16.07.2019 Автор: Владимир Терехов

Об “ужесточении” мер экспортного контроля Японии в отношении Южной Кореи

NEO Collage 5509

С междометия “увы” приходится начинать очередную статью на тему неблагополучия в состоянии отношений между Японией и Республикой Корея (Южной Кореей) – двумя важными соседями России. Отмечавшаяся недавно в НВО тенденция к скольжению этих отношений в негативную сторону лишь получает очередные импульсы.

На этот раз речь идёт об “усилении контроля за экспортом” (что де-факто может оказаться его запретом) в РК трёх базовых материалов, которые используются в производстве чипов и других ключевых элементов конечной продукции ведущих южнокорейских IT-компаний.

Эти меры вводятся с 4 июля с. г. и самым негативным образом отразятся на таких известных южнокорейских компаниях, как Samsung Group и LG Group. Теперь потенциальный японский экспортёр должен обращаться в правительство за разрешением по каждой партии из указанных товаров. Период рассмотрения запроса может доходить до трёх месяцев.

Выступая двумя днями ранее перед представителями СМИ, руководитель аппарата кабинета министров Японии Ёсихидэ Суга заявил, что данная мера вводится по соображениям “национальной безопасности, а не в качестве возмездия Южной Корее” и указанная мера не противоречит правилам, установленным ВТО.

Далее последовали слова, которые потребуют пояснения: “[Южная Корея] не проявила стремления к удовлетворительному решению проблемы бывших рабочих на Корейском полуострове до начала работы саммита G-20.”

Под “бывшими рабочими на Корейском полуострове” Сеул подразумевает “принудительное рекрутирование корейцев” во время Второй мировой войны японскими компаниями Nippon Steel и Sumitomo Metal Corp. В порядке компенсации дожившим до наших дней “потерпевшим” корейцам судебным решением была санкционирована распродажа на территории РК активов первой из этих компаний.

Что касается “начала работы саммита G-20”, то, видимо, имелось в виду, что Япония, как хозяйка этого важнейшего мероприятия 2019 г., хотела бы разрешить возникшую вдруг (и как бы из ничего) очередную проблему в отношениях с одним из его участников. Для этого Сеулу был предложен формат некоего третьестороннего арбитража. Причём арбитра мог избрать сам Сеул.

Однако руководство РК от такого предложения отказалось и потребовало очередных извинений Токио за дела почти вековой давности и денежных компенсаций “пострадавшим”.

Ещё не улеглась пыль от фактического выхода Сеула из соглашения конца 2015 г. по проблеме “женщин комфорта” (приведшего тогдашнего президента РК Пак Кын Хе на скамью подсудимых), как появились новые “исторические обиды”, за которые тоже надо извиняться.

Токио дал ясно понять, что его, наконец, “достали” подобного рода претензии и нанёс ответный удар по крайне чувствительной для РК сфере экономики. Уместным представляется отметить, что феномен так называемых “азиатских тигров” (к числу которых относится Южная Корея) был существенным образом обусловлен экономической кооперацией с Японией. Как выясняется, роль этого фактора сохраняется до сих пор.

В том же выступлении Ё.Суги говорилось, что функционировавшая до недавнего времени система контроля за экспортом, выгодная обеим странам, была основана на “взаимном доверии”, от которого Сеул фактически отказывается. В новых условиях, объясняет высокий японский чиновник, Токио вынужден “ужесточить” контроль за поставляемые в РК комплектующие к продукции южнокорейских IT-компаний.

Скорее всего, в Сеуле не ожидали подобных последствий игр под условным названием “стричь купоны от исторических травм”, нанесённых когда-то Японией, как бы приговорённой быть “постоянно виновной”. Теперь говорится о возможности обращения с жалобой на неё в ВТО.

Между тем упомянутые последствия для Сеула принимают гораздо более серьёзный характер, чем экономические издержки от контрмер Токио. Опросы общественного мнения Японии фиксируют устойчивый рост антикорейских настроений.

Последний такой опрос, проведенный совместно газетами (японской) Yomiuri Shimbun и (южнокорейской) Hankook Ilbo, показал, что к настоящему времени уровень подобных настроений достиг 74%. То есть за полгода он увеличился на 7% по сравнению с концом 2018 г. При том что фиксируются неизменные в последние годы 80% антияпонских настроений в РК.

Такой взаимной неприязни не отмечается по отношению друг к другу даже между той же Японией и КНР.

Видимо, существенную роль в очевидно контрпродуктивных шагах Сеула по отношению к Токио как в проблеме “женщин комфорта”, так и теперь “принудительно рекрутируемых”, играет сложная внутриполитическая игра в РК, которой пристальное внимание уделяет Новое Восточное Обозрение. При этом действительно национальные интересы становятся жертвой борьбы различных политических сил самой Южной Кореи.

В ситуацию же, складывающуюся в Северо-Восточной Азии, непрерывное ухудшение отношений между Японией и РК привносит существенный деструктивный элемент.

Хотя кто-то может усмотреть в этом и определённый позитив, например, в виде многолетних неудач США создать тройственный военно-политический союз с участием тех же Японии и РК. При том что с каждой из этих стран Вашингтон состоит в “парном” союзе.

Но появляется всё больше признаков деактуализации для Вашингтона сохранения союзов (и связанного с ними бремени) периода давно завершившейся холодной войны. Ведущая мировая держава находится в состоянии поиска своего нового места и роли на международной арене.

Мировая политическая карта находится в процессе ускоряющейся трансформации в непонятном направлении под воздействием неясных факторов и сил.

Возможно, человеческие эгоизм и просто глупость (как в рассматриваемом случае) служат реализации нынешнего этапа некоего “исторического замысла”?

Владимир Терехов, эксперт по проблемам Азиатско-Тихоокеанского региона, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×