31.05.2019 Автор: Владимир Терехов

К итогам парламентских выборов в Индии и Австралии

23423411

Во второй половине мая с. г. в регионе Индийского и Тихого океана произошли два примечательных события, каковыми стали парламентские выборы в Австралии (18 мая) и завершение (23 мая) полуторамесячного цикла парламентских же выборов в Индии.

Обе страны являются важными участницами региональной политической игры (хотя и относятся к разным “весовым” политическим категориям). С этим связано пристальное внимание со стороны других значимых игроков к ходу и итогам прошедших выборов как в Австралии, так и в Индии особенно.

В высказываниях главных “виновников” электоральной победы в обеих странах, то есть действовавших до этого премьер-министров Скотта Моррисона и Нарендры Моди (которые и далее будут занимать эти посты), присутствует одно и тоже слово “чудо”.

Но если для возглавляемой первым “Либерально-национальной коалиции” (основу которой составляет “Либеральная партия”) “чудо” означает неожиданность самого факта победы над конкурентом (“Лейбористской партией”), то для второго “чудо” заключается в масштабах заранее прогнозировавшейся победы коалиции во главе с “Бхаратия джаната парти” над другой коалицией, ведомой старейшей партией страны “Индийский национальный конгресс”.

Кроме того, во втором случае слово “чудо” может вызывать ассоциации (возможно, они и подразумевались автором, то есть Н. Моди) с некими известными военными битвами прошлого века, например, на Марне, под Варшавой. Ибо небывалая ожесточённость только что завершившейся электоральной борьбы в Индии весьма напоминала военные действия. Без стрельбы, но и без соблюдения хотя бы видимости какой-либо политкорректности в отношении главного оппонента.

Противостояние ИНК и БДП приняло характер личной бескомпромиссной борьбы между их лидерами, то есть Рахулом Ганди и Н. Моди. Причём инициативу фактического её перевода из сферы обсуждения важнейших актуальных проблем крайне сложно устроенной страны в плоскость межличностного противостояния следует отдать первому.

И как мы предполагали ранее, это оказалось роковой ошибкой относительно молодого политика (в июне Р. Ганди исполнится 49 лет). Напомним, что на предыдущих парламентских выборах 2014 г. ИНК потерпела сокрушительное поражение в борьбе с той же БДП, а итоги почти всех последующих выборов в административных единицах страны лишь подтверждали сложившееся уже было мнение, что старейшая партия сходит с политической сцены.

Тем неожиданнее оказались успехи ИНК на выборах прошлого года в нескольких важных штатах страны. Политик, совсем недавно (с декабря 2017 г.) возглавивший ИНК, при явным дефиците опыта, видимо, переоценил фактор принадлежности к самому известному политическому клану Индии “Неру-Ганди”. Только этим можно объяснить плохо спланированную атаку “на добивание раненой жертвы”.

Инструментом был выбран давний скандал с закупкой Индией истребителей Rafale французской компании Dassault с признаками коррупционной составляющей. Однако сами эти “признаки” только находятся на стадии судебной проверки (то есть пока не установлен факт правонарушения), а вся многолетняя эпопея с этими истребителями пришлась на периоды правления обеих партий.

Кроме того, из лагеря БДП последовали прозрачные намёки на возможность актуализации (ещё более давнего и тоже “оружейного”) скандала при отце нынешнего лидера ИНК Радживе Ганди.

И всё же важнейшим фактором очередного триумфа БДП, даже прибавившей к своему предыдущему феноменальному результату (теперь у партии будет, по предварительным данным, 303 мандата в 543-местном парламенте), оказалась как раз личность лидера, 69-летнего Нарендры Моди, которого уже можно считать одним из самых значимых политиков независимой Индии. Его предвыборные поездки по штатам страны сравнивают со всё сметающей на своём пути “волной цунами”.

Как бы то ни было, но на последних парламентских выборах ИНК подвергся очередному тотальному разгрому. Партия смогла прибавить только 8 мандатов к имевшимся с 2014 г. 44-м. Рахул Ганди заявил о готовности уйти с поста президента партии, а в популярных новостных агентствах заговорили о “закате клана Неру-Ганди”, как это произошло с кланом “Кеннеди” в США и “Бхутто” в Пакистане. Сообщается о “мрачных и мучительных размышлениях баронов” в руководстве ИНК.

На авторский взгляд, важнейшей внутриполитической задачей БДП и Н. Моди теперь станет микширование (что он делал уже в ходе предвыборной борьбы) вполне возможных опасений той многочисленной части общественности, которая не согласна с привнесением его партией элементов “индуистской” клерикализации в повседневную жизнь страны.

В этом плане примечательным представляется то, что упомянутая выше “волна цунами” не затопила штат Керала, хотя и здесь БДП прибавила себе голосов. Вообще картина итогов выборов (тем более по отдельным штатам) выглядит, конечно, значительно сложнее рассматриваемой здесь схемы двухпартийной борьбы.

Тем не менее отметим, что в штате Керала всегда были сильны позиции левых сил во главе с коммунистами, того же ИНК, христианских и мусульманских движений. Возможно, что политическое представительство “светской” части индийской общественности перейдёт теперь от ИНК к левым партиям (при поддержке христиан и мусульман). Нельзя исключать и резкую смену облика (того же “полевения”) самого ИНК. Всё это может привести к радикализации внутриполитической обстановки в Индии.

Что же касается австралийского “чуда”, то, как выше отмечалось, оно случилось вопреки результатам всех социологических опросов, включая самые последние. Высказывается мнение, что в немалой степени оно явилось следствием активности (чуть ли не в последние дни) партии С. Моррисона в “рабочих” регионах страны (аналогичных “ржавым штатам” США), где всегда были сильны позиции лейбористов.

Наконец, попытаемся хотя бы предварительно ответить на самый важный вопрос: что означают последние события в Индии и Австралии для процесса трансформации политического пазла в РИТО. Достаточно уверенно можно утверждать, что оба указанных игрока, в рамках собственных (весьма различных) возможностей, продолжат маневрирование в силовом поле, создаваемом двумя ведущими мировыми державами, то есть СШИ и КНР.

Отметим, что сам термин “маневрирование” предполагает возможность отклонения (в координатах “величина-время”) курса государственного корабля в сторону того или иного из главных игроков. Первым актом подобного маневрирования со стороны Индии, последовавшим сразу за оглашением предварительных итогов выборов, стало полное прекращение импорта нефти из Ирана, о чём сообщил посол Индии в США.

Напомним, что в ходе визита министра иностранных дел Ирана Джавада Зарифа в Дели состоявшегося 15 мая, его коллега Сушма Сварадж заявила, что решение по главному на сегодня вопросу двусторонних отношений будет принято “после окончания парламентских выборов”. Обращает на себя внимание как крайняя оперативность, так и место объявления указанного решения, ибо требование о глобальной блокаде экспорта Ираном нефти на мировые рынки исходит из администрации США.

Указанный акт Дели, повторим, следует рассматривать лишь в качестве элемента того самого “маневрирования”, но никак не окончательного поворота носа индийского корабля в сторону США. В своём поздравлении Н. Моди по случаю победы на прошедших выборах лидер КНР Си Цзньпин, отметив, что “процесс развития двусторонних отношений в последние годы набирает обороты”, выразил готовность Китая и далее тесно сотрудничать с Индией “по таким важным вопросам, как содействие мировой многополярности и экономической глобализации”.

Близкие пожелания выражены и в поздравительном послании президента РФ В.В. Путина. Примечательной представляется благожелательная реакция Н. Моди на записанные в Твиттере поздравления премьер-министра Пакистана Имран Хана.

В целом же состоявшиеся в Индии и Австралии парламентские выборы относятся к тем событиям, о конкретных последствиях которых для ситуации в регионе Индийского и Тихого океанов можно будет судить по прошествии некоторого времени.

Владимир Терехов, эксперт по проблемам Азиатско-Тихоокеанского региона, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×