23.04.2019 Автор: Владимир Терехов

К очередному “Саммиту G-20”

G2

Ежегодно проводимая встреча политических лидеров стран двадцати ведущих мировых экономик (“Двадцатки”, “G-20”) на этот раз состоится 28-29 июня с. г. в японском городе Осака. Однако уже сейчас есть повод обсудить как значимость форума “G-20”, так и наиболее актуальные вопросы, которые будут вынесены на рассмотрение его высшего органа, каковым является “Саммит”.

С момента образования во второй половине 90-х годов прошлого века формат “G-20” прошёл путь постепенного становления в качестве постоянно действующего организма, основная работа которого на экспертном уровне ведётся практически непрерывно и по широкому спектру проблем мировой экономики. На “Саммит” же выносятся наиболее важные и в определённой мере заранее проработанные вопросы. Таковые во всё большей мере располагаются в сфере финансов и международной торговли.

Собственно и сами встречи “Двадцатки” на высшем уроне начали проводиться с 2008 г. в качестве экстренной меры реагирования на разразившийся тогда финансовый кризис. Поскольку на его негативные последствия накладываются новые проблемы (особенно в сфере международной торговли), то “Саммит G-20” стал собираться ежегодно.

На нынешнем этапе ускоряющегося процесса радикального переформатирования миропорядка и утраты дееспособности почти всеми международными институтами, “G-20” остаётся едва ли не единственной международной площадкой межправительственного формата, на которой можно хотя бы пытаться согласовывать взгляды (нередко прямо противоположные) на существо проблем в мировой экономике и характер их решения.

G-20” занимает промежуточное положение между такими межправительственными организациями и форумами, как ООН и “G-7”. Первая слишком громоздка и перегружена проблемами “гуманитарного” плана, которые плотно оседлало мировое политическое фарисейство.

Что касается “G-7”, то, наряду с “перегруженностью” того же плана, в этой конфигурации нет таких значимых экономик, как Китай, Индия, Бразилия и её (крайне вовремя) покинула Россия. Кроме того, среди ведущих западных стран, которые составляют формат “G-7”, усиливаются разногласия по широкому кругу вопросов. Что отчётливо проявилось на последней встрече министров иностранных дел “Семёрки”, прошедшей 5-6 апреля во французском курортном городе Динар.

Не сочли необходимым на ней присутствовать Майк Помпео и Джереми Хант, приславшие в Динар своих заместителей. В ходе прошедших переговоров не удалось достичь согласия по половине, вынесенных на обсуждение, наиболее значимых вопросов. Например, по ситуации на Ближнем Востоке.

Уже сегодня прогнозируется, что все обозначившиеся в Динаре разногласия перекочуют на форум лидеров стран-членов “G-7”, который намечено провести в конце августа с. г. в другом французском курорте Биарриц. Для автора интерес представляют не бумаги, которые на этом мероприятии могут быть подписаны, а вопрос о том, посетят ли его Дональд Трамп и премьер-министр Великобритании.

G-20” по изначальному предназначению и составу участников является, повторим, самым подходящим форумом для обсуждения наиболее важных проблем современного этапа “Большой мировой игры”, которые располагаются в основном в сфере экономики. Поэтому всё чаще говорится о первостепенной значимости “G-20” на фоне всех прочих многочисленных международных площадок.

Впрочем, само её наличие не может, конечно, гарантировать решения глобальных проблем, что остаётся в компетенции участников данного форума. Между тем ведущий из них (США) с некоторых пор испытывает острую аллергию от самого многостороннего формата обсуждения международных вопросов, предпочитая двусторонние переговоры.

Особенно это относится к ныне основному геополитическому оппоненту США, каковым является Китай. Именно предпочтением, отданным американским руководством двустороннему формату обсуждения одной из ключевых геополитических проблем, обусловленной фактически начавшейся торговой войной с  КНР. С целью хотя бы сдерживания раскручивания её маховика Си Цзиньпин и Д. Трамп договорились на полях последнего “Саммита G-20” в Буэнос-Айрэсе, то есть в двустороннем формате, возобновить переговорный процесс.

Как и в прошлом году, среди подготовительных работ экспертно-министерского уровня к предстоящему “СаммитуG-20” в Осаке особую значимость приобретает “Встреча министров финансов и руководителей центральных банков”, которая должна состояться 8-9 июня в г. Фукуока.

Отметим, что все её будущие участники получили подходящую возможность поработать уже 11-12 апреля в Вашингтоне, где они присутствовали на одном из двух ежегодных мероприятий, проводимых “Международным валютным фондом” и “Всемирным банком”.

Из них первое, которое называется “Весенней встречей”, прошло в американской столице с 8 по 14 апреля. В ходе этой “Встречи” обсуждались те же ключевые проблемы современной мировой экономики, которые интересуют и министерскую группу “G-20”: как избежать появления “перегородок” в мировом экономическом организме и продолжить процесс его глобализации; как погасить уже начавшиеся торговые войны; каковыми могут быть оценки темпов развития мировой экономика в текущем году. Все эти проблемы, повторим, находятся в центре “Большой мировой игры”. Естественно, что и общеполитический климат в мире не может не оказывать влияния на состояние дел в экономике.

В концентрированном виде тезис о переплетении факторов экономики и политики, об их негативном влиянии друг на друга и на актуальную ситуацию в мире в целом прозвучал на пресс-конференции первого заместителя премьер-министра Японии и министра финансов Таро Асо по завершении вашингтонской министерской встречи G-20”. В частности, он указал на необходимость заранее и тщательно отслеживать “возможность появления любых источников роста напряжённостей в сфере торговли, политических неопределённостей, геополитических рисков и внезапно возникающих проблем с финансированием”.

Что касается оценок перспектив мировой экономики в текущем году, то в целом они носят сдержанно-скептический характер с надеждой на изменения к лучшему во второй половине 2019–начале 2020 гг. В частности, в апреле МВФ понизил на 0,2% (с 3,5% до 3,3%) январские оценки темпов роста мировой экономики.

В Японии воздерживаются от какой-либо цифровой конкретики, ограничиваясь констатацией уже наметившегося негативного влияния на национальную экономику замедления темпов роста одного из своих главных внешнеторговых партнёров, то есть Китая (по причине “торговой войны” с США). Хотя речь пока идёт тоже о замедлении темпов роста, а не о рецессии экономики. При этом напоминается, что лишь 30% национального ВВП Японии приходится на внешнюю торговлю.

Любопытно будет ознакомиться с оценками текущего состояния, прогнозами изменений в мировой экономике, а также рекомендациями по борьбе с негативными тенденциями в ней, которые будут сделаны через два месяца в японском городе Фукуока теми же министрами и руководителями центральных банков стран-участниц “G-20”.

Владимир Терехов, эксперт по проблемам Азиатско-Тихоокеанского региона, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×