28.02.2019 Автор: Константин Асмолов

Очередная попытка создать много шума из ничего

TRK5435211

Мы не раз обращали внимание, что в очередной раз в преддверии новой попытки США и КНДР установить диалог, антитрамповские силы в США пытаются сорвать его. Метод прост – сенсационное расследование, главный посыл которого в том, что КНДР обманывает Америку, тайно разрабатывает то, что обещала запретить, не соблюдает обязательства и, следовательно, допустивший это Трамп — некомпетентный и недостойный правитель.

Предпоследняя такая попытка состоялась в ноябре 2018 г., когда на фоне слухов о том, что второй саммит Трампа и Кима вот-вот состоится, аналитический Центр стратегических и международных исследований (CSIS, Center for Strategic and International Studies) выявил 13 «скрытых северокорейских военных баз или объектов, о существовании которых до сих пор ничего не было известно». Правда, как оказалось, объекты были прекрасно известны всем, а на Кима попытались повесить нарушение обещаний, которые он не давал.

Впрочем, надо помнить, что в данном центре окопались недруги Трампа, а программу изучения КНДР возглавляет Виктор Ча, известный ястреб, которого администрация Трампа чуть не назначила послом в РК.

В середине января 2019 г. New York Times, со ссылкой на анализ Института международных исследований Миддлбери, выпускает материал, согласно которому Северная Корея сотрудничает с иностранными исследователями для изучения навыков биотехнологии и создания оборудования для производства биологического оружия. Как выяснилось со ссылкой на Эндрю С. Вебера, отвечающего за ядерные, химические и биологические программы обороны при президенте Обаме, «Северная Корея гораздо чаще использует биологическое оружие, чем ядерное» и «специалисты давно подозревают, что на севере обитает зародыш, который в 1980 году был объявлен уничтоженным из человеческого населения».

Признавая, что «на севере, вполне возможно, вообще нет биологического оружия — только исследования, прототипы, испытания на людях и возможность ворваться в промышленное производство», авторы, тем не менее, выбирают тех экспертов, которые, как Энтони Х. Кордесман (бывший сотрудник разведки Пентагона, теперь в CSIS), уверены, что Север “добился больших успехов” во всех технических областях, необходимых для производства БО. Любые успехи КНДР в изучении медицины позиционируются как тайная разработка или подготовка к ней: оказывается, белые книги по обороне РК выявили по меньшей мере десять объектов КНДР, которые могли бы быть вовлечены в исследования и производство более десятка биологических агентов, в том числе тех, которые вызывают чуму и геморрагическую лихорадку, а перебежчики с Севера описали тестирование биологических агентов на политических заключенных.

Главным доказательством оказывается то, что несколько северокорейских перебежчиков из числа бывших военных дали положительный результат на антитела к оспе, значит, они были либо подвержены смертельному вирусу, либо вакцинированы против него (прививки против инфекционных заболеваний, которые в СССР и не только ранее делали всем? Нет, не слышали). Увеличение северокорейского веб-поиска “устойчивости к антибиотикам”, “микробной темной материи”, “белка cas” и подобных терминов, намекая на растущий интерес к передовым исследованиям генов и микробов, а по меньшей мере 100 научных публикаций, которые были совместно написаны северокорейскими и иностранными учеными, имеют последствия для военных целей. И главное — в 2015 году государственные СМИ показали, как явно довольный Ким Чен Ын осматривает Биотехнический Институт, который формально производит пестициды, «но мы-то знаем – не мог же кровавый тиран радоваться чему-то хорошему. Значит, в течение нескольких недель этот объект может быть перепрофилирован для производства высушенных спор сибирской язвы».

И хотя представители разведки Соединенных Штатов Америки публично не поддержали эти выводы, далее начинаются разговоры, которые автор очень хорошо помнит по временам, когда весь мир был обеспокоен биологическим оружием саддамовского Ирака. Тогда тоже искали тайные лаборатории и под этим предлогом уничтожили всю пищевую или медицинскую промышленность – ведь если на том или ином объекте есть теоретическая возможность производства БО, кровавый режим точно это делает, и, следовательно, зловещий объект надо как можно скорее уничтожить.

14 января 2019 г. Bloomberg со ссылкой на «сообщения профильных экспертов» писало, что Северная Корея продолжает секретно развивать ядерные и ракетные программы. Результаты анализа данных со спутников и утечка в американской разведке демонстрируют, что Северная Корея «штампует ракеты и боеголовки» с обычной скоростью  и Ким Чен Ын получил достаточно материала для создания еще примерно шести ядерных бомб. Главный эксперт — Мелисса Ханхам, эксперт по анализу распространения оружия по данным из открытых источников.

21 января Reuters сообщило, что «США опять нашли в КНДР уже давно известный ракетный объект» — новый доклад CSIS «Необъявленная Северная Корея: ракетная база Сино-ри и объекты стратегических сил» объявил, что одна из обнаруженных ими ракетных баз «вписывается в предполагаемую ядерную военную стратегию Северной Кореи, обеспечивая ядерный или обычный потенциал первого удара на оперативном уровне». Указанная база находится в 212 км к северу от демилитаризованной зоны, имеет площадь 18 квадратных километров и таит в себе ракетный полк, оснащенный баллистическими ракетами средней дальности Nodong-1, способных достичь Южной Кореи, Японии и даже острова Гуам в западной части Тихого океана.

В CSIS отметили, что, судя по спутниковым снимкам, сделанным в декабре 2018 года, база активна, а рядом с ней расположены штаб-квартира ракетной бригады Стратегических ракетных войск и учебное заведение по подготовке офицеров-ракетчиков, а также вероятно хранятся стратегические баллистические ракеты. Между тем, на американо-северокорейских переговорах вопрос о ракетных базах в должной степени не затрагивается.

Ожидаемо, соавтором доклада оказался Виктор Ча, и, разумеется, эта база никогда не была объявлена Северной Кореей и в результате не является предметом переговоров о денуклеаризации. А значит, даже если северяне уничтожат свои ядерные объекты, это будут только те объекты, о которых они проинформировали, а на самом деле их куда больше.

В Южной Корее, правда, объект давно известен: как отметил представитель Объединенного комитета начальников штабов Южной Кореи Ким Чун Рак, «этот объект мы с интересом наблюдаем в сотрудничестве с Соединенными Штатами».

Куда интереснее реакция портала 38north, чьи специалисты постоянно занимаются анализом спутниковых снимков, — там доклад CSIS назвали «вызывающим сожаление».

Да, налицо интересная, описательная компиляция спутниковых изображений, которая, тем не менее, подтверждает то, что мы уже знаем: Северная Корея обладает обширной сетью ракетных баз, многие из которых поддерживаются и эксплуатируются в течение десятилетий; база, которую северокорейцы якобы скрывали от мира, существует, по крайней мере, с 1960-х годов. То, что Пхеньян не объявил международному сообществу конкретную ракетную базу, не означает, что американские или южнокорейские спецслужбы не знают об этом объекте или о том, что может происходить внутри него.

Важнее иное — «отчет CSIS создает вводящее в заблуждение повествование о северокорейских мотивах, намерениях и действиях в то время, когда хрупкий дипломатический процесс США-КНДР изо всех сил пытается набрать высоту». Пытаясь подвести американский народ к «преждевременному и, возможно, даже необоснованному выводу, что дипломатия с Северной Кореей в лучшем случае является пустой тратой времени».

Эксперты портала 38north отмечают: тезис о том, что КНДР — зловещая сила, разделяется большинством американских официальных лиц и американских экспертов по Северной Корее (что отчасти понятно, учитывая почти семь десятилетий открытой враждебности между США и Севером). В результате СМИ, такие как The New York Times, The Washington Post, CNN и NBC (автор добавил бы – не поддерживающие Дональда Трампа), имеют тенденцию сообщать о каждом препятствии в переговорах или резком высказывании представителя КНДР как о кризисе национальной безопасности и неопровержимом доказательстве северокорейского вероломства.

Между тем, несмотря на сообщения в СМИ и официальные заявления США об обратном, Ким Чен Ын еще не подписал официальное соглашение о денуклеаризации с Соединенными Штатами. Обвинения в том, что Ким нарушает сделку, которую он подписал с Трампом, некорректны, потому что Ким не подписывал такой сделки и не брал на себя обязательства объявлять о своей ракетной программе или приостанавливать ее, — слово “ракета” ни разу не появляется в заявлении сингапурского саммита.

Эксперты РК тоже обращают внимание, что доклад CSIS можно рассматривать с двух позиций. Во-первых, это отражение старой позиции американского общества о том, что верить КНДР нельзя. Во-вторых, это опасения по поводу того, что президент США Дональд Трамп может пойти на нежелательные уступки Северу.

Но противники диалога не унимаются – 16 февраля CSIS представил еще один доклад, теперь относительно ситуации на очередной секретной и необъявленной северокорейской ракетной базе у деревни Саннам-ри, уезда Хочхон-гун провинции Хамгён-Намдо. В документе отмечается, что база находится в 310 км к северо-востоку от Пхеньяна и в её расположении имеются баллистические ракеты среднего и дальнего действия Хвасон-10, называемые также «Мусудан». Указывается, что дислокация ракет «Хвасон-10», радиус действия которых превышает 3 тыс. км, позволяет «достать» страны Восточной Азии, Гуам, американскую военную базу на Окинаве. Подчёркивается, что вероятно эта база не входит в список тем переговоров КНДР и США по денуклеаризации. Таким образом, стороны предварительно договорились лишь о закрытии испытательного полигона ракетных двигателей Тончханни, а остальные ракетные базы продолжают представлять угрозу безопасности для РК и армии США.

В эту же «копилку» — заявления анонимных специалистов о том, что Северная Корея использует гражданские объекты для сборки и испытаний баллистических ракет или сообщения японских СМИ о том, что, несмотря на подготовку ко второму американо-северокорейскому саммиту, КНДР неоднократно нарушала санкции Совбеза ООН. Так, 17 февраля 2019 г. информационное агентство Киодо цусин представило информацию о том, что Пхеньян использовал заводы, аэропорты и другие невоенные объекты для разработки и испытаний ядерного оружия и баллистических ракет. При этом агентство ссылалось на доклад группы экспертов комитета Совбеза ООН по санкциям против Севера, где будто бы доказано, что Север собирал новые баллистические ракеты «Хвасон-15», способные достичь США, на заводе по производству грузовиков. Весь процесс сборки, хранения и испытания был, как указывается в документе, распределён между невоенными объектами, в которых созданы все необходимые условия. Также сообщается, что ядерный центр в Ёнбёне, который было обещано закрыть, продолжает действовать. Сам доклад будто бы был представлен в комитет по санкциям еще 1 февраля и в скором времени будет опубликован, так что пока он недоступен для анализа со стороны и непонятно, в какой мере традиционно выпускающие утки про КНДР ничего не перепутали.

Конечно, нельзя не обращать внимание на то, что американо-северокорейские переговоры имеют важное значение для внутренней политики США, и изрядное количество материалов CSIS и не только о том, как «Ким Чен Ын всех обманывает, а Трамп, дурак, ему верит», рассчитаны в первую очередь на внутриамериканскую аудиторию, дабы оттолкнуть от Трампа его электорат. Однако в иных странах это тоже читают, не всегда понимая тонкости, и потому будем надеяться, что, как хорошо сказали эксперты 38north, «грядущий саммит не должен быть сорван на основе инсинуаций, старых новостей и тенденциозных аргументов».

Константин Асмолов, кандидат исторических наук, ведущий научный сотрудник Центра корейских исследований Института Дальнего Востока РАН, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×