11.06.2019 Автор: Константин Асмолов

Парламентский кризис в РК, или Запретят ли «Свободную Корею»?

6443

Еще с 2018 г. в РК началось обсуждение внесения изменений в действующую систему парламентских выборов и разговоры о том, что действующая система выборов не отображает реальную волю народа из-за несоответствия количества парламентских мест уровню поддержки политических партий.

На данный момент в РК одновременно действуют система одномандатных округов и пропорционального представительства от политической партии. В Национальном собрании всего 300 депутатских мест. 253 из них заполняются за счёт одномандатных округов, остальные 47 — по системе пропорционального представительства по партийным спискам. К примеру, если при  наличии ста депутатских мест партия А побеждает в 30-ти одномандатных округах, а общая доля полученных за нее голосов 40%, то к 30-ти избранным добавляется ещё 10 по партийным спискам. Это сложная система, вызывающая ряд проблем.

3 декабря 2018 г. специальный комитет по политическим реформам предложил провести обсуждение этой темы. Обсуждение проходило на фоне угроз сорвать принятие бюджета страны, голодовок и сидячих забастовок перед зданием парламента, и 15 декабря 2018 г. партии достигли договорённости по проведению избирательной реформы таким образом, чтобы число парламентских мест каждой партии было прямо пропорционально уровню поддержки избирателями данной партии. Мелкие партии настаивали на «абсолютной пропорциональности», при которой места распределяются пропорционально уровню поддержки партии избирателями.

Как показывали результаты телефонного опроса, проведённого 28-29 декабря агентством Korea Research по заказу KBS, против нынешней системы выборов депутатов Национального собрания было 73,4% населения РК. 66,3% респондентов согласились с необходимостью проводить избирательную реформу. 46,4% респондентов поддержали систему распределения парламентских мест в соответствии с уровнем поддержки политической партии, а 44,1% высказались против.

Однако после того, как в «Свободной Корее» сменилось руководство, они стали выступать против реформы – частично из фракционной борьбы, частично потому, что новая система выборов действительно бьет по их позициям. Консерваторы утверждают, что новые правила а) в большей степени открывают пространство для фальсификаций; б) расписаны так, что правящая партия получает возможность существенно увеличить число своих депутатов за счет «тех, кто пришел вторым».

11 января 2019 года Мун Чжэ Ин снова указал на необходимость изменения избирательного законодательства с учётом воли народа.

17 марта 2019 г. правящая Демократическая партия Тобуро и три оппозиционных партии (исключая консерваторов) договорились относительно реформирования избирательной системы. Общее количество депутатов по-прежнему составит 300 человек, однако теперь на основании количества полученных на выборах голосов 50% мест будут распределяться по партийным спискам, а для второй половины мест будет проводиться внутрипартийное голосование.

Кроме того, решено снизить возраст для участия в голосовании до 18-ти лет, принять законопроект о перекраивании избирательных участков и увеличить число парламентариев по партийным спискам с 47 до 75.

Делалось это для того, чтобы новая система, которая, как считается, дает определенные преимущества малым партиям и правящей партии, уже была бы в ходу на парламентских выборах 2020 г. и позволила бы партии Муна получить большинство в парламенте. Пока у демократов 128 мест в Национальном Собрании из 300, у ведущей консервативной партии «Свободная Корея» — 114; правоцентристская партия «Справедливого будущего» имеет 29 мест, а относительно левые партии «За демократию и мир» и «Партия справедливости» – четырнадцать и шесть.

Но поскольку при стандартной процедуре принятия законопроекта и с учетом сопротивления оппозиции успеть к этому времени не выходит, власти приняли решение применить ускоренную процедуру «fast track», о которой стоит сказать поподробнее.

Если за ускоренный процесс проголосуют не менее чем 60% членов комитета или депутатов парламента, то законопроект передаётся на ускоренное рассмотрение и автоматически выносится на рассмотрение Национального собрания после завершения предварительной проверки. Она длится 180 дней, а рассмотрение в парламентском комитете по законодательству и судебно-правовым вопросам — 90 дней. Если законопроект не будет проверен в установленный срок, то он всё равно автоматически будет передан в вышеуказанный комитет, а затем вынесен на пленарное заседание вне зависимости от принятого решения. Если комитет по законодательству и судебно-правовым вопросам этого не сделает, законопроекты будут автоматически поставлены на голосование в течение 60 дней на сессии Ассамблеи. Этот процесс занимает не менее 330 дней, но может быть сокращен, если стороны соглашаются продвигать законопроекты. Голосование за ускоренное одобрение может инициировать председатель постоянного комитета или спикер Национального собрания.

Такая система нацелена на предотвращение чрезмерной задержки инициатив, по которым оппозиционные и правящие силы не могут договориться.

Под ускоренную процедуру также подпали законопроекты по разделению следственных полномочий прокуратуры и полиции и формированию следственного органа по коррупционным делам с участием высокопоставленных чиновников, к числу которых относятся около 6 тыс. человек, в том числе президент Республики Корея, депутаты Национального собрания, судьи и военные офицеры высокого ранга.

Напомним, что законопроект о создании следственного органа по коррупционным делам предполагает ограничение полномочий прокуратуры и ужесточение контроля за действиями высокопоставленных должностных лиц. Новый следственный орган будет рассматривать заявления о коррупции, связанные с таковыми, просить суды выдавать ордера и подавать в суды возражения в отношении решений прокуратуры не предъявлять обвинения, фактически игнорируя депутатскую неприкосновенность. Он также сможет предъявлять обвинения судьям, прокурорам и высокопоставленным сотрудникам полиции.

В ответ «Свободная Корея» пообещала бойкотировать все сессии Национального Собрания. Ее председатель Хван Гё Ан назвал происходящее политическим сговором, заявив, что это повлияет на результаты всеобщих выборов 2020 года и в конечном итоге может продлить правление «демократов», а лидер парламентской фракции На Гён Вон заявила, что перед нами отвлекающий маневр, чтобы отвлечь гнев людей и возражения против правительства после его неудач в экономике и национальной безопасности.

Осудив новый следственный орган как средство воздействия на оппозиционных законодателей и государственных чиновников, выступающих против нынешнего правительства, Хван поклялся принять все возможные меры для протеста против нынешней администрации.

Партия «Справедливого будущего» тоже оказалась на грани раскола, так как более правые депутаты голосовали против, а центристы – за.

В итоге с 26 апреля парламент блокирован и в нем случались в буквальном смысле рукопашные бои, по итогам которых «Демократическая партия Кореи» обратилась в полицию с жалобой на 18 членов «Свободной Кореи», в том числе На Гён Вон за использование насилия для блокирования проведения заседаний комитетов национального собрания, на которых они должны были голосовать по вопросу о том, следует ли продвигать законопроекты. В ответ ЛКП сообщила в полицию о 17 членах демпартии, в том числе об их руководителе парламентской фракции Хон Ён Пхё, заявив, что это они напали первыми.

Параллельно консерваторы провели сидячую акцию протеста внутри здания парламента и крупномасштабный митинг в центре Сеула, осудив президента Мун Чжэ Ина за стремление провести избирательную реформу в пользу правящей партии. «Левая администрация пытается завершить последнюю часть головоломки для создания диктатуры», — сказал Хван Гё Ан во время митинга. Несколько депутатов церемониально постриглись под ноль под пение гимна страны и лозунги «Остановить Мун Чжэ Ина!», «Накажем диктатуру, защитим Конституцию!».

В ответ правящая партия призвала прекратить проведение таких «неоправданных митингов» и переключить свое внимание на оперативное рассмотрение находящихся на рассмотрении насущных законопроектов. Кроме того, Хон Ён Пхё заявил, что его партия будет продолжать подавать иски против любого, кто будет нарушать закон и блокировать заседания специальных комитетов по законопроектам о реформе.

Еще ранее, 22 апреля на сайте администрации президента РК была размещена петиция с требованием о расформировании партии Свободная Корея, которую за первую неделю подписали более 400 тыс. человек и к нынешнему времени число подписантов приближается к двум миллионам.

В петиции говорится, что «Свободная Корея» является собранием депутатов, на которых расходуются огромные налоговые средства. Однако они сдерживают законодательную деятельность правительства, проводя различные акции протеста по любому поводу.

Вместе с тем, 28 апреля были выставлены и петиции с требованием о расформировании правящей «Демократической партии Тобуро», под которыми подписались более 300 тыс. человек. В  самой крупной из них указывается, что правящие силы ведут «неадекватную» политику, стремясь в одностороннем порядке провести ряд законопроектов в ускоренном режиме без участия крупнейшей оппозиционной партии, на которую приходится более 30% членов Национального собрания.

Заметим, что если за онлайн-запрос в течение 30 дней проголосуют более 200 000 человек, Голубой дом обязан принять меры или хотя бы опубликовать официальное заявление.

29 апреля Мун Чжэ Ин выразил сожаление по поводу усугубления противоречий и разногласий политических сил, в то время когда правительство и парламент должны объединить силы для преодоления сложной экономической ситуации. Он также призвал парламент как можно скорее рассмотреть проект дополнительного бюджета, «который направлен на защиту жизни населения от таких стихийных бедствий, как лесные пожары и микропыль», но его принятие блокируется консерваторами. В ответ в партии «Свободная Корея» заявили, что вся ответственность за нынешнюю ситуацию лежит на президенте. Указывается, что, по сути, именно администрация президента дала указание правящей партии продвигать реформу избирательной системы и создание следственного органа по коррупционным делам с участием высокопоставленных чиновников.

В тот же день 29 апреля в специальном комитете по реформированию судебной власти в положительном ключе прошло голосование по вопросу ускоренного рассмотрения проекта поправок в закон о деятельности прокуратуры и в уголовно-процессуальный кодекс. А поздно ночью 30 апреля в специальном парламентском комитете по политическим реформам было решено внести проект поправок к закону «О выборах должностных лиц» в категорию объектов ускоренного рассмотрения.

Оппозиционная партия «Свободная Корея» подвергла принятое решение критике, назвав его попыткой в одностороннем порядке изменить систему выборов с целью продления существования действующей власти. В знак протеста представители партии «Свободная Корея» блокировали вход в зал заседаний с использованием физической силы, из-за чего депутаты от четырёх иных партий вынуждены были сменить зал заседания.

3 мая в ходе состоявшегося совместного завтрака с государственными деятелями Мун Чжэ Ин отметил, что самой большой проблемой для нынешней администрации РК является усиление политической конфронтации. Глава государства дал понять, что его либеральная администрация не вмешивается в расследование коррупционных скандалов, как это делалось при администрации Пак Кын Хе, но немедленно опровергнул это пассажем о том, что, «дабы достичь общественного единства, нужно добраться до истины и наказать виновных».

7 мая «Свободная Корея» отказалась продолжать работу в Национальном собрании, начала проведение митингов по всей стране, начав с регионов, где их позиции сильны — городах Тэджоне, Тэгу и Пусане. Затем последовали менее удобные для них регионы – провинция Чолла и города Кванчжу. Разумеется, там митинг с участием Хван Гё Ана закончился всего за 20 минут на фоне сильного, протеста общественности. Протестующие держали плакаты с надписью «расформировать Свободную Корею», и в какой-то момент они облили его водой, так что полиция открыла для него зонтик.

Анонсирована 20-дневная акция, которая будет проходить по всей стране на рынках и в административных центрах различных населённых пунктов.

Что в итоге? Из-за разногласий политических сил Национальное собрание РК не провело в апреле ни одного пленарного заседания, завершив сессию безрезультатно. Партия «Справедливого будущего» оказалась на грани раскола. Некоторые депутаты от «Демократической партии» высказались против ускоренного рассмотрения законопроектов, так как поправки к закону о деятельности прокуратуры и в уголовно-процессуальный кодекс вызывают споры и в самой правящей партии.

И все это очень напоминает автору работу парламента при Пак Кын Хе, только с точки зрения приемов политической борьбы правящая партия и оппозиция поменялись местами. Теперь уже консерваторы докапываются до правительственных проектов и парализуют работу парламента, а демократы укоряют их за то, что их обструкционизм мешает принимать важные для народа законы.

Кроме того, выбранная консерваторами тактика заставляет перефразировать известную русскую поговорку – «с такими врагами и друзей не надо».

Константин Асмолов, кандидат исторических наук, ведущий научный сотрудник Центра корейских исследований Института Дальнего Востока РАН, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×