20.03.2019 Автор: Константин Асмолов

И еще одна попытка Виктора Чха утопить диалог США и КНДР… или дело в Джоне Болтоне?

6889

Совсем недавно мы разбирали две попытки неудавшегося посла США в РК и одного из наиболее одиозных ястребов Виктора Чха сорвать саммит руководителей США и Северной Кореи. Сначала Центр стратегических и международных исследований (CSIS), где Чха отвечает за корейское направление, пытался выдать общеизвестный военный объект за секретную военную базу, приписав Киму нарушение обещаний, которые он не давал. Следующий доклад про еще одну ракетную базу даже его коллеги назвали заслуживающим сожаления.

Но борец с Пхеньяном не сдается, и не так давно руководимая им контора представила уже третий доклад. На сей раз про то, что Пхеньян тайно восстанавливает ракетодром Сохэ (или Тончхан-ни) на западе страны, демонтировать который Пхеньян обещал еще на первом саммите лидеров КНДР и США, и это является посланием Севера Дональду Трампу о безрезультативности второго саммита в Ханое и примером того, насколько быстро Север может отменить ранее принятые меры по денуклеаризации.

Напомним, что работы по ликвидации стартового комплекса и объекта для испытания ракетных двигателей велись на полигоне Сохэ с июля до начала августа прошлого года, после чего замерли.

Как разъясняет телеканал NBC News, представители спонсируемого CSIS аналитического центра Beyond Parallel заявили, что анализ спутниковых фотографий указывает на «очевидную деятельность на вертикальном испытательном стенде двигателя и на рельсовой конструкции для перемещения ракеты на стартовой площадке».

А сам Виктор Чха в беседе с NBC News пояснил, что ​деятельность, которая сейчас развертывается на ракетном полигоне, «согласуется с подготовкой к испытанию», «хотя на снимках пока не видно, как ракета перемещается на стартовую площадку». Таким образом, якобы, налицо план Северной Кореи продемонстрировать «решимость» перед лицом отказа США от своих требований об облегчении санкций, поднять ставки очередным ракетным пуском.

Последующие рассуждения про вероломного Кима, легковерного Трампа и необходимость максимального давления можно опустить – но автору интересно, каковы доказательства.

Южнокорейское агентство Yonhap (со ссылкой на законодателей, которые 5 марта получили очередной отчетный доклад Национальной разведывательной службы) сообщает, что ремонт на полигоне включал в себя замену крыши и двери на объекте. Анонимный правительственный источник в Сеуле также сказал, что нет никаких признаков восстановления железной дороги, соединяющей здание сборки ракеты и пусковую площадку. Налицо строительство вспомогательного здания.

Специалисты из исследовательской группы 38 North не стали делать далеко идущих выводов: восстановительные работы на стартовой площадке полигона производились где-то между 16 февраля и 2 марта.​ На стартовой площадке и у некоторых зданий наблюдаются два крана, возведены стены и отремонтирована крыша. 7 марта они представили дополнительные спутниковые снимки, на которых видно, что подъёмный кран, который был виден на снимке от 2 марта, демонтирован. Возле стартовой площадки убран мусор, а возле стартовой башни видны несколько машин. На испытательном полигоне обнаружены установка дополнительного покрытия, а также признаки восстановления верхней конструкции. На взгляд автора, это отнюдь не «восстановление важных механизмов испытательного полигона и стартовой площадки», о котором рассуждает Чха.

Иные эксперты тоже считают преждевременными выводы о том, что признаки восстановления ракетного полигона свидетельствуют о намерении Пхеньяна прервать переговорный процесс с Вашингтоном. 7 марта бывший посол США в РК Александр Вершбоу принял участие в дебатах, организованных CSIS, где заявил, что в настоящий момент не до конца ясно, насколько серьёзна ситуация, и не совсем понятно, обусловлена ли активность на полигоне стремлением Севера выразить разочарование результатами саммита в Ханое. По его словам, нет признаков того, что Пхеньян пытается сорвать переговорный процесс, и рано делать какие-либо выводы. Ведущий специалист Центра стратегических и международных исследований Сью Ми Терри (Sue Mi Terry) согласилась с этой позицией. По её мнению, Север не возвращается к провокационной политике.

Официальный представитель Белого дома Сара Сандерс на просьбу прокомментировать эту информацию сказала, что в администрации Трампа не комментируют данные разведки.

Можно сказать, что и в этот раз у Чха скорее не получилось, но это не единственный пример вбросов такого рода и они, скажем прямо, могут быть на чем-то основаны.

4 марта генеральный директор МАГАТЭ Юкия Амано заявил, что в ядерном комплексе в Ёнбёне отмечены признаки использования центрифуг для обогащения урана. Точнее, с декабря прошлого года МАГАТЭ не фиксировало признаков работы ядерного реактора в Ёнбёне, но в случае с оборудованием по обогащению урана не всё однозначно. Юкия Амано сказал, что, не имея доступа к этому объекту, агентство не может подтвердить характер и цель этой деятельности, и потребовал от КНДР соблюдать резолюции СБ ООН и МАГАТЭ.

В общем, «там что-то происходит, — что именно не знаем, но на всякий случай готовы предъявить обвинение». Между тем, 5 марта все в том же отчёте Национальной службы разведки РК, представленном в парламентский комитет по делам разведки, указано, что реактор переведён в спящий режим и с тех пор не используется, а подземные туннели на ядерном полигоне в районе деревни Пхунге-ри, взорванные в мае прошлого года, не восстанавливаются. Спецслужбы РК и США ведут постоянный совместный мониторинг ситуации на северокорейских объектах, связанных с ядерной и ракетной программами, — отмечается в докладе.

Позднее глава Национальной службы разведки РК Со Хун прояснил ситуацию. Хотя Северная Корея еще в конце 2018 года остановила работу своего пятимегаваттного ядерного реактора, используемого для получения плутония (и никаких признаков возобновления этой программы нет), установки по обогащению урана работали в обычном режиме еще до недавнего саммита между лидерами США и КНДР.

Это заставило многих вспомнить, что Ёнбенский комплекс — это не только реактор. Его объекты по обогащению урана попали под международный резонанс в ноябре 2010 года, когда американскому ученому-ядерщику Зигфриду Хеккеру показали 2000 центрифуг, способных производить до 40 кг высокообогащенного урана.

Со Хун также сообщил, что разведка зафиксировала активное движение грузовиков в исследовательском центре ракетостроения в районе Саным в пригороде Пхеньяна. В этом центре были разработаны две межконтинентальные баллистические ракеты, в том числе «Хвасон-15». Правда, для военных РК это не является чем-то новым. «Если есть объект, то неизбежно будет какая-то деятельность по его содержанию».

Саным фигурирует и в еще одном вбросе, сделанном американским National Public Radio, в распоряжении которого оказались спутниковые снимки американской компании DigitalGlobe, которые позволяют предположить, что в ближайшем будущем Северная Корея готовится к запуску ракеты, возможно, космической. Снимки были сделаны 22 февраля, на них видны легковые и грузовые автомобили, припаркованные рядом с объектом. Также видны железнодорожные вагоны, рядом с которыми установлены два крана. «Когда вы соберете все это воедино, это действительно похоже на то, что северокорейцы находятся в процессе сборки ракеты», — приводит радиостанция слова эксперта Института стратегических исследований Миддлбери Джеффри Льюиса, который изучал данные снимки. Правда, по его мнению, речь идет о запуске спутника, что не стоит воспринимать как агрессию, так как ракеты-носители для запуска спутников непригодны для применения в военных целях.

Как комментируют подобную информацию в Вашингтоне и Пхеньяне? — 6 марта 2019 г. Дональд Трамп отметил, что он «будет очень сильно разочарован» в северокорейском лидере, если данные сообщения подтвердятся. Однако это лишь «предварительные данные», и пока рано делать какие-либо выводы. Трамп ещё раз отметил, что поддерживает хорошие отношения с северокорейским лидером.

7 марта президент США Дональд Трамп в очередной раз высказал «некоторое разочарование» активностью на северокорейском ракетном полигоне Сохэ. Однако его высказывание отличалось от сделанного накануне: он уже сказал, что «немного разочарован». При этом он заявил, что сообщит кое-что через год, не уточнив о чём конкретно идёт речь.

5 марта советник президента США по национальной безопасности Джон Болтон в телефонном интервью телеканалу ​Fox Business Network заявил, что Соединенные Штаты рассмотрят вопрос об усилении санкций в отношении Северной Кореи, если Пхеньян не откажется от своей ядерной программы: «Если они не хотят этого, они не получат послабления в разрушительных экономических санкциях, которые были наложены на них, и мы посмотрим, как эти санкции на самом деле нарастить».

В тот же день 5 марта госсекретарь США Майкл Помпео отметил, что ядерная проблема КНДР представляет угрозу для будущих поколений американцев. И подчеркнул, что в качестве госсекретаря он ставит цель убедить КНДР в том, что она не нуждается в ядерном оружии, и Пхеньяну нужно изменить стратегию развития. Говоря о втором саммите КНДР и США он заявил, что «мы не достигли того, на что надеялись и это  урок, по которому много чего предстоит сделать».

7 марта в ходе очередного брифинга представитель госдепартамента Роберт Паладино отметил, что США готовы к конструктивному диалогу с КНДР. При этом он избежал прямого ответа на вопрос о том, были ли контакты с Пхеньяном относительно ситуации с ракетным полигоном Сохэ. Паладино сказал, что у него нет  достаточной информации, и он не уполномочен говорить обо всем.

В тот же день 7 марта советник по национальной безопасности США Джон Болтон в интервью Fox News отметил, что президент был готов к «большой сделке», чтобы обменять полную денуклеаризацию Северной Кореи на «светлое будущее» для страны. Однако, по словам Болтона, Дональд Трамп считает, что «сделка состоится, если Северная Корея будет готова взглянуть на общую картину».

С другой стороны, Болтон опроверг распространенный вброс о том, что зам главы МИД КНДР Чхве Сон Хи «курсировала» между Кимом и делегацией США с предложением демонтировать весь ядерный объект в Йонбене в обмен на смягчение санкций. По его словам, Ким предлагал вариант, который северокорейцы предлагали раньше: сначала смягчение санкций, потом полная денуклеаризация. Такой вариант Болтон назвал неудовлетворительным, потому что именно так «северокорейские режимы получали спасательный круг для своей экономики».

Что же до новостей от GSIS&Co, то здесь Болтон повторил Трампа, — «Было бы очень, очень разочаровывающим», если сообщения о том, что Северная Корея восстанавливает испытания, верны. Однако «у нас есть много способов получения информации» и ситуация будет изучаться.

8 марта спецпредставитель МИД РК по вопросам мира и безопасности на Корейском полуострове Ли До Хун, который вернулся из США, в ходе встречи с журналистами заявил, что США готовы к продолжению переговоров с КНДР и считают саммит в Ханое продуктивным и конструктивным. На вопрос журналистов о том, получил ли он в Вашингтоне послание для Севера, Ли До Хун дал отрицательный ответ.

СМИ КНДР пока «не нагнетают» и воздерживаются от критики Соединенных Штатов. 5 марта 2019 пропагандистский сайт Уриминчжоккири призвал к эскалации «атмосферы мира» на Корейском полуострове, заявив, что Пхеньян остается твердым в своей приверженности прекращению враждебных военных отношений с Югом. Только в редакционной статье ЦТАК от 8 марта появился пассаж о том, что «общественность в стране и за рубежом… чувствует сожаление, обвиняя США в саммите, который закончился без соглашения».

Таким образом, пока стороны демонстрируют некую озабоченность и напряженность, но поводом для торможения диалога это пока не является. Да, если выяснится, что полигон Сохэ восстанавливают, это может считаться нарушением пункта 5.1 Пхеньянской декларации, принятой на межкорейском саммите в сентябре 2018 г., где это место упомянуто напрямую. Но проведение учений можно считать нарушением пункта 1.0, где говорится об отказе от любых враждебных действий. К тому же, пока Пхеньян не брал на себя письменные обязательства прекратить наработку обогащенного урана, производство баллистических ракет, наземные испытания двигателей или отказ от запусков спутников своими ракетами-носителями.

Опять же, знающие люди помнят про блеф в Кымчханни, когда пошли слухи о некоем секретном объекте, но он оказался пустой пещерой, за право осмотреть которую КНДР выбило из своих «партнеров» изрядно гуманитарной помощи. Такой вариант, в котором КНДР осознанно играет на том, что «со спутника видно далеко не всё», тоже стоит держать в голове.

В этом контексте автора беспокоит гипотетическая возможность, если под воздействием политической конъюнктуры, давлением Болтона и носителей похожего подхода вынужденно переломится и найдется предлог для разрыва диалога. Скажем, «поверив» очередному докладу Виктора Чха?

Второй момент, который автор тоже не забывает, — новости о расследовании нападения 22 февраля на посольство КНДР в Испании, о котором мы упоминали ранее.

Как сообщает со ссылкой на неназванные источники испанское онлайн-издание El Confidencial, следователи полиции и разведки, которые работают параллельно, до сих пор не могут определить личности нападавших. Выдвигаются разные гипотезы произошедшего, в том числе и версия, согласно которой нападение на диппредставительство было спланировано спецслужбами США. «Возможно, они действовали в сотрудничестве с другими разведслужбами или при участии дополнительных сотрудников». Пока это не более чем предположение, и автор скорее грешит на некоторые НГО южнокорейского происхождения, которые в лучшем случае консультировались с отдельными представителями американской разведки, но если КНДР решит разорвать диалог или изменить его формат, — доказательства, настоящие или мнимые, могут стать поводом для этого.

10 марта 2019 г. Джон Болтон дал телекомпании ABC интервью, очень важное для понимания его (и, возможно, не только его) позиции.

С одной стороны, комментируя сообщения СМИ, которые, со ссылкой на снимки с коммерческих спутников, утверждали о подготовке КНДР к проведению в ближайшее время ракетного пуска, помощник президента США по национальной безопасности отметил, что администрация Трампа не станет заниматься спекуляциями. США постоянно наблюдают за ситуацией, и когда ему был задан вопрос, было ли известно Белому дому о том, что активность на полигоне наблюдалась ещё до саммита в Ханое, Болтон лишь отметил, что Дональд Трамп сохраняет высокую уверенность в отношениях с северокорейским лидером Ким Чен Ыном.

С другой стороны, по его словам, Ким Чен Ын лично получил от Дональда Трампа «два листа бумаги, один на английском, один на корейском языке», в которых содержалось разъяснение того, что в США понимают под «полной денуклеаризацией». Как выясняется, это ликвидация не только северокорейского ядерного оружия, но и всего ОМП (включая химическое и биологическое), а также программы МБР.

Мягко говоря, это сочетается с версией о том, что стороны разошлись именно благодаря Болтону, потому что неизвестно, когда Трамп предоставил Киму такое определение денуклеаризации, но призывы к ликвидации всего ОМП и МБР КНДР впервые появились в замечаниях Болтона после Ханойского саммита. Так, с самого начала он объяснял его итог тем, что «северокорейцы, очевидно, хотели бы отказаться от как можно меньшего количества своего ядерного, биологического и химического оружия и баллистических ракет в обмен на очень широкое смягчение санкций», — сказал Болтон. «Президент на это не купился». Другая реплика: «Если Северная Корея возьмет на себя обязательство завершить денуклеаризацию, включая свою программу баллистических ракет и свои программы химического и биологического оружия, перспектива экономического прогресса есть».

Такое высказывание привлекло внимание многих, поскольку заметно отличалось от того, что говорил Стивен Бигэн на известном выступлении в Стэнфордском университете 31 января. Тогда ответственный за переговоры с КНДР подчеркивал, что «дорожная карта» в первую очередь будет сосредоточена на ликвидации ядерных объектов Северной Кореи. И только после шагов, направленных исключительно на решение ядерной проблемы, США займутся уничтожением запасов расщепляющегося материала, оружия, ракет, пусковых установок и других видов ОМП.

Более того, на брифинге 7 марта неназванный высокопоставленный чиновник Госдепартамента (предположительно, тот же Бигэн) сказал, что «никто в администрации не выступает за поэтапный подход». Предварительным условием для всех остальных шагов США будет только полная денуклеаризация Северной Кореи, и под «полной» понимается ситуация, когда Северная Корея откажется от всего своего оружия массового уничтожения и средств доставки.

Это настроило автора на более печальный лад: такая трактовка денуклеаризации является заведомо неприемлемой, и если ее разделяет большинство чиновников Белого дома, включая Болтона, данный момент может стать одной из причин прекращения разрядки. Даже если Трамп иного мнения, то как долго он продержится один? Тем более что «викторы-чха» явно будут подбрасывать повод за поводом.

Константин Асмолов, кандидат исторических наук, ведущий научный сотрудник Центра корейских исследований Института Дальнего Востока РАН, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×