27.03.2019 Автор: Константин Асмолов

Отношения КНР и РК в начале 2019 года заволакиваются микропылью

SK34534522

Затронув тему отношений Пекина и Пхеньяна на фоне зарубежного турне лидера КНДР, пройдемся и по отношениям Пекина и Сеула.

В отношениях КНР и РК за истекший период «температура» остается стабильной. Политические контакты касаются в основном региональной разрядки, участие в которой Китай активно подчеркивает. Так, 4 января 2019 г. посол КНР в РК Цю Гохун подчеркнул, что Китай является участником разрешения проблем Корейского полуострова, а мир и стабильность на Корейском полуострове одинаково выгодны для РК и Китая, которые занимают очень схожие позиции в этом вопросе. Он также отметил, что с прошлого года в межкорейских отношениях наступила новая историческая эпоха, а успешный визит президента Мун Чжэ Ина в КНДР дал начало возобновлению межкорейского сотрудничества и примирения. В этом процессе, по словам Цю Гохуна, РК и КНР играли важную роль в обеспечении положительных перемен в политической ситуации на Корейском полуострове, прилагая усилия для достижения единых целей в создании режима мира, достижении денуклеаризации и реализации диалога.

17 января 2019 г. в Сеуле состоялась встреча спецпредставителя МИД РК по вопросам мира и безопасности на Корейском полуострове Ли До Хуна  с его китайским визави Кун Сюанью. Ли До Хун заявил, что в 2018 году, благодаря усилиям заинтересованных сторон, в политической ситуации на Корейском полуострове были достигнуты большие подвижки, а 2019 год станет важной вехой в достижении денуклеаризации и установлении прочного мира в регионе. Кун Сюанью заявил о готовности Китая приложить усилия для политического разрешения проблем полуострова.

18 января в Сеуле Кун Сюанью и первый замминистра иностранных дел РК Чо Хён, по данным МИД РК, обменялись мнениями по ситуации на Корейском полуострове по плану укрепления сотрудничества по различным вопросам, в том числе по проблеме микропыли, и приняли решение укреплять взаимодействие, активно применяя двусторонние каналы диалога в сфере экологии. Они также договорились продолжать усилия по достижению успехов в сотрудничестве в сфере экономики и других областях, связанных с жизнью населения. Чо Хён и Кун Сюанью также договорились продолжать тесное сотрудничество в вопросе установления прочного мира и реализации денуклеаризации на Корейском полуострове.

Экономическое сотрудничество восстанавливается, но медленно. Согласно данным за 2017 год от Корейской международной торговой ассоциации, Китай был крупнейшим импортером корейских товаров и услуг, составляя 24,8 % от общего объема экспорта.

С 15 по 17 января 2019 г. в Пусане прошел третий раунд переговоров представителей РК и Китая по вопросу инвестиций и сферы услуг в рамках соглашения о свободной торговле (FTA).

18 февраля в Китайском культурном центре в Сеуле открылась фотовыставка на тему туризма, которую совместно проводят столичная мэрия и посольство Китая в РК. На выставке представлены 60 фотографий, отобранных по результатам конкурса среди снимков, сделанных южнокорейскими и китайскими туристами в ходе посещения обеих стран. В мэрии выразили надежду на то, что таким образом удастся активизировать туристический обмен и обозначить единство культур в праздновании Нового года по лунному календарю.

Любопытная новость: Сеул и Пекин решили сотрудничать в создании телепрограммы для поиска и подготовки будущих мировых звёзд. Как сообщила совместная южнокорейско-китайская компания «Company K-Global», совместно с китайской онлайновой трансляционной платформой HUYA TV она планирует выпускать телешоу — конкурс, в ходе которого будут подбирать китайских претендентов на роль будущих звёзд массовой культуры, а затем обучать их.  K-Global выражает надежду на то, что проект даст толчок восстановлению сотрудничества между РК и КНР, которое было заморожено ввиду ограничения на распространения корейской волны на китайском рынке.

Текущие проблемы вроде залетов китайских самолетов в зону ПВО Южной Кореи (очередные подобные случаи происходили 27 декабря 2018 г. и 23 февраля 2019 г., когда китайский военный разведывательный самолет Y-9 трижды входил в это воздушное пространство) или споров вокруг проблемы микропыли продолжают оставаться острыми. Как заявили представители МИД и МО РК в ответ на последний залёт, «Правительство Южной Кореи и ее народ считают серьезной проблемой многочасовые полеты над конфликтными районами».

Вместе с тем, по данным Управления морской безопасности РК, в последние три года количество китайских рыболовных судов, ведущих незаконный промысел в южнокорейских водах, сократилось примерно на 70%. В 2018 году средний показатель в Жёлтом море составил 32 судна в месяц, что на 71 % меньше, чем в 2016 году. Причину сокращения Управление объясняет ужесточением мер в отношении браконьеров, в том числе разрешением применять оружие.

Во что-то большее со временем может вырасти и текущая проблема микропыли.

Дело в том, что когда Мун Чжэ Ин объявил войну атомной энергетике, нагрузку переложили на ТЭЦ. Разумеется, появился смог как серьезная проблема: судя по фото и анализам, в некоторые дни Сеул напоминает Пекин. ТЭЦ попытались закрыть, но выяснили, что альтернативы им нет. Завозные нефть или газ дороги, а возобновляемые источники энергии – там, где они есть — обеспечивают домохозяйства, а не производство.

Смог очень сильно нервирует горожан, и потому в СМИ и не только в них активно муссируется версия о том, что большая часть микропыли поступает из Китая. В Пекине иного мнения, но, так или иначе, «за отчетный период» примерно половина новостей, в которых упоминался Китай, была посвящена данному вопросу.

Какой-то процент ее действительно приносится оттуда, но здесь статистики двух стран «перетягивают» цифры отчетности каждый в свою сторону.

Южнокорейская сторона упирает на доклад, который был составлен Национальным центром по изучению окружающей среды. В нём указывается, что на 2013 год 46% микропыли в стране возникало на территории РК, 41% приходился на Китай, а 13% — на КНДР. В другом китайском докладе 2006 года об итогах совместного с РК и Японией исследования, указывается, что выше 40% сульфатов и нитратов, содержащихся в микропыли на территории РК, приходятся на Китай.

По мнению экспертов РК, эти данные имеют высокий уровень достоверности, так как являются результатом совместных исследований РК, Китая и Японии, проводившихся с 2000 года. Однако позднее Китай изменил позицию, выразив недоверие к данным южнокорейской стороны и указывая на то, что они не отражают улучшений в этом вопросе после 2013 года. Тем более, что резкое ухудшение экологической обстановки произошло только около года назад и на фоне реформ в энергетическом секторе РК.

В свою очередь, южнокорейские учёные обращают внимание на то, что «Китай всё-таки признал факт своего влияния на ситуацию с микропылью в РК», и подчёркивают, что даже, если улучшения будут учтены, разницы в доле китайской микропыли практически нет.

12 января 2019 г. Телерадиокомпания KBS опубликовала эти данные с указанием на то, что в прошлом году китайская сторона отказалась их публиковать.

В ответ 22 января Пекин призвал Сеул впредь не сообщать о его влиянии на усугубление проблемы микропыли в РК. В опубликованном сообщении министерства экологии и окружающей среды Китая говорится о снижении уровня загрязнения атмосферы в стране. Сообщается, в частности, что в 2018 году в 338 крупнейших городах положительный уровень микропыли в воздухе наблюдался 79,3% дней, что на 1,3% выше, чем в предыдущем году, а концентрация твёрдых частиц составила в Пекине на 12,1% ниже, чем в 2017 году. Также начальник управления атмосферной среды министерства Лю Бинцзян заявил, что в Китае качество воздуха улучшилось более чем на40 %, тогда как в РК ситуация либо осталась на прежнем уровне, либо ухудшилась. Он подчеркнул, если местные власти будут продолжать винить в своих проблемах других, то они упустят реальный шанс решить проблему.

22-23 января 2019 г. в ходе рабочих переговоров на уровне директоров департаментов МИД и министерств экологии двух стран РК и КНР договорились создать совместную систему раннего предупреждения о микропыли и расширить двустороннее партнёрство в борьбе с микропылью.

26 февраля в Пекине в ходе переговоров министров экологии двух стран Чо Мён Рэ и Ли Ганьцзе РК и Китай определили список регионов, по которым будет вестись обмен данными и технологиями в рамках создания системы раннего предупреждения об увеличении концентрации микропыли. Кроме того, было решено объединить различные проекты технологического обмена и разрозненную политику в этой сфере.

6 марта Мун Чжэ Ин призвал к переговорам с Китаем о чрезвычайных мерах по сокращению загрязнения воздуха и рассказал присутствующим, что министры окружающей среды Кореи и Китая согласились только на прошлой неделе поделиться технологией искусственного дождевания. «Китай далеко впереди с точки зрения технологии производства дождей и утверждает, что пыль из нашей страны течет в Шанхайский регион», — сказал он. «Если мы создадим искусственный дождь на Западном море, это поможет не только Корее, но и Китаю».

Однако Пекин снова задался вопросом, есть ли у Сеула какие-либо доказательства того, что Китай несет ответственность за токсичную дымку. Когда в тот же день официальному представителю МИД КНР Лу Кану был задан вопрос об отношении Пекина к недавнему заявлению президента РК о необходимости совместного решения проблемы микропыли двумя странами, Лу выразил сомнение о наличии достаточных доказательств того, что микропыль попадает в РК из Китая. Он добавил, что не знает, обсуждается ли этот вопрос между двумя сторонами, хотя сотрудничество было бы хорошим.

Также Лу Кан отметил, что в то время, когда в Сеуле концентрация микропыли превышала 147 микрограммов на кубометр, в Пекине микропыль вовсе не фиксировалась.

8 марта министр иностранных дел РК Кан Гён Хва, комментируя вышеуказанную реплику Лу Кана, напомнила, что в прошлом году состоялась встреча министров экологии РК и Китая, на которой были затронуты совместные меры по решению проблемы микропыли, так что часть микропыли действительно поступает в РК из Китая.

Вопрос о микропыли отражается и на внутренней политике. Представители консервативной оппозиции упрекают президента за то, что такая политика может привести к ухудшению отношений КНР и РК. Дескать, вместо того, чтобы предпринимать какие-то не паллиативные меры, Мун ищет виноватых за пределами страны и рискует испортить отношения с еще одним соседом. Так это или нет, мы узнаем в следующих текстах автора, который внимательно следит за китайскими действиями в отношении и КНДР и РК.

Константин Асмолов, кандидат исторических наук, ведущий научный сотрудник Центра корейских исследований Института Дальнего Востока РАН, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×