07.05.2019 Автор: Константин Асмолов

Кто ответит за рукотворное землетрясение в Пхохане?

0192

15 ноября 2018 г. в районе города Пхохана провинции Кёнсан-Пукто произошло землетрясение магнитудой 5,4, второе по мощности землетрясение в современной истории Республики Корея после 1978 года, когда начался постоянный мониторинг сейсмоактивности. Самое сильное землетрясение было зафиксировано в 2016 году в Кёнчжу. Тогда магнитуда достигла отметки в 5,8. Однако в Пхохане ущерб оказался гораздо больше.

К счастью, никто не погиб, но 118 человек получили ранения различной тяжести, а 1800 местных жителей были вынуждены покинуть свои дома и жить в статусе беженцев. Пострадавшими признаны в общей сложности более полутора тысяч человек. В их число входят раненые, потерявшие имущество и эвакуированные из аварийных домов.

Существенный ущерб был нанесен имуществу местных жителей. В одном только Пхохане пострадали более тысячи домов и 38 автомобилей. Повреждены были дома в соседних регионах, дороги, в том числе скоростное шоссе Тэгу-Пхохан, мосты, линии водоснабжения и канализации. В экстренные службы поступили примерно 130 сообщений о повреждении объектов социальной инфраструктуры. Появились трещины в стенах зданий учебных заведений и государственных учреждений, порт Ёнильман временно прекратил обработку грузов из-за трещин в причальных сооружениях.

Из-за необходимости провести проверку зданий школ единый госэкзамен, который планировалось провести 16 ноября, впервые был отложен на неделю. По подсчётам правительства, ущерб от землетрясения составил 54,6 млрд вон, или 48,3 млн долларов. Показатель пхоханского отделения Банка Кореи составил гораздо большую сумму в более 300 миллиардов вон, или около 286 млн долларов. Правда, в эту сумму включены косвенные экономические потери.

За год после землетрясения в Пхохане произошли примерно 100 афтершоков, вследствие чего 118 человек получили ранения, а 11 февраля 2019 года – еще одно землетрясение магнитудой 4,6. Толчки чувствовались также на побережье Пусана и Ульсана. Через час после основных толчков (мэйншока) последовали афтершоки магнитудой 2,5. Сообщений о каком-либо ущербе не поступило.

В Пхохане до сих пор проходят восстановительные работы, и около 30 пострадавших жителей по-прежнему вынуждены жить в центрах эвакуации, страдая от физических и психологических травм. По данным опроса, проведённого исследовательским институтом конвергенции цивилизаций при Пхоханском университете науки и технологий (POSTECH) среди пятисот жителей города, 80% респондентов пережили психологический ущерб.

В научных кругах практически сразу заговорили о том, что причина землетрясения может заключаться в работе местной геотермальной электростанции. В качестве аргумента приводился тот факт, что эпицентр находился всего в нескольких сотнях метров от станции. Учёные заявляли, что вводимая под давлением вода в ходе работы станции привела в движение разлом. Некоторые коллективы учёных даже публиковали такие результаты исследований в международном научном журнале «Science».

Многие учёные, между тем, считали невозможным возникновение землетрясений подобной мощности из-за подачи воды в скважины под давлением. В этой связи правительство сформировало комиссию с привлечением отечественных и иностранных экспертов, в том числе профессура Университета Колорадо и Стэнфордского университета, во главе с геологическим обществом Кореи, которая проводила изучение этого вопроса с марта 2018 года.

20 марта правительственная комиссия объявила результаты исследования, согласно которым землетрясение в Пхохане является не естественным, а спровоцированным геотермальной электростанцией.

Учёные пришли к выводу, что давление, усилившееся в результате бурения и подачи воды в ходе получения геотермальной энергии, поэтапно провоцировало небольшую сейсмическую активность. С истечением времени накопившийся сейсмический потенциал спровоцировал землетрясение, так как под геотермальной электростанцией расположен разлом, и именно там возникли подземные толчки.

Международная исследовательская группа проанализировала 520 землетрясений в Пхохане с января 2009 года по ноябрь 2017 года, из которых около 240 произошли в пределах пяти километров от места, где Министерство торговли, промышленности и энергетики экспериментировало с т.н. усовершенствованной геотермальной системой (EGS). Эта технология, которую в Пхохане применяли с 2010 года, включает разрыв горячей подземной породы с жидкостью под давлением, известной как гидравлическая стимуляция. Как заявил президент Геологического общества Кореи Ли Кан Гын, «из 240 землетрясений мы смогли точно определить местоположение эпицентров для 98 из них», и было обнаружено, что эти землетрясения совпадали со временем и местоположением экспериментов EGS. Ежедневно в землю закачивалось до 900 тонн воды.

По данным группы, не менее пяти гидравлических стимуляций значительно нарушили разломы в этом районе, что, в свою очередь, спровоцировало сначала серию микротрясений, а потом землетрясение 2017 года.

Как бы то ни было, правительство приняло результаты исследования «со смирением». Эксперименты EGS в Пхохане, которые были временно приостановлены в марте 2018 года после того, как общественность начала поднимать вопросы и их возможной связи с землетрясением, будут закрыты. Геотермальная электростанция тоже будет закрыта, а территория, на которой она размещалась, восстановлена в прежнем виде.

На этом фоне на первый план выходят вопросы об ответственности и возмещении ущерба. Жители Пхохана уже подали иски против правительства и компании-оператора геотермальной электростанции. Однако так как Проект геотермальной электростанции стоимостью 18,5 миллиардов вон был совместно запущен в 2010 году правительством и оператором объекта Nexgeo, Голубому дому придётся держать ответ перед пострадавшими.

В течение пяти лет на восстановление жилого фонда и повреждённых объектов выделят около 218 млн долларов, что предусмотрено специальным проектом восстановления города. Между тем, в заявлении правительства ничего не говорится об иске пострадавших от землетрясения жителей города, поданном против правительства и компании-оператора электростанции. Кроме того, спецпроект по ликвидации последствий землетрясения уже объявлялся в прошлом году.

Однако с октября прошлого года ряд гражданских групп инициировал массовую кампанию исков за возмещение морального ущерба. Их активисты намерены возложить на правительство всю полноту ответственности за их прямые и косвенные страдания в результате судебных исков ― гражданских или уголовных. От правительства требуют компенсации от 5000 вон до 10 000 вон за каждого человека в день. Пока судиться готовы меньше двух тысяч, но если благодаря сборам подписей иск распространяется на всех граждан Пхохана (по состоянию на январь население города составляло 509 964 человека), суду потребуется около пяти лет, чтобы вынести решение, а сумма, как ожидается, увеличится до 9 триллионов вон.

Естественно, что частично выплата столь большого объема компенсаций идет под лозунгом «до чего президент страну довел», и потому важно выяснить, какой именно президент. Решено провести тщательное расследование реализации проекта разработки технологий коммерциализации геотермальной энергетики и процесса выбора территории для создания станции.

Однако лидер парламентской фракции правящей Демократической партии Хон Ён Пхё призвал к тщательному расследованию, отметив, что «проект по строительству геотермальной электростанции начался в конце 2010 года под руководством администрации Ли Мен Бака». Хон настоятельно призвал правительство тщательно изучить процедуры утверждения проекта, провести расследование в отношении всех сторон, участвующих в инициировании проекта, включая Министерство торговли, промышленности и энергетики и такие компании, как Korea Hydro и Nuclear Power, принимавшие участие в проекте, и предоставить компенсацию жертвам землетрясения.

Иной депутат-демократ Чо Чжон Сик еще более открыто сказал, что катастрофа в Пхохане была вызвана некомпетентностью и плохим управлением со стороны прошлого консервативного правительства и (внимание!) не имела ничего общего с политикой нынешней администрации в области безъядерной энергетики.

Но автор ждет итогов расследования, ибо дело может оказаться сложнее политической агитки, в которую его будут пробовать превратить. С одной стороны, безусловно, имеет смысл проверить, не имел ли к этому отношение кто-то из близких друзей Ли Мен Бака, при котором проект начали; целая серия провальных для страны экономических инициатив была нацелена на обогащение группы бизнесменов, которые ходили с Ли в один приход и жертвовали на его президентство. С другой – война, которую Мун объявил АЭС, могла подтолкнуть к более рискованным экспериментам. С третьей – неясно, как долго длился инкубационный период.

Тем временем 19 апреля 2019 г. в море у границ полуострова прошло еще несколько землетрясений магнитудой 4,3. Эпицентр находился в Восточном море на глубине 32 км, а расстояние до ближайшего крупного населенного пункта южнокорейского города Тонхэ составило 54 км. По словам специалистов, это землетрясение стало самым мощным из около трех десятков колебаний земной коры, которые были зарегистрированы в Корее в этом году.

Если все эти землетрясения окажутся связаны с правительственной политикой в области ВИЭ, к числу проблем, с которыми борется правительство Мун Чжэ Ина, добавится еще одна, и весьма серьезная.

Константин Асмолов, кандидат исторических наук, ведущий научный сотрудник Центра корейских исследований Института Дальнего Востока РАН, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×