26.05.2019 Автор: Константин Асмолов

Проблемы кадровой политики Мун Чжэ Ина

524232

Помимо скандалов, связанных с поведением чиновников или тем, что с точки зрения цензуры администрация Муна не сильно отличается от предшественников, обратим внимание на еще один фактор, вызывающий активную критику его правительства.

Во-первых, в своей предвыборной программе Мун Чжэ Ин, подчёркивая своё отличие от предыдущих правительств, выдвинул пять критериев, которым должны соответствовать чиновники при их назначении на высокую должность. Теперь чиновник не может занять высокую должность, если он или его родственники по прямой линии были уличены в уклонении от воинской службы. Речь идёт об уклонении от уплаты налогов и получении налоговых вычетов незаконными способами. Препятствием для назначения на должность могут стать также махинации с недвижимостью, незаконная смена регистрации по месту жительства в целях получения выгоды, а также подтверждённый плагиат при написании научной работы. Затем их количество увеличили до семи, включив в список вождение в нетрезвом виде и преступления сексуального характера.

Подготовка назначенцев выглядит так: старший советник по вопросам кадров подбирает кандидатов, а старший советник по вопросам гражданской администрации производит проверку на предмет наличия нарушений и соответствия критериям. Таким образом, проверка кадров производится дважды на обоих этапах.

Во-вторых, назначение руководителей министерств происходит после парламентских слушаний с участием кандидатов на высокий правительственный пост. Это жесткий процесс, в ходе которого кандидаты часто подвергаются жестоким проверкам (обычно со стороны оппозиционных законодателей), и мы помним, с какими проблемами в свое время сталкивалась Пак Кын Хе, чьи назначенцы были вынуждены брать самоотвод.

Однако формально президент не нуждается в одобрении Национальной Ассамблеи для назначения министров и может назначить кандидатов вне зависимости от слушаний, хотя это выглядит как моветон и силовое продавливание «своего» кандидата.

И вот уже в который раз наблюдается ситуация, когда президент продвигает своего назначенца, несмотря на наличие у него одного или нескольких критериев, по которым он должен бы быть непроходным, либо под давлением критики человек берет самоотвод. При этом всякий раз, когда возникали споры вокруг той или иной кандидатуры, в администрации президента утверждали, что проверка проводилась в соответствии с законной процедурой, а проблемы возникали в связи с нарушениями, отсутствующими в списке критериев. Однако оппозиция решительно осуждает подобные утверждения и обвиняет администрацию президента в уклонении от ответственности.

Серьёзный инцидент, связанный с недостаточной проверкой кадров, разгорелся уже в первый год работы правительства Мун Чжэ Ина. Тогда в процессе формирования кабинета министров кандидат на пост министра юстиции Ан Гён Хван был уличён в противозаконных действиях, в том числе в заключении фиктивного брака. Кандидат на пост министра труда и занятости Чо Дэ Оп решил добровольно уйти в отставку после скандала, связанного с вождением в нетрезвом виде и дачей ложных показаний. Похожие истории — снятие кандидатуры Пак Сон Чжина на пост министра малого, среднего и венчурного бизнеса и отставка главы Комитета финансового контроля Ким Ги Сика.

Осенью 2018 г. дебаты шли вокруг кандидатуры министра образования Ю Ын Хе, в начале года затронули министра экологии Чо Мён Рэ. По мнению оппозиционных партий, Чо Мён Рэ незаконно изменял регистрацию по месту жительства в целях получения выгоды, заключал сделки о купле-продаже недвижимости по предварительному сговору, а также совершал махинации с налогами на дарение имущества, хотя администрация президента полностью опровергала данные обвинения, ссылаясь на отсутствие подобных сведений в личном деле.

8 марта 2019 г. президент РК провёл масштабные перестановки в кабинете министров, назначив новых глав семи правительственных ведомств. Практически все они изначально встретили критику оппозиции: один кандидат владеет тремя квартирами, несмотря на политику администрации, что недвижимость не должна использоваться для получения прибыли. Другого консерваторы обвиняли в спорных высказываниях, включая отрицание того, что военный корабль Чхонан в 2010 году торпедировала КНДР. Третий потратил по $700000 на учебу за границей своих сыновей и купил им Порше и Мазератти. Среди прегрешений иных — плагиат, уклонение от призыва, фальшивые купленные дипломы об образовании, махинации с декларациями о доходах, использование ложного адреса прописки.

Наибольший скандал касался Чо Дон Хо, кандидата на пост министра науки и информационно-коммуникационных технологий, ибо 31 марта Мун Чжэ Ин был вынужден сам «отвести его» под давлением целого пакета обвинений. Как оказалось, профессор Корейского института передовой науки и технологий (KAIST) часто ездил в зарубежные командировки с женой, где, по имеющимся данным, тратил большие суммы. Выяснилось также, что он обеспечил своему сыну льготные условия для обучения за рубежом и прохождения военной службы. При этом Чо Дон Хо не сообщал об этих фактах в процессе обсуждения его кандидатуры, а проверка, проведённая  министерством образования, не выявила нарушений.

Добила ситуацию новость о том, что Чо Дон Хо участвовал в международной конференции, организованной группой, которая занималась ложными публикациями. Это был т.н. Всемирный конгресс биомаркеров 2017 года, проведенный в Мадриде и организованный Omics International. По официальной версии Голубой дом не знал об этой информации.

Согласно статье, опубликованной в The New York Times 29 декабря 2016 г., Omics International известна в академических кругах как «лидер в растущем бизнесе мошенничества с академическими публикациями“, за счет создания журналов, имитирующих внешний вид традиционных научных изданий. Однако печататься там можно за деньги и без рецензирования. В 2017 году Omics официально предписали прекратить подобную практику.

Был вынужден взять самоотвод и бывший замминистра сухопутных территорий и транспорта Чхве Чжон Хо, назначенный на пост главы министерства. В ходе слушаний в парламенте речь зашла о совершенных им махинациях с недвижимостью.

В этом контексте оппозиция давно требует отставки старшего секретаря по кадровым вопросам Чо Хён Ок и старшего секретаря президента по гражданским вопросам Чо Гука; даже не особо консервативные СМИ РК пишут о «явном наличии пробелов в процедуре проверки кадров в администрации президента».

Профессор права в Сеульском национальном университете Чо Гук был назначен на должность в мае 2017 года. В его обязанности входит борьба с коррупцией среди высокопоставленных государственных чиновников и реформирование следственных органов, в том числе прокуратуры. Оба Чо — единственные сотрудники «старшего секретариата» Муна, оставшиеся во власти с момента его инаугурации.

Также имя Чо Гука упоминалось в связи с делом Ким Тхэ У, или недостаточной проверкой данных лиц, которых Голубой дом рекомендовал на министерские посты, но сейчас возникает новый скандал: работавший под его руководством сотрудник полиции оказался преступником, подозреваемым в распространяющемся скандале с сексом, наркотиками и коррупцией.

В начале апреля газета «Чунъан Ильбо» писала, что два Чо могут быть сняты с постов, ибо несут совместную ответственность за неудачные кандидатуры, однако скорее в АП обсуждали этот вариант и решили, что «так как слушания в Национальной Ассамблее являются частью процесса проверки, два старших секретаря не могут нести ответственность».

Оппозиция же, наоборот, требует всех уволить. Как заявил лидер консерваторов Хван Гё Ан, «Мун должен сделать им выговор и извиниться перед народом». Председатель Партии Справедливого Будущего Сон Хак Кю также считает, что система должна быть пересмотрена». «Слушания должны стать юридически обязательными, с тем чтобы президент не мог назначить министра без одобрения законодательного органа».

От новой власти, которая поднялась на фоне борьбы с коррупцией и надежд на то, что при ней порочные практики сойдут на нет, ждут стандарта честности. Темные пятна на белом кителе куда виднее.

Константин Асмолов, кандидат исторических наук, ведущий научный сотрудник Центра корейских исследований Института Дальнего Востока РАН, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×