14.03.2019 Автор: Константин Асмолов

Итоги визита лидера КНДР во Вьетнам

CLN3422

В предыдущей части «хроники поездки северокорейского лидера» мы описали его прибытие в СРВ и встречу с президентом США, однако на этом программа визита Ким Чен Ына не закончилась.

Во второй половине дня 1 марта северокорейский лидер встретился с генеральным секретарем ЦК Коммунистической партии Вьетнама и президентом Вьетнама Нгуен Фу Чонгом. Кроме того, Ким встретился с премьер-министром Вьетнама Нгуен Суан Фуком и спикером Национального собрания Нгуен Тхи Ким Нганом.

Утром 2 марта он посетил мавзолей Хо Ши Мина, который был первым президентом социалистического Вьетнама. Ранее планировалось, что Ким Чен Ын покинет Ханой во второй половине дня, после встречи с представителями деловых кругов Вьетнама. Однако программа визита была изменена. Визит в мавзолей Хо Ши Мина и поднесение венка привлек внимание СМИ Гонконга, где немедленно отметили, что за четыре визита в Китай Ким не посетил мавзолей Мао.

В тот же день 2 марта Ким Чен Ын покинул Ханой.

Как отмечается в сообщении агентства ЦТАК, в ходе визита лидер КНДР выразил надежду на активизацию сотрудничества и обменов с Вьетнамом во всех областях, а также на вывод двусторонних отношений на новый виток: «Посредством активных межпартийных и межстрановых контактов мы должны нормализовать сотрудничество и обмены во всех областях, начиная от экономики, науки и техники, обороны, спорта, культуры, искусства до публикаций и средств массовой информации, и вывести отношения на новый уровень». Если продраться через официальную риторику, то успехи Кима оказались довольно скромными. Были призывы активизировать сотрудничество, но никакое соглашение заключено не было, и, судя по тому, что ЦТАК не упоминает о совместной декларации, не было и ее.

«Непоколебимая позиция нашей страны и нашей партии заключается в том, чтобы унаследовать через поколения дружественные отношения сотрудничества между двумя странами и двумя партиями, основанные на крови», — добавил Ким. Этот пассаж не менее важен по двум причинам. Во-первых, специально подчеркнуто сотрудничество не только стран, но и партий, что подразумевает близость идеологий (как, кстати, и с КНР). Во-вторых, это риторика дружбы скрепленной кровью: во Вьетнамской войне сражались летчики из КНДР, а также, по некоторым данным, специалисты по спецпропаганде/психологической войне. Дипотношения между странами существуют с 1950 г.

Интересно и то, что если ранее визит называли государственным, в более поздних сообщениях ЦТАК его статус понизили до «официального дружественного».

По данным вьетнамских СМИ, Ким также был впечатлен экономическим ростом страны, что дало экспертам РК возможность думать о том, что это повышает вероятность того, что Ким будет использовать вьетнамскую модель экономического роста для достижения экономического процветания в Северной Корее. Однако ожидаемого визита Кима на промышленные объекты (особенно завод по производству смартфонов компании Samsung Electronics), вокруг которого в СМИ РК было множество спекуляций, не случилось. Вместо этого Ким совершил церемониальный визит в свое посольство, где традиционно отдал руководящие указания и сфотографировался на память. Всё ограничилось тем, что 27 февраля заместители председателя ЦК ТПК Ли Су Ён и О Су Ён, отвечающие в ТПК за внешнюю политику и экономику, а также руководитель художественного ансамбля «Самчжиён» Хён Сон Воль посетили известную туристическую достопримечательность — бухту Халонг Бэй и портовый город Хайфон, где осмотрели завод по сборке автомобилей Vinfast и другие промышленные и сельскохозяйственные объекты.

Утром 4 марта спецпоезд Кима прошел через Тяньцзинь без долгих остановок. Несмотря на ранее высказанные предположения, встречи лидера КНДР с руководством КНР не произошло, что тоже дает пищу для размышлений.

Рано утром 5 марта Ким прибыл в Пхеньян. В сообщении ЦТАК подчёркивалось, что Ким Чен Ын вернулся на родину после «официального дружественного визита» во Вьетнам, северокорейско-американский саммит не упоминался.

Скромные успехи визита заставили ряд антипхеньянских экспертов говорить о фиаско поездки в целом, но это несколько не так. На взгляд автора, вьетнамскую часть визита не стоит сбрасывать со счетов.

Во-первых, таким образом Ким показал желание крепить дружбу не только с Китаем, но и со странами соцлагеря вообще. Это очень важно с точки зрения того, как позиционирует себя режим. Более того, с учетом отношений КНР и СРВ можно говорить о желании Кима оставаться в рамках соцлагеря, но при этом занимать равноудаленную позицию, не превращаясь в сателлита Пекина.

И заметим, что с протокольной точки зрения приемов и проводов визит прошел на очень высоком уровне.

Во-вторых, КНДР, возможно, все-таки интересует вьетнамский опыт реформ: потенциально важные промышленные объекты все-таки посмотрели, пусть и не на высшем уровне, а больший уровень экономического сотрудничества все равно маловозможен из-за текущего уровня санкций. Похоже, окружение лидера КНДР осмотрело только те объекты, уроки которых применимы в нынешней ситуации.

Наконец, Киму могло быть интересно и то, как, несмотря на опустошительную Вьетнамскую войну, в Ханое сумели по-новому взглянуть на отношения с Вашингтоном.

Конечно, хотя сегодня в СМИ КНДР Трампа даже называют «его превосходительством», а Америку – Америкой (мигук), а не «американским империализмом (мичжэ)», но на северокорейской военной технике остаются лозунги «Уничтожим американский империализм – злейшего врага корейского народа!». В школах и на производстве все еще существуют так называемые «кабинеты классового воспитания», содержание которых позволяет назвать их «музеем ненависти к США, Японии и южнокорейским марионеткам».

Но перевернуть страницу можно довольно быстро, и тогда модель отношений Северной Кореи и США будет напоминать нынешние отношения Америки и Вьетнама, когда войну и военные преступления никто не забыл, но при этом современная Америка и американцы – это всё-таки другая Америка.

Куда и когда Ким Чен Ын поедет теперь? Мнения разнятся, но не исключено, что в 2019 г. спецпоезд лидера КНДР увидят и жители Российской Федерации.

Константин Асмолов, кандидат исторических наук, ведущий научный сотрудник Центра корейских исследований Института Дальнего Востока РАН, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×