27.05.2019 Автор: Владимир Терехов

На Тайване принят закон об однополых браках

7112

17 мая с. г. парламент Тайваня принял закон, разрешающий однополые браки. Тем самым за неделю до контрольного срока было все-таки удовлетворено решение Совета великих судей от 24 мая 2017 г., выполняющего на острове функции конституционного суда.

Это первый акт подобного рода среди всех стран Азии, что подчеркнули в весьма кратких сообщениях те издания региона, которые сочли необходимым упомянуть о данном событии. Не забудем от себя добавить: при всей условности применения к Тайваню категории “страна”.

Предельно просто объясняется отсутствие в данном случае шумной, длительной и вызывающей публичности (не только в “консервативной” Азии, но и “прогрессивной” Европе, а также США), которая является характерной чертой “защитников прав” разного рода меньшинств и животных. Ибо принятый тайваньским парламентом закон прямо противоречит итогам народного волеизъявления (которое везде формально постулируется в качестве источника высшей власти), выраженного 24 ноября прошлого года в ходе “единого дня голосования” на Тайване.

Тогда наряду с проведением календарных выборов в местные органы власти правящей Демократической прогрессивной партией был инициирован референдум по 10-и назревшим вопросам, в число которых был вписан отдельный вопрос об отношении общества к узакониванию однополых браков.

Вполне ожидаемо и совершенно определённо результат оказался отрицательным. Кстати, и указанные выборы ДПП сокрушительно провалила. Это после триумфа всего лишь двумя годами ранее на парламентско-президентских выборах, в ходе которых партия завоевала 68 мандатов из 113 всех наличных, а пост президента заняла лидер партии Цай Инвэнь.

После 24 ноября 2018 г. было над чем глубоко задуматься как самой Цай Инвэнь, покинувшей пост лидера ДПП из-за электорального провала, так и руководству партии. Что же теперь делать с решением СВС по вопросу узаконивания однополых браков. Собственно, никаких публичных дискуссий на эту тему, по вполне понятным причинам, далее не происходило. По крайней мере, их следы не попадались на глаза автору.

Однако интенсивное обсуждение формата и основных положений будущего закона, несомненно, велось, но, видимо, весьма герметичным образом и в крайне узких кругах. О самом факте того, что эта тема продолжает находиться на столе актуальной тайваньской политики, автор настоящей статьи с удивлением узнал во время ежедневного просмотра прессы Японии.

Почти наверняка факт принятия упомянутого закона внесёт свою лепту негатива в позиции ДПП и самой Цай Инвэнь на предстоящих в конце следующего года очередных парламентско-президентских выборах. Но, повторим, никакого иного выхода, как пойти в данном случае против воли собственного народа, у них не было.

И хотя формально они лишь выполнили решение высшей судебной инстанции Тайваня, но за самим этим решением стоят крайне влиятельные интернациональные силы, игнорировать которые страна со “специфическим” международным статусом просто не может.

У автора нет ни малейшего желания участвовать в дискуссиях совершенно различного уровня о природе обозначенных “сил”. В данном случае достаточно лишь констатации, во-первых, их существования и, во-вторых, странных целеустановок, проявляющихся в практической деятельности. Эти цели, видимо, устанавливаются, исходя из соображений отнюдь не политики или экономики, а на базе некой, не менее странной “эзотерики”.

Складывается впечатление, что несколько десятилетий назад (где-то со второй половины 70-х годов) указанным “силам” зачем-то потребовалось резко ускорить процесс культурно-цивилизационного “прогресса”. В ходе которого переворачиваются с ног на голову основополагающие представления о природе человека, об отношениях между двумя его полами, о семье и отношениях детей с родителями, человека с окружающим миром (и с животным, в особенности), о базовых социальных категориях (такой, например, как демократия).

Оказалось почему-то очень важным преодолеть принципиальные различия между мужчиной и женщиной, уравнять в правах детей и родителей, стереть непреодолимую грань между человеком и животными, наделив последних “правами”, выработанными в ходе развития человеческого общества.

Волнами накатываются информационные кампании мировых масштабов в связи с теми или иными “нарушениями” разного рода “прав”. Оказывается демократия – это не власть народа (буквальный перевод), а защита различного рода меньшинств и даже собак от этого самого народа. Сохраняется почти полное молчание в связи с очередным растерзанием ребёнка стаей одичавших брошенных собак, но невероятный шум поднимается после некоего акта “издевательства” над животными.

Ладно, Тайвань, но и ведущим мировым игрокам нет житья от упомянутых “сил”. Япония, например, уже несколько лет пребывает в числе главных объектов атак со стороны борцов за “женское равноправие”. Это на фоне всё более определённо вырисовывающейся перспективы национальной катастрофы, обусловленной сокращением рождаемости, ростом числа разводов в молодых семьях и отказников от вступления в традиционный брак.

Между тем разного рода (как правило, заграничных) адептов “гендерного равноправия” беспокоит совсем не эта ключевая проблема страны, главным (потенциальным) “решателем” которой является как раз женщина. Строгий внешний взор усматривает в Японии “недоработки” главным образом в количестве женщин в руководящих органах (как государственной власти, так и частных компаний) и в сфере предотвращения в рабочей обстановке сексуального домогательства (при нечёткости самой этой категории).

В основном “гендерным равенством” интересовалась делегация Всемирной ассамблеи женщин, которая посетила Японию в октябре 2017 г. Следует отметить, что, с определенными оговорками на тему “есть ещё над чем работать”, делегация ВАЖ проявила в целом благожелательное отношение к состоянию в стране “гендерной” проблематики.

Между тем в самой Японии без всякого энтузиазма встречают меры правительства и парламента с целью обеспечения “дальнейшего прогресса”. Проведенные в мае 2018 г. опросы показали, что руководство трёх четвертей крупнейших японских компаний не настроено каким-либо образом реагировать на подобные меры: “Никакими “женскими квотами” мы заниматься не будем. Руководящие должности у нас занимают заслуживающие того лица, независимо от пола. Среди них немало толковых женщин. Харрасмент на рабочих местах? Ни о чём таком не слышали. И вообще отвяжитесь со своими глупостями, не мешайте работать”.

Что же касается количественного присутствия женщин в правительстве Японии, то уж кто-кто, а премьер Синдзо Абэ горюшка хлебнул сполна в связи с “женскими квотами” в своём правительстве. Поэтому на коллективной фотографии с весело смеющимися дамами из делегации ВАЖ ему с видимым усилием удаётся растянуть губы в улыбке.

Владимир Терехов, эксперт по проблемам Азиатско-Тихоокеанского региона, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×