07.06.2019 Автор: Виктор Михин

США наступают, Иран лавирует

2223

В Соединенных Штатах ныне существует так называемая «команда В», в которую входят советник президента США по вопросам нацбезопасности Джон Болтон и ряд ближневосточных региональных лидеров, включая премьер-министра Израиля Биньямина Нетаньяху, наследного принца Саудовской Аравии Мухаммеда бен Салман Аль Сауд и наследного принца Абу-Даби Мохаммеда бен Заид Аль Нахайян, которые каждый по своим личным причинам пытаются разжечь напряженность в отношениях между США и Ираном и подтолкнуть Д. Трампа «к конфронтации, которой он не хочет». Впервые такое предположение высказал министр иностранных дел Ирана Мохаммад Джавад Зариф: «Они все показали заинтересованность в затягивании США в конфликт. Я не думаю, что президент Д. Трамп хочет этого, он в предвыборной кампании обещал не приводить Соединенные Штаты к новой войне».

Волне естественно, что на Западе и США вначале такое заявление было принято в штыки, но по мере того, как проходит время, появляется все больше фактов, свидетельствующих о правильности заявления иранского дипломата.

И вот уже весьма солидная газета The Times опубликовала большую критическую статью, в которой рассказала о чрезмерной воинственности Джона Болтона, что, по ее мнению, вызывает всё большее раздражение Д. Трампа. По словам издания, очередное стремление советника Белого дома по национальной безопасности добиться военного вторжения США в Иран, весьма вероятно, будет стоить ему должности. В свое время, назначая его своим советником, Д. Трамп знал, что Дж. Болтон хочет разбомбить Иран и Северную Корею, что он не раз объявлял об этом в эфире Fox News. Но вполне понятно, что Дж. Болтон озвучивает не только свое мнение, но и взгляды весьма воинственной группировки в американском обществе, которая буквально заставила нынешнего президента назначить его своим советником и который по мере своих сил и возможностей негативно корректирует общий курс США.

Дж. Болтон в течение многих лет, прежде чем стать советником по национальной безопасности, был весьма негативно настроен против Ирана и неоднократно призывал свергнуть иранское правительство. «Я не отступаю от всего этого. Это позиции, которые я занял как частное лицо», — сказал Дж. Болтон, когда его спросили о его предыдущих замечаниях. «Сейчас я правительственный чиновник. Я советую президенту. Я советник по национальной безопасности, а не человек, принимающий решения по национальной безопасности. Именно президент принимает эти решения». Все это так, но вполне понятно, что Д. Трамп отнюдь не семи пядей во лбу и делает свои анализы на основе той информации, которую ему предоставляют советники, в данном случае Дж. Болтон.

Вполне понятно, что именно Дж. Болтон и дующий в его дуду госсекретарь М. Помпео стоят за последним резким обострением отношений между двумя государствами, когда, казалось, весь Ближневосточный регион поставлен американскими поджигателями на грань все испепеляющий войны. Во всеуслышание было объявлено, что в регион направляются 120 тысяч американских военных, авианосец «Авраам Линкольн» и другие боевые корабли, а также были отправлены стратегические бомбардировщики B-52. Свою лепту в обострении ситуации спустя год после выхода США из многостороннего соглашения об иранской ядерной программе внесли и взаимные «террористические признания» Вашингтона и Тегерана. США внесли иранский Корпус стражей Исламской революции в собственный список зарубежных «террористических организаций». За этим последовало аналогичное решение Ирана в отношении Центрального командования ВС США (в зону его ответственности входит Ближний Восток). Правда, вместо воинской армады было послано дополнительно всего 1500 военных.

Однако, судя по американской и иранской прессе, Пентагон срочно и втайне передислоцирует те американские воинские части, которые находятся в регионе. Например, Пентагон разместил войска на границе Ирака с его западными соседями и, по данным арабских СМИ, в страну введено более 10 тыс. американских солдат, которые срочно размещаются на базах в Эйн-Асаде и Аль-Хабании. Американская военная колонна совершила марш-бросок из Иордании в западную иракскую провинцию Аль-Анбар. Она доставила вооружение и боеприпасы на авиабазу войск США в населенном пункте Эйн-Асад вблизи города Хит. Об этом со ссылкой на достоверный источник в местной службе безопасности сообщает арабоязычный интернет-портал «Аль-Мааломех». Правда, следует заметить, что правительство страны до сих пор считает, что Багдад не должен втягиваться в противостояние Тегерана и Вашингтона. На фоне развивающегося конфликта между США и Ираном эта позиция иракского руководства не может не тревожить Вашингтон, который всеми силами пытается перетянуть иракцев на свою сторону.

Параллельно обмену воинственными заявлениями Соединённые Штаты и Иран, как можно понять из последних дипломатических визитов на Ближнем Востоке, изыскивают возможности к деэскалации. Особую активность в этом плане проводит Тегеран, руководство которого, несмотря на сложность обстановки, неоднократно заявляло, что оно не настроено на войну против США. Накануне, 26 мая, с рабочей поездкой в Омане находился замминистра иностранных дел Ирана Аббас Аракчи. Здесь он провёл встречу с главой оманской дипломатии Юсуфом бин Алави бин Абдаллой. В те же часы в Багдаде находился министр иностранных дел Ирана Мохаммад Джавад Зариф. Ранее руководства Ирака и Омана выразили готовность выступить посредниками между Вашингтоном и Тегераном с целью разрядить напряжённую ситуацию в зоне Персидского залива, куда США ранее направили дополнительные военные силы. По данным телеканала Al Arabiya, после Омана замглавы МИД Ирана посетит Катар и Кувейт.

Со всеми указанными арабскими странами Иран, в отличие от трёх нынешних «законодателей мод» в арабском мире — Египта, Саудовской Аравии и Объединённых Арабских Эмиратов, — сохранил в целом ровные отношения. По всей видимости, этот фактор Тегеран пытается использовать в двух главных целях: не допустить формирования против него широкой арабской коалиции в регионе и наладить непрямой канал коммуникации с нынешней американской администрацией. Десять лет назад, летом 2009 года, подобный конфиденциальный канал между Ираном и США был установлен при содействии султана Омана Кабуса бин Саида. Тогда это создало предпосылки для заключения в июле 2015 года Совместного всеобъемлющего плана действий (СВПД) по иранской ядерной программе в бытность Барака Обамы в Белом доме. Теперь, после одностороннего выхода США из СВПД в мае 2018 года, расширения американских санкций против Ирана и концентрации администрацией Дональда Трампа военных сил вокруг Исламской Республики, задача примирения США и ИРИ для арабских медиаторов значительно усложнилась.

Все последние месяцы руководство Ирана заявляло, что будет придерживаться линии «ни войны, ни переговоров» с США до тех пор, пока не будут сняты варварские санкции со страны. Впрочем, не уточнялось, подпадает ли под такие «переговоры», ведение опосредованного третьей стороной диалога по конфиденциальной линии общения. А значит, шансы на востребованность арабского посредника, пользующегося доверенностью США и скорей всего Ирана, всё же не только сохраняются, но, возможно, это единственный выход из создавшегося сложного положения.

Более того, после встречи со своим иракским коллегой 26 мая министр иностранных дел Ирана Мухаммед Джавад Зариф сказал, что он предлагал несколько раз подписать пакт о ненападении с прибрежными государствами Персидского залива. По его словам, это предложение все еще находится на рассмотрении. Подчеркнув, что Иран является ярым сторонником лучших отношений со странами Персидского залива, он добавил, что «все приветствуют предложения и переговоры о снятии напряженности». Как заявил министр иностранных дел Ирана, это не первый случай, когда Иран выдвигает такое предложение. Он, кстати, сделал предложение подписать пакт о ненападении с Саудовской Аравией некоторое время назад и также предложил провести «Форум регионального диалога».

Предлагаемый план доказывает, что Иран прав, поскольку безопасность в регионе будет достигнута посредством сотрудничества всех стран региона, а желаемая и стабильная региональная дисциплина будет достигнута без вмешательства иностранных стран. По мнению многих здравомыслящих экспертов, Тегеран выбрал правильную позицию, которая показывает его в лучшем свете на фоне агрессивных выпадов и обвинений со стороны США. С точки зрения безопасности самих ближневосточных государств и, прежде всего, государств Персидского залива, предложение со стороны Ирана носит, безусловно, позитивный характер и в принципе может быть поддержано всеми. Страны Персидского залива едва ли хотят эскалации напряженности в регионе, и с радостью пошли бы на мировую с Ираном, однако проблема в том, что за ними стоят Соединенные Штаты. Тем не менее, если соглашение все же будет подписано, оно станет дополнительной гарантией безопасности в регионе, даже несмотря на то, что американо-иранское противостояние продолжится.

Виктор Михин, член-корреспондент РАЕН, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×