11.05.2019 Автор: Константин Асмолов

Что скрывается под маской НГО «Гражданская оборона Чхоллима»?

1072614686

Мы продолжаем следить за расследованием, связанным с нападением на посольство КНДР в Мадриде и стоящей за этим «тайной организацией перебежчиков» под названием «Свободный Чосон». Последние новости касались того, что 18 апреля федеральные власти взяли под стражу связанного с группой Кристофера Ана, бывшего морского пехотинца США, а глава группы, бывший правозащитник и гражданин Мексики Адриан Хонг Чанг, объявлен в розыск.

Следствие тем временем продолжается – Кристофер Ан, как постановил суд, скорее всего, попытается бежать от правосудия и потому будет содержаться под стражей до дальнейшего разбирательства и его потенциальной экстрадиции в Испанию, которая официально обратилась к США с данной просьбой в отношении всех налетчиков. В освобождении под залог ему отказано.

Как пишут СМИ, в бумагах из Мадрида содержатся доказательства того, что Ан и другие лица в составе группы, называющей себя “Свободным Чосоном”, совершили налет на посольство КНДР, а затем напали на дипломатический персонал и удерживали его, избивая и склоняя к дезертирству. Затем они похитили из посольства жесткие диски, компьютеры и флешки, часть информации с которых Адриан Хонг позже передал данные ФБР. Любопытно, что именно в ходе этого общения Адриан предоставил информацию, которая привела к аресту Кристофера Ана.

Кристофер Ан числится в LinkedIn как ныне работающий в «Digital Strategy & Marketing Consulting«, является выпускником Калифорнийского университета в Ирвине и имеет степень магистра делового администрирования (MBA) университета Вирджинии. Ранее он служил в морской пехоте США в течение шести лет, в том числе в Ираке – служа в центре содержания под стражей в Эль-Фаллудже и участвуя в другой разведывательной деятельности.

Что же до Адриана Хонга, то он объявлен в розыск, причем в классическом стиле, включая развешенные плакаты, где указывается, что он может быть «вооружен и опасен». Был указан целый ряд его псевдонимов, включая “Освальдо Трамп” — имя, которое он, как сообщается, использовал сразу после февральского рейда, зарегистрировавшись в Uber. Родители Адриана — южнокорейские христианские миссионеры, работавшие в Мексике; именно поэтому у него мексиканский паспорт и американский вид на жительство. Во время учёбы в престижном Йельском университете он помогал северокорейским беженцам, создав в 2005 году организацию Liberty in North Korea (LiNK). В 2011 году, по данным AFP, Хон был замечен в Триполи во время гражданской войны. Он помогал жертвам ливийской войны получать лечение в больницах Иордании. В интервью эмиратскому СМИ в том году Хон сказал, что движения Арабской весны были “генеральной репетицией” для Северной Кореи. Интересно, он только изучал ливийский опыт или принимал участие в свержении Каддафи?

В 2015 году Адриан создал т.н. Институт Чосона (Joseon Institute), возглавив его. Институт занимался изучением возможности внезапного краха нынешней политической системы в КНДР и подготовкой  мер по ускорению этого краха. Также Адриан считается главой стратегической консалтинговой фирмы Pegasus Strategies LLC, которую он описывает как компанию, которая использует современные технологии для проникновения в закрытые общества и расширения прав и возможностей людей в этих странах. Отдельные источники утверждают, что он занимался «бизнесом, близким к рэкету и частной сыскной деятельности».

В консервативных СМИ Южной Кореи упоминалось, что Адриан Хонг​ неоднократно предлагал единокровному брату северокорейского лидера Ким Чен Ына Ким Чен Наму, когда тот еще был жив, возглавить «Свободный Чосон», но Ким Чен Нам на подобные предложения отвечал отказом. Об этом же писали Washington Post и южнокорейская Чунан Ильбо.

Согласитесь, очень примечательная биография? Возможно, неслучайно его адвокат Ли Скотт Волоски служил при последних трех президентах США на значительных должностях в сфере национальной безопасности. Неслучайна и активная кампания в защиту арестованных.

Во-первых, утверждается, что в обвинительном заключении «больше дыр, чем в куске швейцарского сыра», и оно было возбуждено в спешке по указанию Белого дома, не говоря уже о том, что оно основывается на «неправдоподобных отчетах» пострадавших дипломатов КНДР. На такой позиции стоит, например, Сун Юн Ли, юрист и доцент Университета Тафтса, а также большой поклонник борьбы с тираническим режимом Севера.

Во-вторых, Ли Волоски утверждает, что если его подзащитных экстрадируют в Испанию, то оттуда их отправят в Северную Корею, где их ждет судьба «замученного» Отто Вомбиера, американского туриста, который умер после возвращения из 17-месячного заключения в КНДР. Правда, чиновник министерства юстиции разъяснил порталу NK News что «в соответствии с Договором об экстрадиции между США и Испанией любому лицу, которое экстрадируется в Испанию в соответствии с действительным запросом о выдаче за предполагаемые преступления, совершенные в Испании, будут предоставлены все надлежащие процессуальные и другие права, обычно доступные всем обвиняемым, которым предъявлены уголовные обвинения в Испании». Но и Волоски, и Ли утверждают, что передачу граждан США на суд Севера «нельзя исключать».

Как Хонгу, так и Ану по испанским законам светит более десяти лет тюрьмы за целый пакет преступлений, включая кражу со взломом, «грабеж с применением насилия и запугивания» и «членство в преступной организации».

Также ходят слухи, что украденное оборудование было возвращено КНДР, а у властей Испании появились новые доказательства того, что ЦРУ было связано с нападавшими, хотя власти США отрицают свою причастность к инциденту, а один из бывших сотрудников агентства подчеркнул, что налет носил слишком непрофессиональный и криминальный характер.

Собственно, уже тут можно начать рассуждение о том, насколько серьезна может быть связь между «Свободным Чосоном» и спецслужбами США и/или РК. В СМИ РК писали, что ФБР было поставлено в «деликатное положение», получив разведданные, украденные из иностранного посольства, но то, что следственная работа идет и ее не пытаются развалить, говорит о том, что Вашингтон тоже оказался в неприятном положении, узнав про налет перед саммитом в Ханое.

В «пользу» связей с ЦРУ может говорить то, что большая часть перебежчиков на Юг — не боевики или люди с боевыми навыками. Примерно 75% из них — вообще женщины из северных провинций, которые покинули страну скорее по экономическим причинам. Даже организации перебежчиков из бывших военнослужащих КНА не ставили себе таких целей. Кроме того, все организации перебежчиков в РК существуют под плотным наблюдением разведки. Однако сообщество беженцев из КНДР в США формируется иначе – оно немногочисленно и в основном там мужчины, нередко со специфическим опытом. Кроме того, там перебежчики существуют под прикрытием не только разведки, но и протестантских церквей – со всеми их особенностями.

К тому же еще несколько лет назад одна из южнокорейских НГО признала попытки организации терактов на территории КНДР. Автору известно, что планировалось взрывать не только статуи при помощи дронов, запускаемых из КНР, но и совершать иные теракты и акты неповиновения, используя как завербованных бывших северян КНДР, так и граждан Южной Кореи с территории Китая. Это завершилось высылкой из КНР массы южнокорейских общественников и миссионеров, а также захватом нескольких диверсантов в самой Северной Корее.

Глава этой организации, Пак Сан Хак, является де-факто связником «Свободного Чосона» в РК, нередко делясь конфиденциальной информацией о ее успехах. И конечно же, для него посольства Северной Кореи являются «преступными группами, распространяющими поддельные валюты и наркотики, а также осуществляющими другую незаконную деятельность, чтобы заработать твердую валюту для режима».

Автору представляется вероятным следующий вариант: в Соединенных Штатах, в том числе в спецслужбах, существует довольно сильная оппозиция Трампу, в том числе его курсу на сближение с КНДР. Как и во многих других странах, разведка часто оказывается оплотом консерваторов, а с точки зрения американского протестанта КНДР с ее атеизмом и коллективизмом действительно является филиалом ада на Земле, уступки которому невозможны и неприемлемы. Зато, находясь под влиянием определенных идеологических шор, они уверены, что режим на последнем издыхании, и достаточно лишь подтолкнуть его.

Обратим внимание на ситуацию в разведывательном сообществе Южной Кореи. Как гражданской, так и военной разведке Мун Чжэ Ин устроил форменный погром с увольнением неугодных и сильным политическим давлением. Конечно, это во многом продиктовано политическими, а не идеологическими целями, но одним из следствий этого оказывается то, что какое-то число прикормленных разведкой правых организаций могли на этом фоне «уйти в самостоятельное плавание».

Оттого есть вероятность, что сотрудники обеих разведслужб (вместе или самостоятельно) могут пойти на то, что принято называть английским термином rogue initiative. Самостоятельную операцию, предпринятую сотрудниками среднего или низшего эшелона без разрешения начальства, как правило, не корысти ради, а для «блага общего дела», поскольку «нам лучше видно, что делать и действовать надо безотлагательно». При этом начальство вынуждено покрывать авторов подобных инициатив, поскольку потеря контроля над деятельностью подчиненных – гораздо более страшный грех.

И вот в поле зрения таких людей попадает фанатичный и решительный человек, ударенный на всю голову, пусть и с довольно странными представлениями о том, как надо бороться с КНДР (во всяком случае, его постоянные попытки создать правительство в изгнании из высокопоставленных перебежчиков или опальных членов семьи Ким говорят об этом). С точки зрения большой политики, его не очень жалко, но его можно поддержать и использовать как орудие, так как, чтобы он ни делал, его усилия могут разрушить тренд на диалог между Пхеньяном, с одной стороны и Вашингтоном и Сеулом, с другой. Особенно если после налета на посольство они перейдут к откровенно террористической деятельности. Официальный Вашингтон или официальный Сеул не будут иметь к ним никакого отношения, однако в Пхеньяне могут не поверить, что эта организация действует независимо, и если там захотят разорвать диалог, то это будет удобная причина.

Заявления о том, что «разведывательное сообщество США имело весьма неполные сведения о предстоящем нападении», могут оказаться косвенным подтверждением этой версии, но автору важнее то, какие политические последствия имеет налет или иные будущие акции такого рода:

  • С точки зрения чисто политического воздействия боевики, скорее всего, многого не добьются. Наоборот, их несложно выставить налетчиками, а пострадавших дипломатов – жертвами. Как минимум потому, что в отношении них работает презумпция невиновности.

  • Северная Корея вполне может использовать эти акции для укрепления режима и демонстрации зверской террористической сущности своих противников. Как-никак реальное доказательство того, что творят враги КНДР, которые ни перед чем не остановятся. Не говоря уже о том, как может быть использована их гипотетическая связь со спецслужбами США и то, что большинство нападавших не перебежчики, а граждане США и РК.

  • США же придется доказывать свою непричастность и сделать это будет непросто с учетом того, что в определенных кругах они виновны всегда и во всем. Сделка с ФБР, о которой объявила группа, будет считаться подтверждением американского следа, и госдепартаменту будет сложнее доказывать, что «американское правительство не стремится к смене режима в Северной Корее».

  • В неприятном положении оказывается и правозащитное движение; LiNK была одной из самых известных правозащитных групп, и вот выясняется, чем занимался один из ее основателей.

  • Далее, создан прецедент нападения на посольство. Даже в худшие дни XX века дипломатические миссии, как правило, оставались нетронутыми: это правило поддерживалось даже режимами, которые не проявляли особого уважения к нормам международного права. Как правильно подмечают отдельные эксперты, «Свободный Чосон» стоит на одной доске с теми террористами, которые заявляют, что посольства Израиля не имеют дипломатического иммунитета, так как имеют отношение к проклятому сионизму.

Однако есть мнение, что Адриан Хонг и его молодчики замешаны в большем, чем кажется, и хотя сведения поступают к автору из разных источников, если они минимально подтвердятся, мы узнаем много интересного, например, о том, кто и зачем на самом деле осуществил громкое убийство в столице Малайзии. Но об этом – уже в следующих материалах.

Константин Асмолов, кандидат исторических наук, ведущий научный сотрудник Центра корейских исследований Института Дальнего Востока РАН, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×