно обратить внимание на следующие моменты:

  • Похоже, судно действительно шло под южнокорейским флагом. Косвенно это подтверждается тем, что, будучи отпущено, оно направилось не в РФ, а в РК.
  • Статус граждан РК на судне, похоже, был неопределен, и во внутрисудовой иерархии они занимали высокое место.
  • Сочетание флага РК и граждан РК на борту могло навести пограничников КНДР на вполне определенные мысли, тем более, что предполагаемый район задержания находится недалеко от расположения военно-космических объектов Севера, чем и объясняется «зона охранения».
  • Тем не менее, как только информация о задержании дошла до российских дипломатов, проблема была решена оперативно – 22 июля состоялся первый контакт, а вечером 27-го судно отпустили. Это же говорит о профессионализме сотрудников посольства и о том, что в КНДР с нами считаются. Собственно, даже СМИ РК пишут, что инцидент показал резкий контраст между стагнацией в межкорейских отношениях, с одной стороны, и тесным взаимодействием между КНДР и Россией — с другой.

Константин Асмолов, кандидат исторических наук, ведущий научный сотрудник Центра корейских исследований Института Дальнего Востока РАН, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×