07.03.2019 Автор: Константин Асмолов

Новости борьбы с коррупцией в Республике Корея

SK5345222

26 февраля прокуратура РК начала расследование против посла Южной Кореи в России У Юн Гына по подозрению во взятке, о которой в рамках «скандала о слежке» сообщил опальный следователь Ким Тхэ У.

По данным следствия, в апреле 2009 года У (тогда еще не посол, а депутат парламента от правящей партии) мог получить от бизнесмена по фамилии Чан взятку в размере 10 млн вон (более $8 тыс.) за оказание содействия в трудоустройстве его родственника в металлургическую компанию POSCO.

У взял деньги, но родственник Чана так и не получил доходного места. Чан подал на депутата жалобу с обвинениями в мошенничестве и взяточничестве, но У Юн Гын вернул ему деньги, правда, только в 2016 году перед выборами в парламент, опасаясь огласки. Пока прокуратура собирается допросить бизнесмена, а У Юн Гын отвергает все обвинения. По его словам, он брал эту сумму у бизнесмена в долг и потому подал против Чана встречный иск за ложные обвинения.

Правда, автор полагает, что посол У останется на своем посту. Сумма взятки по корейским меркам невелика, к тому же, пусть и с опозданием, ее вернули. Однако это хороший повод посмотреть, как вообще выглядят успехи Муна в борьбе с коррупцией на данный момент, и в какой мере эта борьба прикрывает борьбу политическую.

29 января 2019 г. Transparency International представило Индекс восприятия коррупции за 2018 г. год. РК набрала 57 баллов по 100-балльной системе, заняв 45-е место среди 180-ти стран мира, но лишь 30-е место среди 36-ти стран-членов Организации экономического сотрудничества и развития.  Это интересный показатель, так как он мерит не столько реальный уровень коррупции в обществе, но то, насколько общество считает коррупцию проблемой.

Здесь можно увидеть положительную динамику, вспоминая, что 27 сентября 2018 г. исполнилось два года после вступления в действие антикоррупционного «закона Ким Ен Ран», который был направлен на то, чтобы сломать традиционную систему подарков, в рамках которой грань между подарком, включая торжественный ужин, и взяткой весьма зыбка.

Пак Ун Чжон, председатель Комиссии по борьбе с коррупцией и гражданским правам (ACRC), упоминает иной опрос, проведенный Корейской Торгово-промышленной палатой, которая заявила, что средняя сумма расходов 777 фирм-респондентов была сокращена на 21 миллион вон, во многом за счет умаления представительских расходов, превышение которых теперь считается скрытой взяткой. Как сообщил депутат Национального собрания от правящей партии Кан Бён Вон со ссылкой на данные Налогового управления, в 2016 году южнокорейские предприятия затратили на угощение гостей 9 млрд 514 млн долларов, что на 219 млн долларов меньше, чем в 2015 году.

Кроме того, проведенные ACRC интервью с 3000 правительственными чиновниками, журналистами и иными субъектами закона говорят о том, что закон Ким Ен Ран одобряет 89,9% населения, 95,6% государственных служащих и 90,7% учителей.

Согласно иному опросу от той же конторы, 53,4% корейцев считают, что корейское общество коррумпировано, но это на 13,4% меньше, чем в аналогичном опросе, проведенном в прошлом году. На вопрос о причинах коррупции 34,7% назвали коррупционную социальную культуру. 

Теперь разберем конкретные дела и начнем с политиков. Ситуация вокруг губернатора столичной провинции (и одного из лидеров внутрифракционной оппозиции Муну) Ли Чжэ Мёна близится к завершению. От обвинения в злоупотреблении служебным положением и денежными средствами ему отвертеться не удалось. Если суд решит, что сумма злоупотреблений Ли превышает 1 млн вон (890 долл), то губернатор потеряет свою должность, также ему грозит тюремное заключение.

Впрочем, более всего пены взбивается вокруг депутатки парламента и члена комитета по культуре, спорту и туризму Сон Хе Вон, которую обвиняют в покушении на спекуляцию недвижимостью.

Утверждается, что Сон использовала инсайдерскую информацию, полученную благодаря служебному положению, и координировала действия своих родственников и помощников по покупке недвижимости в старом районе г. Мокпхо, провинция Южная Чолла, прежде чем район стал объектом культурного наследия, и стоимость недвижимости в нем утроилось. Речь идет о 17 или 29 зданиях колониальной эпохи.

Пикантности делу придает то, что Сон была активным сторонником и агитатором за Мун Чжэ Ина в президентской гонке 2017 года. Также она считается подругой первой леди Ким Чжон Сук.

Основная оппозиционная партия «Свободная Корея» требует от Национального собрания провести слушание по этому делу. Сон же опровергает эти утверждения, собираясь подать иск за диффамацию против местной телекомпании SBS, которая впервые сообщила об этих обвинениях, а также других СМИ. В конце концов, факт корыстного умысла или намерения продать недвижимость еще не доказан. По словам Сон, она призывала родственников купить недвижимость с марта 2017 года по сентябрь 2018 года, но в качестве акта доброй воли, чтобы возродить город.

Пока же Сон не сложила с себя депутатские полномочия, но вышла из правящей партии (перешла в малую умеренно левую партию Демократии и мира). Она заявила, что готова сотрудничать с обвинением, докажет свою невиновность в судебном разбирательстве и вернется в партию после того, как ее оправдают. Если же обвинения будут признаны правдой, она сложит с себя полномочия депутата. Кроме того, в рамках попытки доказать свою невиновность Сон пообещала пожертвовать местному правительству всю свою коллекцию традиционных лакированных изделий: «Как я могу извлечь выгоду из этой земли, когда я отдаю коллекцию стоимостью более 10 миллиардов вон, если я продам ее сейчас?».

Еще один парламентский скандал связан с серией расследований по поводу, видимо, распространенной практики, при которой законодатели вмешиваются в процесс назначения на выгодные посты своих родственников или знакомых. Так, левая газета Hankyoreh выдвинула обвинение против Ким Сон Тхэ из «Свободной Кореи» в том, что он поучаствовал в том, чтобы его дочь работала в телекоммуникационной компании KT Corp.

Любопытно иное: глава парламентской фракции правящей Демократической партии Хон Ён Пхё стал защищать Кима. Когда во время радиоинтервью его спросили, следует ли начать расследование, он сказал, что «трудно это сделать, сначала нам нужно проверить факты».

Критики отмечают, что замечания Хона могли быть направлены на защиту сына президента Мун Чжэ Ина — Мун Чжун Ена. Ким согласился на расследование процесса найма своей дочери, чтобы доказать свою невиновность, призывая к расследованию дела о найме сына Муна. Оппозиционные партии давно копают под отпрыска президента, считая, что когда он получил работу в информационной службе занятости Кореи в 2006 году, документы были оформлены некорректно, а присвоенный ранг не соответствовал принятой практике.

Перейдем к бизнесменам. Следователи прокуратуры обнаружили еще 520 тайных банковских счетов, которые на самом деле принадлежат председателю крупнейшей компании страны Samsung Electronics 76-летнему Ли Гон Хи. Таким образом общая численность подобных секретных счетов Ли достигла 1749. По мнению следствия, он не выплатил налогов на общую сумму около восьми миллионов долларов. Однако дело пока не доходит до суда, так как Ли более четырех лет находится в реанимации, куда попал после инфаркта в мае 2014 г.

Отметим и грядущий пересмотр серии уголовных дел с участием экс-президента Пак Кын Хе, ее конфидантки Чхве Сун Силь и реального главы Samsung Ли Чжэ Ена. И ранее они рассматривались Верховным судом, но не всей коллегией в 12 судей, а группой в 4. В результате решения судов оказались противоречивыми в очень важном моменте: какова-таки сумма взяток, которую уплатила компания Samsung? В деле экс-президента фигурирует сумма в 8,6 миллиардов вон, но в деле Ли, которое рассматривал иной суд, прямой взяткой сочли только 3,6 миллиардов, а остальные деньги, как выяснилось, у него вымогали коварная Чхве и ее «крыша». На основании этого пятилетний тюремный срок главы корпорации был превращен в условный. Теперь Верховный суд либо раз и навсегда установит, какая часть денег была и не была взяткой, либо вернет одно или несколько дел в суды низшей инстанции.

Довольно громкое дело связано с чиновниками строительных подразделений компаний Hyundai, Lotte и Daewoo, которые с сентября по октябрь 2017 года предлагали взятки жителям старых квартир на юго-востоке Сеула, перед голосованием за выбор компании для реконструкции крупных жилых комплексов.

Поясним: в Корее жители многоквартирных домов, предназначенных для реновации, организуют группу жителей, которая проводит голосование, чтобы выбрать компанию для восстановления своей собственности. Соответственно, Daewoo, Lotte и Hyundai давали представителям подобных групп взятки на суммы 230, 200 и 110 миллионов, а также планшеты и ваучеры для проживания в роскошном отеле. Благодаря этому Hyundai, Lotte и Daewoo выигрывали контракты на реконструкцию престижных районов, таких как Banpo, Shinbanpo и Jamsil, соответственно. Строительные компании, правда, говорят, что ничего не знают о выплатах.

В декабре 2018 г. Таможенная служба Кореи передала в прокуратуру дела трех членов семьи владельца Korean Air. Ли Мён Хи (жена владельца Чо Ян Хо) и две ее дочери обвиняются в многократном ввозе предметов роскоши, мебели и даже обычных предметов повседневного спроса на сумму примерно 720 млн вон, минуя таможню с апреля 2009 года. В ходе расследования было выявлено 290 отдельных случаев, когда три женщины контрабандой ввозили в страну товары, используя свое привилегированное положение. Их покупки доставлялись в зарубежные офисы Korean Air, потом они были доставлены в Корею как груз или багаж бортпроводников.

Достается и иностранным компаниям. Суд Центрального административного округа Сеула приговорил шестерых бывших или действующих сотрудников BMW Korea в ранге руководителя к лишению свободы на 8-10 месяцев за манипуляцию отчётов о выпуске выхлопных газов автомобилей. Кроме того, само юридическое лицо BMW Korea признано виновным и приговорено к выплате штрафа на сумму 14,5 млрд вон или 13 млн долларов. В вердикте суда говорится, что компания BMW Korea долгое время манипулировала результатами тестирования расхода топлива автомобилями. Таким образом, она препятствовала работе административных органов по улучшению атмосферы воздуха и лишилась доверия южнокорейских потребителей. Компании BMW Korea предъявлено обвинение в манипуляции содержанием документов о расходе топлива, начиная с 2011 года, в результате чего в РК ввезены примерно 29 тыс. автомобилей с искажёнными данными в сопроводительных документах.

12 декабря 2018 г. Налоговое управление РК приступило к расследованию в отношении компании Google Korea. Такая проверка вызвана двумя причинами.

Первая — получение дополнительных выплат от авторов каналов Youtube с высоким доходом. В 2017 году насчитывалось более тысячи корейских каналов Youtube, на которые подписались свыше ста тысяч человек. Среди таких авторов есть те, кто зарабатывает порядка 2,5 млн долларов в год, и в последнее время усилились подозрения в возможном недополучении налогов от них.

Другая причина связана подозрениями о неполной уплате налогов самой компанией Google Korea. В 2016 году Google Korea выплатила налоги в размере 3,5 млн долларов от заявленного дохода в 266,5 млн долларов. Однако предполагается, что продажи Google в РК могут достигать 5 трлн вон или 4 млрд 400 млн долларов.

Налоговое управление намерено проверить достоверность данных о доходах и расходах компании на территории страны и уровень комиссионных выплат головной компании, хотя по действующему законодательству южнокорейские власти не могут напрямую взимать налог с Google, серверы которой находятся за рубежом. С транснациональных компаний, работающих в области информационных технологий, в РК взимается лишь налог на добавленную стоимость.  Впрочем, 8 декабря парламентарии одобрили поправки к закону, и с июля 2019 года Google Korea будет обязана выплачивать НДС на услуги в сфере рекламы и “облачного“ сервиса.

Такой накат на Гугл, однако, нередко связывают с неудачной попыткой администрации Муна потребовать от компании, чтобы она вела борьбу с «фальшивыми новостями», под которыми подразумеваются скорее новости, неудобные для нынешнего режима.

Политическим считается и расследование в отношении Син Сон Чхоля, президента Корейского института науки и технологии (KAIST), лучшего в стране технического университета.

Министерство утверждает, что, будучи президентом Института науки и технологий Тэгу (DGIST) с 2011 по 2017 год (он занимал этот пост до того, как ушел в KAIST), Син злоупотреблял государственными средствами, производя платежи на сумму 1,9 миллиона долларов США в Национальную лабораторию Лоуренса Беркли (LBNL) в Калифорнии.

На деле платежи были частью сделки, согласно которой представителям южнокорейских университетов был гарантирован приоритетный доступ к одному из средств визуализации LBNL, рентгеновской микроскопии.

Многие западные ученые, подписавшиеся под петицией, отмечают, что следствие носит политический характер и было возбуждено после того, как Син, получивший свой пост при консерваторах, отказался уйти «по-хорошему», уступив кресло назначенцу Муна, чья научная репутация еще и оставляет желать лучшего.

Так что, как обычно для РК, к борьбе с общественным злом нередко примешаны политические цели.

Константин Асмолов, кандидат исторических наук, ведущий научный сотрудник Центра корейских исследований Института Дальнего Востока РАН, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×