23.03.2019 Автор: Константин Асмолов

Как развиваются отношения КНР и КНДР в начале 2019 г.

China North Korea

Как мы уже писали в статье о визите лидера КНДР во Вьетнам, на обратном пути спецпоезд Кима прошел через территорию Китая без остановок. Несмотря на ранее высказанные предположения, встречи лидера КНДР с руководством КНР не произошло.

Посмотрим, однако, как это отсутствие встречи смотрится в общем контексте отношений двух стран в начале 2019 г.

23 января 2019 г. в Вашингтоне состоялась встреча спецпредставителя Госдепартамента США по северокорейским вопросам Стивена Бигэна и его китайского коллеги Кун Сюанью. Стороны обсудили вопросы достижения полной денуклеаризации КНДР, обменялись информацией об итогах недавних рабочих переговоров и подчеркнули важность реализации  резолюций СБ ООН по КНДР.

26 января газета «Нодон синмун» отмечает, что Югу и Северу не следует прислушиваться к мнению третьих стран по поводу их совместных проектов. Межкорейские проекты должны осуществляться на двусторонней основе в интересах корейского народа, а не зарубежных стран. Так называемая «координация северокорейской политики», на которой настаивают другие страны, имеет целью помешать Сеулу улучшить межкорейские отношения. Консультации по этому вопросу с третьими странами также будут препятствием на пути к миру, процветанию и объединению Кореи. Эти «третьи страны» не названы по имени, но, судя по контенту, это может быть намек не только на США, но и на Китай.

С 24 по 31 января 2019 г. в Пекине торжественно прошли гастроли северокорейской художественной труппы «Самчжиён», которые стали важным церемониальным мероприятием. Центральное телевидение Китая сообщило, что выступление артистов из КНДР имеет важное значение не только в плане культурного обмена, но и в связи с 70-летием установления дипломатических отношений. СМИ РК обратили внимание на то, что выступления проходили на фоне пейзажей Пхеньяна, а три года назад на подобном концерте  фоном были изображения ядерного и ракетного оружия.

Как отмечается в сообщении агентства ЦТАК, концерты прошли успешно, «благодаря заботе верховных лидеров двух стран – КНДР и КНР».   Агентство приводит слова Си Цзиньпина о том, что гастроли стали вкладом в укрепление взаимопонимания между двумя странами в преддверии 70-летия установления дипломатических отношений. Газета «Нодон Синмун», главный печатный орган КНДР, опубликовала подробный отчёт о гастролях и фоторепортаж.

Артистов сопровождал заместитель председателя ТПК Ли Су Ён, отвечающий за внешние сношения, а 27 января концерт посетили Си Цзиньпин с супругой и другие китайские руководители, которые после окончания мероприятия встретились с Ли.

Ким Чен Ын также принял делегацию по возвращении из Китая. А южнокорейская пресса отметила, что артистам были созданы максимальные удобства, и сравнила гастроли с отменой выступления трёхлетней давности. Тогда, в декабре 2015 года, северокорейская женская поп-группа “Моранбон” прибыла в Пекин. Однако её выступление было отменено, что «привело к мысли о застое в отношениях между Пекином и Пхеньяном».

30 января 2018 г. МИД КНДР устроило дружественное новогоднее собрание с сотрудниками посольства КНР в КНДР. На собрании отмечалось, что «при большом внимании высших руководителей обеих стран открывается новая страница развития корейско-китайских отношений», и «выражалась уверенность, что в 2019 году, когда отмечается 70-летие дипломатических отношений между КНДР и КНР, благодаря совместным усилиям корейского и китайского народов бесценная традиция дружбы будет прекрасно наследоваться».

Перед саммитом в Ханое СМИ КНР в лице «China Daily» были сдержаны, но ожидали успеха. Диалог, несомненно, поможет положить конец враждебности между США и КНДР. Тот факт, что обе стороны проявляют терпение и добрую волю, дает некоторую уверенность в том, что первый саммит не был случайным. Заявление Трампа о том, что «он не торопится» с решением вопроса о денуклеаризации, трактовали как указание на то, что урегулирование проблемы будет постепенным и двусторонним процессом, а не попыткой Вашингтона оказать давление на Пхеньян: нереалистично ожидать, что цель денуклеаризации может быть достигнута в результате пары заседаний на высоком уровне».

Когда же итоги саммита стали известны, Китай призвал обе стороны пойти на уступки «навстречу друг другу», удержать «завоеванные» достижения. Как заявил официальный представитель МИД КНР Лу Кан на очередном брифинге для прессы в Пекине, ситуация на Корейском полуострове за последний год претерпела значительный поворот, и ее стоит продолжать.

Об итогах саммита Пекин информировала делегация КНДР во главе с заместителем министра иностранных дел Ли Гиль Соном, которая отбыла в Китай из Пхеньяна еще 28 февраля. В тот же день она встретилась с министром иностранных дел КНР Ван И, но, судя по сообщениям СМИ КНР, обсуждались как итоги визита, так и подготовка к празднованию 70-летия дипотношений между странами.

По поводу саммита Кима и Трампа Ван отметил, что возникновение сложностей неизбежно, поскольку переговоры между КНДР и США затрагивают глубокие проблемы. Да, рабочий момент, и важнее то, что обе стороны признают необходимость поиска политического решения ситуации на Корейском полуострове путем диалога. А «Китай надеется, что КНДР и США укрепят доверие, проявят терпение, продолжат переговоры, будут идти навстречу друг другу и неизменно направлять усилия на достижение конечной цели», и готов соучаствовать в процессе.

В этом контексте отметим два заявления от 8 и 14 марта 2019 г. 8 марта Ван И заявил, что власти КНР «планируют оказать активное содействие реализации новой стратегии развития КНДР, укрепляя двусторонние дружественные отношения с этой страной на основе достигнутых договоренностей». «Мы приложим все возможные усилия для того, чтобы оказать поддержку новой государственной стратегии развития КНДР, заключающейся в целенаправленном стимулировании экономического развития, направленной на улучшение народного благосостояния «.

Автор видит в этом указание на усиление экономической поддержки Севера, и тому есть некоторые подтверждения. В 2018 году Китай экспортировал в Северную Корею около 20 000 тонн очищенной нефти, показал веб-сайт Организации Объединенных Наций. Согласно докладу, представленному Пекином комитету Совета Безопасности ООН по обеспечению соблюдения санкций в отношении Северной Кореи, Китай отгрузил 2928 тонн и 1510 тонн рафинированной нефти, соответственно, в ноябре и декабре. Таким образом, общий объем ежегодных поставок в Китай составил 19 200 тонн.

Согласно источникам «Daily NK», после январского визита лидера Ким Чен Ына в Китай контрабанда из Северной Кореи в КНР увеличилась, и «медно-цинковый концентрат ввозится контрабандой в Китай в массовом порядке», — сказал новостной интернет-сайт о Северной Корее. Как заявляется, «граждане Северной Кореи называют торговлю «контрабандой, спонсируемой государством»; 70% экспортной продукции составляют цинк, медь, вольфрам, молибден, магнезитовый клинкер, концентраты золота и серебра. Импортные товары включают муку, соевое масло, сахар и другие готовые продукты питания, а также запчасти для автомобилей и мотоциклов.

СМИ РК писали о том, что в апреле 2019 года Китай планирует начать строительство скоростной автомобильной дороги, которая соединит города Вонсан и Хамхын. Официальное объявление о начале соответствующего тендера было опубликовано 30 октября 2018 г. на сайте государственной системы тендеров Китая и профильных компаний. Длина дороги составляет 111 км. Строительство будет длиться три года на средства, выделяемые китайской стороной в виде кредита. Общий бюджет проекта оценивается в 828 млн долларов. На просьбу СМИ сообщить подробности китайская строительная компания, занятая в проекте, отреагировала довольно остро, мол, это коммерческая тайна, проект реализуется на законных основаниях, и говорить не о чем. Китай приступает к проекту, не получив предварительного одобрения ООН.

14 марта 2019 г. в ходе очередного брифинга Лу Кан отметил, что Китай подтвердил позицию о необходимости создания модели решения проблем Корейского полуострова, которая была бы приемлема для всех заинтересованных сторон: хорошим форматом считаются шестисторонние переговоры, в прошлом сыгравшие важную роль в решении северокорейской проблемы.

Это заявление прозвучало почти одновременно с пресс-конференцией 15 марта в Пхеньяне, на которой заместитель  министра иностранных дел КНДР Чхве Сон Хи сказала, что в ходе саммита в Ханое США упустили «золотой» шанс по достижению договорённости.  Согласно одной из утечек, Ким был намерен вернуться к вопросу через полгода, сохраняя в этот период мораторий на ядерные испытания и ракетные пуски, но не предпринимая новые шаги в ожидании встречных действий Америки. Автор считает, что таким образом Пекин готовится к варианту разрыва двустороннего диалога, предлагая реанимировать шестисторонний формат, в рамках которого Китай был главным организатором процесса и хозяином площадки.

Если подвести итоги, то у автора есть ощущение, что, несмотря на риторику дружбы, между странами наблюдается некоторое охлаждение. С одной стороны, после неудачного саммита в Ханое в Пекине могут меньше беспокоиться о том, что Север «уплывает» от них, а при объяснении причин неудачи саммита принята версия Севера, с другой – отсутствие встречи Ким Чен Ына с руководством КНР на обратном пути из Ханоя в Пхеньян может оказаться знаком некоторого охлаждения отношений на фоне формальной риторики дружбы. Об этом говорят некоторые моменты:

  • СМИ КНДР периодически критикуют «некоторые страны», которые препятствуют или пытаются регулировать сближение Севера и Юга или Севера и США.
  • Ким не выделяет отношения КНДР и КНР в отдельный параграф. Вместо этого подчеркивает отношения КНДР с соцлагерем вообще.
  • Выбор Вьетнама как места саммита очень интересен. Особенно с точки зрения вьетнамо-китайских отношений. Более того, перед отъездом из Ханоя Ким посетил Мавзолей Хо Ши Мина, в то время как аналогичный мавзолей Мао Цзэдуна не посещал ни разу. Да, в Китае непростое отношение к Мао, но западные СМИ обратили на это внимание.
  • Наконец, СМИ КНДР практически не комментируют торговую войну США и КНР. То ли Север не хочет занимать какую-то позицию, то ли рассчитывает «отсидеться».
  • Некоторые западные авторы обратили внимание на то, что если Путина Ким поздравил с Новым годом по лунному календарю, аналогичное поздравление Си опубликовано не было. Правда, некоторые китаисты считают, что поздравление просто передали по личным каналам.
  • Как антикитайскую меру подавали даже сообщение «Amnesty International» о том, что в 2018 г. Северная Корея усилила ограничения на использование китайских мобильных сетей вблизи границы. По словам источников этой организации, связь через китайскую мобильную сеть стала еще более сложной и рискованной.

Автор полагает, что сегодняшние отношения КНР и КНДР – это скорее тактический союз, обусловленный общей угрозой со стороны США и их союзников в регионе. Но это не отменяет его нынешнего уровня «тесноты», и, несмотря на подводные камни, пока курс Пхеньяна на разрядку будет продолжаться, а угроза со стороны США считаться весомой, текущая ситуация продолжится.

Константин Асмолов, кандидат исторических наук, ведущий научный сотрудник Центра корейских исследований Института Дальнего Востока РАН, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×