13.05.2019 Автор: Константин Асмолов

Военное сотрудничество Южной Кореи с США и не только

89175

Раз в несколько месяцев автор представляет дайджест того, как развиваются военно-технические и военно-политические связи Республики Корея с ее главным союзником и остальными партнерами. Это имеет для него более важное значение, чем велеречивые заявления Сеула о стремлении к миру.

Начнем с отношений с США и наиболее важного вопроса о расходах на содержание американского контингента, который был, по сути, просто отложен. 12 февраля 2019 г. в ходе состоявшейся в Белом доме встречи с министрами президент США Дональд Трамп заявил, что южнокорейская сторона согласилась с требованием Вашингтона о повышении своей доли расходов на содержание американских войск в РК на 8,2%, и в ближайшие годы южнокорейская доля будет расти. Администрация президента РК, в свою очередь, отвергла возможность резкого повышения доли Сеула в расходах на содержание американских войск на Корейском полуострове: соглашение действует год, и в случае согласия сторон, его действие может быть продлено ещё на год. Не исключено, что расходы останутся на нынешнем уровне, поэтому не следует говорить об их увеличении как об установленном факте.

В тот же день 12 февраля командующий американскими вооружёнными силами на Корейском полуострове Роберт Абрамс, выступая на слушаниях в Комитете по делам вооружённых сил Сената Конгресса США, подчеркнул, что войска США необходимы на Корейском полуострове до тех пор, пока не будет заключён мирный договор.

14 марта  в ходе слушаний в комитете Сената по вооружённым силам, исполняющий обязанности министра обороны США Патрик Шанахан опроверг сообщения Washington Post и Bloomberg о том, что США намерены потребовать от своих союзников увеличения их доли расходов на содержание американских военных контингентов на 50%. Вместе с тем, Патрик Шанахан подчеркнул принцип справедливого распределения расходов.

Теперь поговорим о более конкретных вещах. 15 февраля на базу ВМС РК в Пусане прибыл флагман Седьмого флота ВМС США командный корабль Blue Ridge, который является одним из старейших кораблей американского флота. Как сообщили в штабе южнокорейских ВМС, визит Blue Ridge организован в рамках двусторонних обменов в военной области.

С 18 по 29 марта РК и США провели учения по проведению поисково-спасательных операций, в том числе по спасанию пилотов самолётов. В манёврах принял участие самолёт дальнего радиолокационного обнаружения Е-3 ВВС США, дислоцирующийся в Японии. Стороны проводят данные учения дважды в год.

25 марта остров Чечжудо посетил головной катер береговой охраны США класса Legend — Bertholf. Он прибыл для участия в совместных учениях с южнокорейской морской полицией, а также в программе обмена опытом. Bertholf несёт вахту в Восточно-Китайском море, работая над предотвращением незаконной перегрузки грузов северокорейскими судами.

1 апреля 2019 г. состоялся визит в США министра обороны РК Чон Гён Ду. Он и Патрик Шанахан обсудили работу созданного комитета по вопросу  передачи Сеулу оперативного контроля над своими вооружёнными силами в военное время. Председатель объединённого комитета начальников штабов вооружённых сил РК генерал Пак Хан Ги и командующий американскими войсками на Корейском полуострове генерал Роберт Абрамс договорились проводить ежемесячные заседания комитета, чтобы оценить возможности южнокорейской армии.

Кроме того, министры оценили безопасность Корейского полуострова после второго северокорейско-американского саммита, обсудили дальнейшие меры, необходимые для ядерного разоружения Корейского полуострова, подтвердили намерение продолжать сотрудничество, подчеркнув важность союзнических отношений и договорились расширить обмен информацией по ядерным и ракетным испытаниям Севера. На вопрос журналистов о том, не скажется ли сокращение масштабов учений на готовности к совместным действиям, Шанахан ответил, что считает новые изменения не сокращением, а наращиванием потенциала.

Была подтверждена и готовность Вашингтона предоставлять Республике Корея «ядерный зонтик».

5 апреля в Национальном собрании РК состоялось пленарное заседание, на котором депутаты ратифицировали проект десятого южнокорейско-американского соглашения о распределении расходов на содержание американских войск, размещённых на юге Корейского полуострова. За это проголосовали 139 из 194 присутствовавших депутатов. Против высказались 33 депутата. Доля расходов южнокорейской стороны повысилась на 8,2% по сравнению с предыдущим годом, составив 1 трлн 38,9 млрд вон, что предположительно составляет половину общих расходов на содержание американского военного контингента. Срок действия соглашения — один год.

9 апреля 2019 г. северокорейская газета «Нодон синмун» снова отметила, что проведение учений представляет собой «насмешку» над стремлением к миру на Корейском полуострове. Подобные действия являются опрометчивым поступком, которым Юг «своими же руками» опровергает обещания, данные народу и всему миру.  Кроме того, СМИ КНДР раскритиковали недавнее развертывание ВВС Республики Корея истребителей-невидимок F-35A, заявив, что это идет вразрез с усилиями по улучшению межкорейских отношений.

С 15 по 20 апреля на американской военной базе Camp Humphreys проводились учения с привлечением комплексов ПРО THAAD,  развёрнутых в целях усиления защиты от северокорейских ракет. Как сообщил представитель штаба американских войск, учения позволили военнослужащим продемонстрировать своё боевое мастерство и повысить боеготовность. Учения проводили артиллеристы 35-й артиллерийской бригады ПВО. Это говорит о том, что бригада переместила одну батарею обороны THAAD в лагерь со своей базы на юго-западе Кореи.

22 апреля 2019 г. Южная Корея и Соединенные Штаты начали двухнедельные совместные учения ВВС с участием десятков военных самолетов с двух сторон, включая самолеты F-15K, KF-16 и F-16, а также австралийские самолёты дальнего радиолокационного обнаружения и управления Е-7А. Учения являются альтернативой массовым учениям Max Thunder, которые две страны проводили с 2009 года на ежегодной основе, привлекая около 100 самолетов и 1800 летчиков с обеих сторон. В КНДР их назвали «вероломным актом», который идёт вразрез с усилиями, направленными на сохранение мира на Корейском полуострове, и вызовом Пханмунчжомской и Пхеньянской декларациям прошлого года. «Подобные провокационные действия могут сделать неизбежными ответные шаги со стороны северокорейской армии».

23-24 апреля в Вашингтоне прошло 15-е заседание южнокорейско-американского диалога по совместной обороне (KIDD), на котором представители сторон приняли решение сохранять обороноспособность, продолжая реализацию всех договорённостей в сфере безопасности. Было принято решение в августе одновременно с совместными командно-штабными учениями провести проверку операционных возможностей южнокорейского командования.

23-25 апреля представители государственных ведомств по закупкам вооружений РК и США обсуждали пути развития двустороннего сотрудничества в области оборонных технологий, в том числе использование в оборонных исследованиях технологий, связанных с четвёртой промышленной революцией, а также способы обмена информацией между двумя странами.

24 апреля министр обороны РК Чон Гён Ду встретился с прибывшей в Сеул делегацией Сената США. Министр призвал американских сенаторов оказать поддержку союзу РК и США, ознакомив их с ситуацией в сфере безопасности на Корейском полуострове. Чон Гён Ду заявил, что южнокорейско-американский союз силён как никогда, а нынешний прогресс в закреплении мира на Корейском полуострове стал возможен благодаря широкой поддержке американского парламента. Министр отметил, что налаживание доверия между Югом и Севером путём выполнения межкорейского соглашения в военной сфере от 19 сентября вносит вклад в достижение единой для Сеула и Вашингтона цели – денуклеаризации КНДР.

С 29 апреля по 2 мая возле Пусана и у берегов Сингапура прошли совместные военно-морские учения стран АСЕАН и Азиатско-Тихоокеанского региона. Они состояли в поиске судов, которые могут перевозить запрещённый груз, что является более чем намеком на «охоту» за кораблями, которые, по версии США и их союзников, занимаются нелегальной торговлей с КНДР.

2 мая Чон Гён Ду встретился с начальником штаба сухопутных войск армии США генералом Марком Милли, прибывшим с визитом в Сеул. Обсуждались вопросы развития южнокорейско-американского союза, который, как отметил Чон Гён Ду, вносит вклад в налаживание прочного мира на Корейском полуострове.

3 мая 2019 г. «Уриминчжоккири» вновь выступил с критикой военных учений на Корейском полуострове, коснувшись американских учений по развёртыванию комплексов ПРО THAAD. Таковые, якобы призванные решить проблему ракетной угрозы Пхеньяна, на самом деле являются средством нанесения превентивного удара по КНДР и соседним государствам. «Если США действительно стремятся к миру на Корейском полуострове, то они должны убрать THAAD из РК и прекратить все враждебные действия».

Помимо этого, южнокорейские войска продолжают нести службу за рубежом. 15 февраля 2109 г. министр обороны РК Чон Гён Ду посетил южнокорейский военный  контингент «Чхонхэ», которому исполнилось 10 лет, и специальный отряд «Акх», несущий службу в ОАЭ.

Теперь о военно-техническом сотрудничестве РК с зарубежными странами, исключая США. В период с 2014 по 2018 год РК заняла 11-е место в мире по экспорту оружия. Как отмечается в докладе Стокгольмского международного института исследований проблем мира (SIPRI), соответствующий показатель вырос на 94% по сравнению с предыдущим четырёхлетним периодом, а доля РК на мировом рынке оружия возросла с 1 до 1,8%. Большая часть оружия южнокорейского производства экспортируется в Индонезию, Ирак и Великобританию. Одновременно РК на 8,6% сократила импорт оружия.

Южнокорейская судостроительная компания Daewoo Shipbuilding & Marine Engineering получила от Индонезии заказ на постройку трёх подводных лодок водоизмещением 1,400 тонн. Как сообщили в Корейском агентстве оборонного развития, стоимость контракта составляет 1 млрд 200 млн долларов. Это второй подобный заказ от индонезийского правительства. Первый был получен в 2011 году. Тогда тоже были заказаны три лодки серии «Чан Бо Го» водоизмещением 1,200 тонн, став разработкой, созданной на основе исключительно отечественных технологий. Подводная лодка, которую планируется построить, вмещает 40 членов экипажа и включает восемь пусковых установок, способных стрелять торпедами, минами и ракетами.

С 8 по 10 апреля в Сеуле состоялось восьмое заседание южнокорейско-индонезийского комитета по сотрудничеству в оборонной промышленности. Участники мероприятия обсудили систему сертификации безопасности полётов в рамках подготовки экспорта южнокорейских вертолётов Surion и другой авиатехники. Кроме того, стороны обменялись мнениями о программе научного обмена, в рамках которой учёные двух стран могут работать в исследовательских учреждениях РК и Индонезии. Заседания комитета проводятся с 2012 года, когда был подписан меморандум о взаимопонимании с соответствующим содержанием. В рамках мероприятия состоялся показ технологий и разработок девяти южнокорейских и семи индонезийских оборонных предприятий.

18 апреля в Сеуле состоялась пятая встреча представителей военных ведомств РК и Франции в рамках стратегического диалога в сфере обороны, который начался в 2007 году в целях обсуждения вопросов развития военного сотрудничества. Предыдущая встреча проходила в 2017 году в Париже. Стороны положительно оценили результаты сотрудничества за последние годы и договорились расширять взаимодействие в сферах контактов на высоком уровне, подготовки офицерского состава и миротворческой деятельности ООН.

1 мая в Эр-Рияде состоялось первое заседание комитета РК и Саудовской Аравии по сотрудничеству в сфере обороны. В нём приняли участие замминистра обороны РК Со Чжу Сок и помощник министра обороны Саудовской Аравии Мохаммед Бин Абдулла аль-Айеш. Они договорились расширять сотрудничество и обмены. Со Чжу Сок встретился также с замминистра обороны Саудовской Аравии Халидом бин Салманом, обсудив с ним ситуацию в сфере безопасности на Ближнем Востоке и перспективы взаимодействия двух стран, в том числе в оборонной промышленности. Халид бин Салман также подчеркнул важность сотрудничества с РК в реализации программы развития «Видение Саудовской Аравии-2030», которая, помимо уменьшения зависимости экономики от добычи нефти, предусматривает наращивание военной мощи.

Помимо описанного выше, южнокорейская компания Hanwha Land Systems выиграла заметные контракты на свои 155-мм самоходные гаубицы K9 из Эстонии, Финляндии и Норвегии. Другая фирма, Hyundai Heavy Industries продала Филиппинам два фрегата класса Jose Rizal. Учебные самолеты Т-50 проданы Индонезии, Ираку и Таиланду, а истребители FA-50 (боевой вариант Т-50) — Филиппинам. Оман и Польша начали оценивать танки Hyundai Rotem K2 для своих армий.

Если амбициозные планы Южной Кореи по развитию оборонной промышленности осуществятся, экспорт страны превысит рекордные 3,5 миллиарда долларов. Это сделало бы Южную Корею одним из десяти источников оборонной продукции в мире.

Анализируя эти и иные контакты, эксперт Феликс Чанг считает, что, развивая экспорт своего вооружения, Сеул может столкнуться с новыми внешнеполитическими вызовами, поскольку другие страны, особенно Китай, могут счесть, что экспорт южнокорейских вооружений противоречит их национальным интересам.

Вооружение передовыми боевыми системами позволило бы странам Юго-Восточной Азии повысить свою способность сдерживать Китай, что может раздражать Пекин в еще большей степени, чем развертывание THAAD.

Константин Асмолов, кандидат исторических наук, ведущий научный сотрудник Центра корейских исследований Института Дальнего Востока РАН, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×