22.05.2019 Автор: Константин Асмолов

У КНДР есть свой аналог «Искандера»? 

NKMI

Не успели мы разобрать северокорейские стрельбы 4 мая как 9 мая 2019 г. КНДР снова провела испытания ракет малой дальности неизвестного наименования. Одна из них пролетела 420 километров, вторая — 270 километров. Обе ракеты достигли максимальной высоты 50 километров и упали в Восточное/Японское море. На следующий день северокорейские СМИ сообщили о том, что запуски проведены в рамках военных учений.

Как и в прошлый раз, Ким Чен Ын присутствовал при учениях.

Район Кусон провинции Северный Пхёнан, откуда был произведен запуск, достаточно известен. В феврале 2017 года именно там был произведён запуск баллистической ракеты среднего радиуса действия «Пуккыксон-2». Оттуда же были в мае и июле 2017 года запущены ракеты «Хвасон-12» и «Хвасон-14».

Эксперты полагают, что были испытаны ракеты малой дальности класса «земля-земля» — северокорейская версия российской ракеты «Искандер». 4 мая они были запущены с уменьшенной дальностью полёта, а 9 мая Север применил ракеты с изначально заложенной дальностью, протестировав их стабильность.

Сравнивая ТТХ ракет КНДР с российскими «Искандерами», эксперты РК предполагают максимальную дальность полёта 500 км. То есть их зона действия покрывает всю территорию РК: 270 км (дистанция запуска 4 мая) как раз хватает для нанесения удара по Сеулу,  с дистанцией 420 км под удар может попасть штабной комплекс Керёндэ в провинции Чхунчхон-Намдо  на юге страны. Далее, высота полёта ракет составляет 50 км, в то время как у южнокорейских  ракетно-зенитных комплексов Patriot дальность действия 40 км. То есть отслеживание и уничтожение вышеуказанных целей для них представляется сложной задачей. Системы THAAD предназначены для работы по баллистическим ракетам, но  у ракет «Искандер» сложная траектория полёта. Они резко набирают максимальную высоту, затем идут к цели, поражая её по вертикальной траектории. Другими словами, в РК в настоящий момент нет средств, которые могли бы стабильно и гарантировано справляться с такими целями.

Помимо ракет, внимание привлекли мобильные пусковые установки. Если в ходе запусков 4 мая применялись колёсные комплексы,  то  9 мая использовались машины на гусеничном ходу,  прекрасно приспособленные для работы в сложных условиях, в том числе в горах.  Это окончательно ставит на место тех южнокорейских (и не только) стратегов, ставивших на успешный перехват ракет противника действующими силами ПРО.

Возможно, именно с этим связан начинающийся ажиотаж вокруг темы «можно ли считать «Кимскандеры» баллистическими ракетами». Согласно резолюции СБ ООН 1874,  КНДР  запрещено проводить запуски любых видов баллистических ракет, и нарушение данного запрета может отрицательно сказаться на ведении диалога с Севером. Если о том, что КНДР испытала баллистические ракеты, хоть и малой дальности, будет официально заявлено, «может  появиться повод к нарастанию напряжённости на Корейском полуострове».

По мнению военных РК, опубликованные северокорейскими СМИ фотоснимки позволяют предположить, что запускались модернизированные версии российских ракет, но иные эксперты считают, что имеющихся данных недостаточно для того, чтобы говорить об этом уверенно. Южнокорейская разведка допускает, что ракеты могут представлять собой новый образец оружия, но анализ данных пока не завершён.

Комментируя ракетный запуск 9 мая, Дональд Трамп подчеркнул, что Вашингтон «серьёзно следит» за ситуацией, и подтвердил, что были запущены ракеты малой дальности. Президент США в очередной раз напомнил, что КНДР  имеет огромный экономический потенциал и лидер страны не хочет подорвать его. Подобная позиция была выражена главой Белого дома и относительно предыдущих учений, состоявшихся 4 мая.

Президент РК Мун Чжэ Ин, участвуя 9 мая в специальной программе телерадиокомпании KBS «Спросим у президента», заявил, что запуском ракет КНДР могла продемонстрировать недовольство итогами северокорейско-американского саммита в Ханое. Пхеньян мог тем самым попытаться оказать давление на Вашингтон, подтолкнув его к возобновлению диалога. Если северокорейская сторона будет продолжать подобные действия, проблемы не будут решены путём диалога и консультаций. Если у Пхеньяна есть какие-либо претензии, он должен заявить о них за столом переговоров, — отметил Мун.  Как можно отметить, позиция оказалась даже радикальнее, чем у Трампа.

По вопросу о типе ракет Мун сказал, что, по мнению военных, Пхеньян запустил ракеты малой дальности. Однако если выяснится, что они оснащены боеголовками, данные запуски являются явным нарушением резолюций СБ ООН. Странное заявление для президента страны, который должен помнить определения.

В разведке РК, между тем, отметили, что последние ракетные пуски проходили в рамках оборонительных учений, и что на решение о проведении ракетных запусков могли повлиять совместные военные учения РК и США, а также объявление о планах по внедрению новейшего оружия в южнокорейской армии.

С последним утверждением косвенно согласны и представители КНДР, которые напомнили, что в марте и апреле были проведены совместные южнокорейско-американские военные учения «Тонмэн 19-1» и отдельные учения южнокорейских вооружённых сил. Однако «по непонятным причинам сохраняется полное молчание по поводу этих провокационных военных манёвров».

Британское агентство Reuters, ссылаясь на источник в Пентагоне, пишет, что в министерстве обороны США не исключают, что 9 мая КНДР запустила баллистические ракеты. Однако на официальном сайте оборонного ведомства никакой информации с таким содержанием нет.

 Как бы то ни было,  два ракетных запуска за пять дней говорят о следующем:

  • КНДР успешно продемонстрировала, что, несмотря на соблюдение моратория на запуски МБР, ее ВПК продолжает развиваться, что говорит и о том, насколько он выдерживает санкционное давление.

  • С точки зрения «изменения правил игры» у КНДР появляется новая карта, заставляющая ее противников пересмотреть ряд принятых планов борьбы с ней. Да, разработать контрмеры можно, но это потребует дополнительных сил и времени при том, что ключевые для конфликта Севера и Юга объекты РК оказываются практически не защищены.

  • Однако нельзя не отметить, что как и учения РК и США, этот пуск скорее повышает региональную напряженность, пусть и не намного.

  • Формально запуск не является разрывом диалога, но посмотрим, насколько данную ракету попробуют объявить баллистической с целью обвинить Север в том, что мораторий все-таки нарушен.

Константин Асмолов, кандидат исторических наук, ведущий научный сотрудник Центра корейских исследований Института Дальнего Востока РАН, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×