27.07.2019 Автор: Константин Асмолов

Граница Республики Корея на надежном замке?

740

Не так давно мы разбирали скандал в южнокорейском МИД, но на смену ему пришел не менее громкий скандал в армии, который на данный момент продолжается.

Все началось с того, что представитель Объединённого комитета начальников штабов вооружённых сил РК сообщил, что в территориальных водах страны спасена северокорейская лодка. У нее отказал двигатель, и рыбаков отнесло на Юг, где им оказали помощь.

А потом внезапно выяснилось, что все было совсем не так. Никакого спасения терпящих бедствие из-за отказа двигателя северокорейских рыбаков в открытом море, в территориальных водах РК не было. Хуже того, в широком доступе появилось видео, на котором баркас КНДР с 4-мя гражданскими на борту своим ходом заходит в порт Самчхок провинции Канвондо, находящийся в 150 км южнее границы. Северяне спокойно сошли на берег, попросили закурить у портовых рабочих, затем попросили телефон позвонить своим старым знакомым из числа перебежчиков, ныне проживающих в РК. И только через час, по сообщению бдительных граждан, на место прибыли морская полиция и военные. При этом прибывшие не заявили о себе как перебежчики и о намерении остаться в РК.

Нет, потом бюрократическая машина закрутилась, — двое из четырёх рыбаков решили остаться в РК. Остальные два северянина выразили желание вернуться обратно и были переданы 18 июня. Двое оставшиеся в РК пройдут проверку и курс обучения. В министерстве по делам воссоединения сообщили, что они приняли решение самостоятельно, все действия осуществлялись в соответствии с гуманитарными принципами и устоявшейся процедурой. Капитан рыбацкой шхуны дал разрешение на утилизацию лодки.

Общественность выразила обеспокоенность и недовольство тем, что военные не сумели выявить рыбацкую шхуну, которая беспрепятственно проплыла 130-километровый участок на территории РК. Почему их никто не заметил, ни пограничники, ни морская полиция, ни береговая охрана?

Военные провели расследование, 19 июня представив результаты: 1,8-тонная деревянная лодка с двигателем в 28 л.с. отплыла 9 июня из провинции Хамгён-Пукто. С 10 по 12 июня команда делала вид, что занимается ловом рыбы в приграничном районе. 12 июня северяне пересекли северную разграничительную линию. Таким образом, они изначально направлялись в РК. 14 июня в 9 часов вечера команда шхуны заглушила мотор перед портом Самчхок провинции Канвондо. Как только расцвело, они направились в порт, в 6:20 пришвартовавшись к причалу. Через полчаса там стали появляться местные жители, которые и заявили об этом в профильные службы. На них была гражданская и военная одежда (один даже был одет в форму спецназа), но в ходе первоначальной проверки оказалось, что речь идёт о гражданских лицах. В настоящий момент ведётся работа по выяснению их личностей.

Что же до замка на границе, то радары дважды засекали шхуну, но пограничники решили, что это южнокорейская рыболовная лодка. В этой связи министр обороны РК Чон Гён Ду назвал случившееся очень серьезной ситуацией и провалом пограничных сил на море, указав на необходимость повысить боеготовность. Министр потребовал ужесточить оперативную и трудовую дисциплину и принять меры по предотвращению подобных инцидентов.

20 июня Чон Гён Ду принёс извинения в связи со скандалом и заявил о готовности провести тщательное расследование в случае выявления ложных сообщений или сокрытия каких-либо данных по этому вопросу, рассказал о планах по строгому наказанию лиц, заслуживающих порицания, а также по проведению проверки готовности армии по защите безопасности границ. По его словам, во избежание повторения данного инцидента будут приняты меры по укреплению дисциплины в войсках.

В тот же день принёс извинения премьер-министр Ли Нак Ён гражданам, признав, что данное происшествие — это большое упущение военнослужащих страны. «То, что было раскрыто до сих пор, вызвало у людей огромную озабоченность», и «результаты расследования будут прозрачно раскрыты общественности, и любой, кто будет признан виновным, будет привлечен к строгой ответственности».

В тот же день 20 июня представитель администрации президента РК озвучил позицию относительно подозрений о том, что военные пытаются скрыть подробности инцидента. Мун Чжэ Ин дал указание тщательно разобраться в ситуации.

21 июня даже проправительственные СМИ отметили что «инцидент вызывает много вопросов». В заявлении администрации президента были отмечены неэффективная работа военных по охране государственных границ и определённая путаница в докладе об инциденте. Однако было отмечено, что все действия военных были выполнены в соответствии с действующими инструкциями.

Тем не менее изначально военные утверждали, что северокорейская лодка дрейфовала неподалёку от порта Самчхок и была там же задержана. Это полностью противоречит данным о том, что северяне изначально направлялись на юг с целью остаться в РК, а подплыли прямо к причалу порта. Кроме того, в свое оправдание военные заявляли, что деревянную лодку не было видно на радаре. Кроме этого, работу по ее обнаружению затрудняли высокие волны в районе инцидента.

Такая недостоверная информация была доложена в администрацию президента РК и в органы южнокорейской разведки. Однако военные не знали, что морская полиция уже сообщила информацию во всех деталях в вышеупомянутые органы. Вдобавок выяснилось, что волны тогда были не высокими, а военные имеют специальные тепловизоры. Так что, похоже, дело было в халатности военных, базирующихся в порту Тонхэ-Самчхок

Помимо этого, вызывают сомнение некоторые факты. Прежде всего, шансы успешно пересечь несколько сотен километров на малогабаритном судне весом всего 1,8 тонны минимальны. Для экипажа это равноценно самоубийству. Кроме того, задержанные северокорейские рыбаки выглядели довольно опрятно. Ранее было завялено о том, что по разрешению капитана лодка была утилизирована. Однако по правилам лодки северян, пожелавших остаться в РК, должны быть сохранены в качестве доказательства.

Инцидент вызвал ажиотаж политиков и военных экспертов консервативной направленности. Дескать, правительство Муна так увлеклось разрядкой, что забыло о необходимости поддерживать бдительность и обучение войск, что это привело к слабой дисциплине в вооруженных силах. Как заявил президент НГО «Korea Defense Network» Син Ин Гюн, «безопасность и разрядка не могут идти вместе». По его мнению, как только КНДР перестали считать врагом (см. Белую книгу Министерства обороны) о необходимости держать ухо востро перестали говорить, и «это, по-видимому, влияет на умы молодых солдат».

Пак Вон Гон, профессор международных отношений в глобальном университете Хандун, сказал, что когда в рамках примирения две Кореи сняли посты охраны в демилитаризованной зоне, правительство не дало ясно понять, что безопасность границ должна оставаться неизменной.

Чхве Юн Чхоль, профессор кафедры национальной обороны университета Санмён, сказал, что военные должны показать строгую позицию в решении вопросов национальной безопасности, независимо от мирной политики правительства в отношении Северной Кореи, чтобы положить конец недоверию к армии. Он также сказал, что обучение солдат не должно снижаться, поскольку это даст Северной Корее неправильный сигнал, что мы жертвуем нашей обороной, больше ценя мирную политику.

Военные эксперты говорят, что ответственность за такие провалы в области безопасности лежит на военачальниках, которые не смогли продемонстрировать строгую политику в области безопасности, а не на военных на местах.

Главная оппозиционная партия Свободная Корея призвала министра обороны уйти в отставку, поскольку именно он несет ответственность за «отсутствие дисциплины и дыры в морском пограничном патрулировании».

19 июня лидер парламентской фракции консерваторов На Гён Вон заявила: «Безопасность Республики Корея не защищается военными. Рыбаки защищают страну. Сейчас не время для министра обороны разбираться, кто несет ответственность за инцидент. Он должен немедленно уйти в отставку».

Председатель ЛКП Хван Гё Ан пошел дальше и заявил, что межкорейское военное соглашение должно быть отменено, призвав к восстановлению боевой готовности. «Что если это была не рыбацкая лодка, а корабль-шпион?».

После такого наката спикер Голубого дома Ко Мин Чжун опровергла многочисленные сообщения СМИ о том, что власти пытались скрыть правду. В случаях, когда северокорейские корабли и экипажи достигают Южной Кореи, секретность деталей является принципом, направленным на обеспечение безопасности и охраны.

21 июня Министерство обороны создало группу для изучения того, что пошло не так и начало проверку: основное внимание будет уделено тому, правильно ли работали системы наблюдения и что заставило их не обнаружить северокорейский корабль. Была создана и следственная группа для проверки Объединенного комитета начальников штабов, а также военно-морских и армейских сил, отвечающих за наблюдение на море, на предмет их неспособности обеспечить безопасность морских границ.

3 июля Чон Гён Ду освободил от занимаемой должности командующего 8-м армейским корпусом (базируется на северо-востоке страны в провинции Канвондо, где и произошел инцидент) Ли Чжин Сона. Председателю Объединенного комитета начальников штабов Республики Корея Пак Хан Ги был вынесен строгий выговор. Командиры 23-й пехотной дивизии и Первого Флота тоже получили взыскания.

«Расследование показало, что наша разведка не смогла вовремя обнаружить северокорейскую лодку, и нам не удалось надлежащим образом проинформировать общественность об инциденте. Как глава Министерства национальной обороны страны я приношу свои глубочайшие извинения».

Но два генерала — не единственные жертвы инцидента. 21-летний рядовой первого класса из 23-й дивизии в Самчхоке, провинция Канвондо, бросился в реку Ханган. Из воды его вытащили, но он умер в больнице. Известно, что он дежурил на прибрежном посту днем 15 июня — уже после того, как злосчастная лодка прибыла в порт Самчхок. Однако именно он отвечал за написание журнала действий и информирование вышестоящих инстанций. Мужчина находился в девятидневном отпуске, который начался 1 июля, и, согласно заявлениям военных, не был объектом проверки.

И хотя претензии консерваторов кажутся автору необоснованными (мы писали о том, что говорить о снижении боеготовности неверно), посмотрим, насколько удачной будет борьба с разгильдяйством.

Константин Асмолов, кандидат исторических наук, ведущий научный сотрудник Центра корейских исследований Института Дальнего Востока РАН, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×