28.07.2019 Автор: Владимир Терехов

Япония–Республика Корея: конфликт развивается

57fdfaa5170000bc16acb579

Рассматривавшийся нами недавно японо-южнокорейский конфликт продолжает развиваться, втягивая в себя другие страны и превращаясь в один из важных факторов формирования общей картины политической ситуации в Северо-Восточной Азии.

Вновь отметим, что японо-корейские отношения всегда носили, мягко выражаясь, сдержанный характер. Причём “глубинно-исторические” (то есть уходящие в несколько веков общей истории) причины взаимной настороженности вряд ли смогут чётко сформулировать сами японцы и корейцы. В данном случае речь, видимо, идёт о (трудно выявляемых) процессах в “ментально-исторической подкорке” системы двусторонних отношений.

Однако в том, что за последние десять лет эти отношения продолжили скольжение в негативную сторону (затронув теперь не только политическую, но и экономическую компоненты), едва ли не решающую роль играют факторы текущей политической суеты.

И здесь в первую очередь придётся указать на ситуацию внутри Республики Корея, где некоторые силы пытаются срезать политические купоны от актуализации “издержек” истории японо-корейских отношений. Причём не всего его периода, а только того временного отрезка, на который пришлись зарождение и ход Второй мировой войны.

Отметим, кстати, что тема и этих последних “издержек” была формально закрыта ещё в 1965 г., когда устанавливались дипломатические отношения между Японией и РК. Но 10 лет назад кому-то в РК показалось, что на костяке проблематики “женщин утешения” (так теперь будем её обозначать, следуя профессиональным кореистам) сохранилась кое-какая политическая плоть, пригодная к текущему употреблению.

Можно только удивляться терпению Токио, потрафившего в конце 2015 г. подобным настроениям и заключившего известное Соглашение с Сеулом. Что имело самые печальные последствия для госпожи Пак Кын Хе – тогдашнего президента РК.

Но и это терпение иссякло, когда в текущем году Сеулом, во-первых, был закрыт (сформированный из японского бюджета) фонд помощи дожившим до наших дней “женщинам утешения”, перед которыми, к тому же, надо было в очередной раз извиниться. Да ещё Императору Японии. Кроме того, по решению суда началась распродажа на территории РК активов японской компании Nippon Steel, обвинённой в “принудительном рекрутировании корейцев” во время Второй мировой войны.

В Японии решили, что “хватит” и нанесли ответный удар (как выясняется, неожиданный и крайне чувствительный) в виде “усиления контроля за экспортом” в РК материалов, которые имеют ключевое значение в процессе производства конечной продукции рядом ведущих южнокорейских IT-компаний, прежде всего, Samsung Group и LG Group.

В Сеуле поняли (видимо, слишком поздно), что “перегнули палку” и попытались каким-то образом договориться. Но состоявшиеся 12 июля в Токио переговоры на министерском уровне, видимо, не имели позитивного результата.

Выступивший двумя днями ранее руководитель аппарата правительства Японии Ёсихидэ Суга в очередной раз указал на неизменность нового порядка экспортного контроля в торговле с РК. Спустя неделю (то есть уже после упомянутых выше переговоров) с аналогичным заявлением выступил министр промышленности Хиросигэ Секо.

Очень похоже, что атаки Японии на РК не ограничатся экономикой и могут включить в себя инструментарий информационных войн. Именно таким образом автор склонен расценивать заявления премьер-министра Синдзо Абэ и некоторых членов его кабинета “о нарушениях” Сеулом санкционного режима в отношении Пхеньяна. Кроме того, РК вменяются случаи экспорта “стратегических материалов” (которые могут быть использованы в разработке различных видов оружия массового поражения) в некоторые страны Юго-Восточной Азии и Ближнего Востока.

Не разрешив переговорным путём возникшую проблему в отношениях с Японией, Сеул заявил о намерении поднять её на очередном заседании Генерального совета ВТО в Женеве, которое намечено на 23-24 июля.

Обострение ситуации в отношениях между ближайшими азиатскими союзниками США не может не настораживать Вашингтон. На брифинге нового пресс-секретаря Государственного департамента США Морган Ортагус было заявлено, что будет предпринято “всё возможное (публично и за кулисами), чтобы найти пути укрепления отношений между тремя странами”, то есть США, Японией и Южной Кореей.

Добавим от себя, что Вашингтон занимается этим уже 20 лет. Результаты описаны выше.

Отметим, что в Пекине также настороженно наблюдают за происходящим в японо-южнокорейских отношениях, но скорее по соображениям экономического, чем политического плана. Связи между IT-компаниями Японии и РК существенным образом входят в кооперационные сети, которые имеют аналогичные ведущие китайские компании. Поэтому нарушения указанных связей чреваты серьёзными издержками и для IT-компаний КНР.

Наконец, представляется уместным затронуть тему присутствия (для автора очевидного) “внешних”, наряду с “внутренними”, мотивов поддержания в РК в разогретом состоянии проблемы “женщин утешения”. Дело в том, что её подогрев вписывается в деятельность одного из важнейших ответвлений мирового “правозащитного движения”, ставящего свой целью достижение “гендерного равенства”, формат и границы которого носят неопределённый характер (или они намеренно не определяются). Другие подобного рода ответвления добиваются обеспечения “прав” малолетних детей, различного рода меньшинств, животных.

Следование руководства РК указанному “правозащитному” тренду в проблеме вековой давности обернулось для страны серьёзными издержками.

Владимир Терехов, эксперт по проблемам Азиатско-Тихоокеанского региона, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×