29.07.2019 Автор: Валерий Куликов

Какое будущее ждет Туркменистан?

TURK5435322

В отчете World Happiness Report — 2019, который ежегодно публикует подразделение ООН по поиску решений для стабильного развития, Туркменистан – весьма богатый на природные ресурсы каспийский игрок — оказался на 87-м месте, став в этом рейтинге самой несчастливой страной среди республик Средней Азии. В качестве критериев оценки рассматривались ВВП на душу населения, продолжительность жизни, социальная поддержка, а также влияние свободы и коррупции на принятие важных решений. Каждый из показателей оценивали по 10-балльной шкале, а затем выводили средний балл для страны.

Эта страна обладает примерно 10% всех разведанных мировых запасов природного газа (первое в мире место по запасам и четвертое место в мире по разведанным запасам) и выходом к Каспийскому морю, что обуславливает значительное внимание к этому государству со стороны ведущих мировых игроков.

По оценке международных рейтинговых агентств, потенциал экономического роста в Туркменистана, как и в других странах Средней Азии, значительно ограничен низкой степенью интеграции в глобальную торговлю. При этом величина экономических издержек, с которыми сталкиваются экономики Средней Азии в глобальной торговле, сопоставима лишь с не имеющими выхода к океану странами Африки. Именно поэтому Туркменистан и остальные страны Средней Азии активно поддержали китайскую инициативу «Экономический пояс Шелкового пути» и кредитную политику Китая в регионе на реализацию этого проекта, надеясь, что по его завершении самые крупные выгоды ждут именно Среднюю Азию благодаря ее географическому местоположению и богатству недр.

По разным данным, внешний долг Туркменистана составляет от $9 до $11,16 млрд. Информации о том, кому и сколько должна республика официальные органы не сообщают. Все туркменские экономические проекты, которые в Ашхабаде называют «жизненно важными», в первую очередь отвечают интересам Китая. Например, более 90% от общего экспорта туркменского газа идет именно туда. А продажа газа – самый крупный источник доходов Ашхабада. Мало того, львиная часть прибыли уходит на погашение китайских же кредитов. В итоге Туркменистан, пытаясь избавиться от российской зависимости, угодила в китайскую. И сможет ли из нее выбраться, судить трудно.

В последние месяцы в Туркменистане возникла гиперинфляция, а главное – повсеместная нехватка продовольствия. Так, эксперты Института Катона считают, что уровень инфляции в этой стране в июне 2018 года составлял 294%.

В Туркменистане небольшое население, которое можно прокормить при нормальной политике, но пока это не очень получается. По данным аналитиков Всемирного банка, в 2017 году численность населения Туркмении составляла 5,7 млн человек. Но многие эксперты считают, что эта цифра гораздо меньше – порядка 3,3 млн человек и более полутора миллионов человек за последние 10 лет уехали из республики.

Серьезный удар по экономике страны нанес неурожай: посевы пшеницы и ячменя на юге Туркменистана серьезно пострадали из-за наводнения. Из-за этого в ряде районов страны и даже в ее столице возникла нехватка муки, и теперь ее продажа населению строго лимитирована – не более 5 кг на человека в месяц. Даже при нормированном отпуске, хлеба не всегда хватает на всех. В результате — возле магазинов ежедневно возникают большие очереди, там вспыхивают нешуточные драки и давка, иногда с человеческими жертвами (как минимум два человека погибли в давках за хлебом в марте и апреле). К одной из причин дефицита муки отдельные наблюдатели причисляют внешнеполитический жест президента страны Гурбангулы Бердымухамедова, отправившего гуманитарную помощь в сопредельные провинции Афганистана, население которого тоже пострадало от весеннего наводнения. Причем помощь была направлена не из резерва, а из запасов, предназначенных для самих туркмен.

О кризисных явлениях в Туркменистане сегодня говорят многие эксперты. В частности, портал Al Jazeera опубликовал статью под названием «Гиперинфляция и голод: Туркменистан на грани катастрофы», где со ссылкой на лондонский Foreign Policy Centre сообщается, что Туркмения столкнулась с наихудшим экономическим кризисом за последние 30 лет.

Организации «Международное партнерство за права человека» (International Partnership for Human Rights) и «Туркменская инициатива по правам человека» обвинили власти Туркменистана в сокрытии экономического кризиса в стране. Официальные данные об экономическом кризисе не публикуются, международные эксперты в страну не допускаются, говорится в опубликованном докладе.

Наблюдатели отмечают, что рост протестных настроений пока не трансформируется в антиправительтвенные действия, что в значительной степени обусловлено спецификой определенного политического поведения жителей республики, наличием мощных карательных структур в стране.

Вместе с тем, по оценкам ряда экспертов, внутренний кризис в этой стране довольно быстро может приобрести масштабный характер, во многом из-за активизации запрещенного в РФ террористического формирования ДАИШ, накапливающего в последний период силы в Афганистане. Тем более что хорошо известно об активном поиске сегодня этим террористическим формированием в регионе площадки, на которой экстремисты могут попытаться обосноваться с точки зрения появления новых ячеек. Ведь самая благоприятная среда для ДАИШ – это как раз социально-экономическая неурядица, застарелые социальные проблемы и неспособность властей удовлетворить самые простые социальные обязательства, которые, как правило, государство несет перед своими гражданами. Росту радикализации населения способствуют высокий уровень бедности, безработицы, значительный процент молодежи в общем составе населения, идеологический вакуум, коррупция и низкий уровень религиозного образования.

Туркменистан, как и другие страны Средней Азии, уже попала в сферу геополитической конкуренции трех центров притяжения в мусульманском мире: Ирана, Саудовской Аравии и Турции. Например, Турция лоббирует ускорение объединения тюркоязычного мира и параллельно старается закрепить за собой роль одного из новых мусульманских центров модернизационного ислама.

На фоне реформирующегося Узбекистана, вступающего в полосу политического транзита Таджикистана, демократичного Кыргызстана, Туркменистан выглядит сегодня в глазах многих иностранных экспертов архаичным государством, которые предрекают этой стране неизбежные перемены. Изменения в этой стране могут быть спровоцированы, с одной стороны, сильным социально-экономическим кризисом, а с другой – вызовами исламистских тенденций, что может иметь последствия для геополитических игроков Туркмении. Например, отношение к Китаю может стать негативным на фоне неблагоприятного развития ситуации для мусульман в СУАР. Аналогичная реакция может последовать и в отношении США, у которых неоднозначная репутация в исламском мире.

Поэтому конкуренция различных интересов, региональных и международных, за Туркменистан будет в ближайшее время только усиливаться.

Валерий Куликов, эксперт-политолог, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×