03.05.2019 Автор: Наталья Замараева

К визиту премьер-министра Пакистана Имран Хана в Иран

8899

Много «впервые», много «традиционного» и много «отсутствовало» в официальной повестке дня пакистано-иранских переговоров на высшем уровне. Первый визит в Тегеран вступившего в должность в августе 2018 г. премьер-министра Пакистана Имран Хана состоялся по приглашению президента Ирана Хасана Роухани 21-22 апреля 2019 г.

Впервые глава Исламской Республики Пакистан:

- поддержал идеалы Исламской революции в ее юбилейный 40-й год, одновременно подтвердив духовному лидеру Ирана Сейеду Али Хаменеи, что Исламабад — на пути к ​​революции;

- сделал публичное признание о том, что в прошлом террористы использовали территорию Пакистана для совершения нападений на Иран, за что оппозиция в Исламабаде резко критиковала своего премьера;

- умолчал о провале переговоров об углеводородном пакистано-иранском досье.

Три вызова, с которыми блестяще справился премьер в рамках визита в Тегеран, состоявшегося на фоне:

- резкого усиления Вашингтоном антииранских санкций (отношения США и Ирана испортились в мае 2018 г., когда президент Д.Трамп объявил о выходе США из Совместного всеобъемлющего плана действий по иранской ядерной программе — СВПД; в апреле 2019 г. США объявили Корпус стражей исламской революции террористической организацией; со 2 мая 2019 г. вводят экономические санкции против стран, импортирующих иранскую сырую нефть; требуют от Евросоюза политической изоляции Ирана). Несмотря на угрозы экономических санкций, и Исламабад, и Тегеран в апреле 2019 г. призвали Вашингтон к скорейшей и полной реализации СВПД;

- враждебного отношения КСА к Ирану;

- жестокого теракта в пограничном пакистано-иранском районе в апреле 2019 г.

Визит в Иран можно назвать прорывным в двусторонних отношениях. Исторические, культурные, религиозные и цивилизационные связи между двумя соседними мусульманскими странами в настоящее время реализуются на принципах уважения национальных суверенитетов и территориальной целостности. И.Хан продемонстрировал на практике новый подход правительства возглавляемой им Партии справедливости Пакистана (ПСП/PTI) к вопросу укрепления отношений со всеми соседними государствами. Стороны подчеркнули, что «никакая третья страна» не может помешать развитию ирано-пакистанских отношений (очевидная ссылка на США и их политику изоляции Исламской Республики). И в сложившейся ситуации страны региона должны самостоятельно и напрямую продвигать свои интересы. Прежнее правительство Пакистана декларировало дружбу с Ираном только на дипломатическом уровне.

Н.Шариф, пришедший к власти в июне 2013 г. в результате победы возглавляемой им партии Пакистанской мусульманской лиги Наваз (ПМЛН), под давлением США и влиянием КСА постарался «забыть» о Соглашениях о строительстве Ирано-пакистанского газопровода, подписанных весной 2013 г. президентами Асифом Али Зардлари и Махмудом Ахмадинежадом. Отношения стран в Шарифовский период фактически были заморожены. И только визит в ноябре 2017 г. начальника штаба сухопутных войск генерала К.Баджвы в Иран дал старт восстановлению в полном объеме первоначально военно-технического сотрудничества, позднее двусторонние отношения активизировались на дипломатическом и экономическом уровнях.

Иран уже в июле 2018 г., сразу после объявления итогов парламентских выборов, выразил готовность содействовать и расширять сотрудничество во всех областях с новым правительством Пакистана. Глава МИДа Ирана одним из первых иностранных высокопоставленных дипломатов осенью 2018 г. с официальным визитом посетил Исламабад и встречался с И.Ханом. Именно в те дни в ответ на заявленную новыми властями Пакистана программу реформ «Новый Пакистан», глава внешнеполитического ведомства Ирана знакомил его с достижениями Исламской революции 1979 г., в частности в области здравоохранения и конкретно оказанием первичной медицинской помощи. Иранский опыт оказался востребованным в Пакистане, и в 2019 г. стороны подписали Декларацию о сотрудничестве в сфере здравоохранения.

Нынешняя палитра двусторонних отношений намного разнообразнее и сложнее: безопасность, торговля, религиозные паломники, статус пакистанских заключенных в Иране, порты Гвадар и Чабахар, культурные связи, гуманитарное сотрудничество и совместное участие в китайской Инициативе Пояса и Пути.

Одним из вызовов двусторонним отношениям стали теракты. В последние годы активизировались террористические группировки на территориях обеих стран. Поэтому Исламабад и Тегеран вновь подтвердили важность регулярного сотрудничества между политическими, военными и сотрудниками служб безопасности для борьбы с такими угрозами, как контрабанда наркотиков, похищение и торговля людьми, захват заложников, отмывание денег, взрывы и поджоги. По итогам переговоров стороны впервые подписали Соглашение о сотрудничестве в борьбе с терроризмом; согласились сформировать Объединенные силы быстрого реагирования; открыть новые погранпереходы (в Габд-Римдане и Манд-Пишине) и пограничные рынки. В планах стран продолжить устанавливать ограждение вдоль границы и синхронизировать работу патрульных служб.

Лидеры обеих стран выразили сожаление, что Иран с населением 80 млн человек и Пакистан с населением 210 млн человек по разным причинам не использовали торговый потенциал — номенклатура товаров в прошлые годы оставалась ограниченной. Правительство Н.Шарифа следовало антииранской санкционной политике Вашингтона, и, как следствие, объемы торговли снижались. Тем не менее стороны с 2017 г. постепенно увеличивают номенклатуру товаров и экспортно-импортные объемы, используя доступные механизмы. Например, договорились о создании бартерного комитета для обмена товарами с целью активизации денежно-кредитной, финансовой и коммерческой деятельности. Иран, со своей стороны, демонстрирует готовность к десятикратному увеличению объемов экспорта электроэнергии в Пакистан.

В перспективных планах строительство железнодорожной полосы, соединяющей порты — пакистанский Гвадар и иранский Чабахар, а также завершение строительства газопровода в Пакистан.

Вызывающим тревогу стран региона остается процесс внутриполитического урегулирования в Афганистане. Его формула, по мнению сторон, заложена во внутриафганском и руководимого Афганистаном диалоге.

Мир и согласие в регионе остаются приоритетом и основой для развития транспортных транзитных коридоров, которые и являются локомотивом ускорения двустороннего и регионального сотрудничества и торговли. Иран и Пакистан поддерживают реализацию двусторонних и многосторонних соглашений, включая китайскую Инициативу Пояса и Пути; Китайско-Пакистанский экономический коридор и соглашения о строительстве в Иране коридоров Север-Юг и Восток-Запад.

Во время визита Иран подтвердил решение проблемы Джамму и Кашмира только посредством диалога, учитывая волю народа этого региона и в соответствии с резолюциями Совета Безопасности ООН. В свою очередь пакистанский лидер заявил о несправедливости в отношении палестинцев. Незаконная оккупация Израилем Голанских высот, перенос израильской столицы в Иерусалим стороны расценили как нарушение международного права, что ведет к дальнейшей нестабильности на Ближнем Востоке.

Наталья Замараева, кандидат исторических наук, старший научный сотрудник сектора Пакистана Института востоковедения РАН, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×