20.02.2019 Автор: Константин Асмолов

Второй саммит Трамп—Ким: дата и время назначены, подготовительная работа ведется

ренр7

Совсем недавно мы анализировали последствия визита в США делегации КНДР во главе с Ким Ен Чхолем, и с этого времени подготовка следующего знакового события в диалоге КНДР и США сделала важный шаг вперед.

8 февраля 2019 г. американский президент Дональд Трамп сообщил, что в качестве места проведения второго саммита КНДР и США окончательно утверждён Ханой. Ранее, выступая 5 февраля с ежегодным посланием к Конгрессу, президент США назвал его дату — 27-28 февраля.

Как понятно из заявления, саммит США и КНДР продлится два дня и предполагает как минимум две встречи лидеров двух стран. Вплоть до саммита будут проходить рабочие переговоры, которые в настоящее время активно ведутся – обсуждаются технические вопросы и детали повестки.

Выбор столицы СРВ в качестве места саммита в СМИ РК называют «небольшой уступкой» со стороны США. Американская сторона предлагала провести мероприятие в Дананге, знаменитом курортном городе с хорошей инфраструктурой, удобной для организации сопровождения и охраны, но КНДР настаивала на Ханое, так как там находится северокорейское посольство. Кроме того, в этом случае Ким может совместить саммит с государственным визитом во Вьетнам, вторым за 55 лет (Ким Ир Сен, покойный основатель страны и дед нынешнего лидера, посещал Ханой в октябре 1964 года).

13 февраля в Пхеньяне состоялись переговоры министров иностранных дел КНДР и Вьетнама Ли Ён Хо и Фам Бинь Миня. Как сообщило агентство ЦТАК, стороны обсудили вопросы укрепления дружественных отношений между двумя странами, высказав общий взгляд на пути решения региональных и международных проблем, вызывающих заинтересованность обеих стран. По мнению экспертов, главы внешнеполитических ведомств КНДР и Вьетнама обсудили также подготовку ко второму американо-северокорейскому саммиту в Ханое, согласовали вопросы, касающиеся государственного визита председателя Госсовета КНДР Ким Чен Ына во Вьетнам. Фан Бинь Минь, одновременно являющийся заместителем премьер-министра Вьетнама, прибыл в Пхеньян 12 февраля и провёл ряд встреч с представителями МИД КНДР, посетил Кымсусанский мемориальный дворец Солнца, где покоятся тела Ким Ир Сена и Ким Чен Ира. В среду в честь министра иностранных дел Вьетнама устроили банкет во Дворце съездов «Мансудэ».

Одновременно в Ханое ведётся активная подготовка к проведению второго американо-северокорейского саммита. Предполагается, что Ким посетит Мавзолей Хо Ши Мина и проведёт переговоры с генеральным секретарём ЦК Компартии Вьетнама Нгуен Фу Чонгом.  Местные власти также намерены показать лидеру КНДР сельскохозяйственные и промышленные объекты, расположенные в окрестностях Ханоя. В качестве временной резиденции Ким Чен Ына в Ханое называют отель Melia, в котором в прошлом году останавливался глава МИД КНДР Ли Ён Хо. Полагают, что президент США Дональд Трамп остановится в отеле JW Marriott, в котором принимаются строгие меры безопасности, в том числе введён запрет на несанкционированную съёмку панорамы отеля.

Сообщается также, что северокорейский правительственный борт «Чхаммэ-1» — старый советский самолёт Ил-62М, на котором обычно передвигается Ким Чен Ын — ещё в декабре прошлого года осуществил пробный полёт от Пхеньяна до Ханоя. Протяжённость трассы составляет 2400 км, что вдвое ближе, чем от Пхеньяна до Сингапура. В этой связи предполагается, что Ким Чен Ын может отправиться во Вьетнам на своём самолёте, который теоретически может преодолеть без дозаправки расстояние до 10 тыс. км. Это может способствовать улучшению имиджа Кима (на саммит в Сингапур лидер КНДР летал на самолёте Boeing 747-400, арендованном у Китая, а самолёт Ким Чен Ына доставлял в Сингапур членов делегации). Впрочем, Север и на этот раз может арендовать самолёт в Китае, либо последовать примеру Ким Ир Сена, который ездил в Ханой на поезде.

Администрация президента РК приветствует решение о дате и месте проведения второго американо-северокорейского саммита. Об этом сообщил представитель администрации Ким Ый Гём, выразив надежду на то, что лидеры двух стран смогут сделать существенные и конкретные шаги навстречу друг другу. Когда-то США и Вьетнам воевали, но теперь они стали друзьями. В этой связи есть реальная надежда на то, что Вьетнам станет отличным местом для начала новой истории в отношениях между США и КНДР, — подчеркнул Ким.

Более того, в прессе РК начали появляться вбросы о том, что президент РК Мун Чжэ Ин и председатель КНР Си Цзиньпин могут присоединиться к саммиту, чтобы объявить о прекращении Корейской войны. По сведениям издания Korea Times, китайская South China Morning Post сообщила, что председатель Си может вылететь во Вьетнам, пока президент Трамп встречается с Кимом. Официально Голубой дом сказал, что вероятность того, что президент Мун Чжэ Ин направится во Вьетнам, низка, но не исключил этого, заявив, что это будет зависеть от продолжающихся переговоров на рабочем уровне между Пхеньяном и Вашингтоном.

Окончательному установлению даты и места саммита предшествовал ряд важных событий.

31 января 2019 г. спецпредставитель госдепартамента США по северокорейским вопросам Стивен Бигэн выступил в Стэнфордском университете, фактически представив стратегию США на данный момент.

В рамках дорожной карты по денуклеаризации на Корейском полуострове Стивен Бигэн предложил три этапа: вначале полный демонтаж ядерного комплекса в Ёнбёне, в том числе демонтаж объектов по обогащению урана и плутония. С этим вопросом будто бы все в целом решено – еще во время встречи с госсекретарём США Майклом Помпео в октябре 2018 г. северокорейский лидер дал обещание о закрытии на территории страны объектов  по производству плутония и обогащённого урана; то же вроде бы говорилось на межкорейском саммите.

Считается, что на переговорах в Швеции, которые мы упоминали в прошлом тексте, (так сообщил в понедельник южнокорейский дипломатический источник, выступивший на условиях анонимности) Бигэн, специальный представитель Министерства иностранных дел Южной Кореи по вопросам мира и безопасности Корейского полуострова Ли До Хун и замминистра иностранных дел Чхве Сон Хи, главный куратор отношений с США, договорились по этому поводу окончательно, — Пхеньян подтвердил свою волю демонтировать атомный реактор в Ёнбене, если Соединенные Штаты предложат взаимные меры, — как Ким обещал Муну на их последнем саммите. Также подтверждено, что Пхеньян в присутствии международных экспертов демонтирует свой полигон ракетных двигателей в Тончханни и пусковую площадку.

Кроме того, представители трех стран будто бы обменялись списком задач, которые каждая страна обещала выполнить в ходе трех встреч на высшем уровне между Югом и Севером и исторической встречи на высшем уровне между Севером и Соединенными Штатами в прошлом году. В частности, США будто бы сообщили северокорейцам, что готовы выполнять обязательства с первого саммита Сингапура «одновременно и параллельно». Это предложение соответствует пожеланиям Северной Кореи, поскольку режим обвинил США в «бандитских» требованиях сначала сдать ядерное оружие только за обещание будущих экономических уступок.

Также Бигэн заметил, что в разговоре Кима и Помпео в обмен на «соответствующие меры» со стороны США лидер КНДР был готов ликвидировать не только те объекты по обогащению плутония и урана, которые находятся в главном ядерном комплексе в Ёнбене, но «и многое другое».

Это очень важно, и именно поэтому второй этап дорожной карты по Бигэну предусматривает составление перечня ядерных объектов и программ и предоставление международным инспекторам допуска к ним. «Мы должны достичь соглашения об экспертном доступе и механизмах мониторинга ключевых объектов к международным стандартам». США имеют основание подозревать, что многое другое – это действительно «больше, намного больше», и целый «комплекс объектов, простирающийся за пределы Ёнбена».

Наконец, удаление или уничтожение запасов расщепляющегося материала, оружия, ракет, пусковых установок и другого оружия массового уничтожения.

Главное требование к Северу на данный момент – предоставить полную декларацию о своих ядерных и ракетных программах. Как отметил Бигэн, «прежде чем процесс денуклеаризации может стать окончательным, мы должны иметь полное представление о полном объеме северокорейского ОМП и ракетных программ посредством всеобъемлющей декларации». Правда, пока Северная Корея отказалась от такого требования, заявив, что инвентаризация даст США список целей для уничтожения.

Что касается санкций, то Бигэн отметил, что США смягчили правила для доставки гуманитарной помощи в Северную Корею, однако санкционный режим сохранится до полной денуклеаризации.

В своем вступлении Бигэн честно признал, что в толковании обеими сторонами понятия «денуклеаризации» по-прежнему существует различие, зато заявил о готовности США официально завершить Корейскую войну.

Вместе с этим, Бигэн подчеркнул, что переговоры по выводу американских войск с территории РК не велись и данная тема не является объектом для обсуждения. Он также официально подтвердил, что в рабочих переговорах КНДР и США его партнёром с северокорейской стороны является бывший посол КНДР в Испании Ким Хёк Чхоль.

Представитель США указал, что у США есть «непредвиденные обстоятельства», подготовленные на случай провала переговоров, но подробностей не привел. Однако Бигэн заверил Пхеньян, что США не заинтересованы в смене режима. «Мы не собираемся вторгаться в Северную Корею», — сказал он. Наряду с этим Бигэн упомянул о возможности Вашингтона принять ответные шаги параллельно процессу денуклеаризации. В их число входят установление доверия между Вашингтоном и Пхеньяном, улучшение северокорейско-американских отношений, создание режима прочного мира на Корейском полуострове и содействие привлечению в КНДР международных инвесторов.

Одновременно широкой публике стали известные некоторые детали переписки Трампа и Кима — после того, как Ким Ен Чхоль передал Трампу письмо Ким Чен Ына, американский президент передал ответ, хотя содержание письма так и не было обнародовано. Однако ЦТАК заявило, что Ким Чен Ын выразил “большое удовлетворение хорошим личным письмом” от Трампа.

В этом письме Трамп, как говорят, сказал Киму, что он готов говорить о “вопросах, которые интересуют Северную Корею”, и считается, что в виду имелись желания Пхеньяна ослабить экономические санкции и официально прекратить Корейскую войну 1950-53 годов, которая закончилась перемирием, а не мирным договором.

Практически сразу после выступления Бигэн отправился готовить саммит. 6 февраля он прибыл в Пхеньян на американском военно-транспортном самолёте по прямой трассе через Жёлтое море, а на следующий день провел переговоры, где у него был новый визави — спецпредставитель госсовета КНДР по американским вопросам Ким Хёк Чхоль, бывший посол КНДР в Испании. Повестка встречи была неизвестной, но активно обсуждаемой экспертами – в РК предполагали, что «стороны обсудят меры по денуклеаризации КНДР и ответные поощрительные меры со стороны США, которые войдут в повестку второго саммита двух стран. Могут быть также затронуты вопросы подписания мирного договора, объявления об окончании войны, установления пункта связи в целях улучшения двусторонних отношений в случае, если Север согласится на допуск на свои ядерные объекты международных инспекторов и ликвидацию объектов по обогащению урана, в том числе ядерный центр Ёнбён».

Как бы то ни было, в один присест все не решили — 8 февраля в госдепартаменте США сообщили, что КНДР и США решили провести дополнительные переговоры по вопросу подготовки второго саммита. О месте и времени таковых не сказали, как не было известно, состоялась ли встреча Стивена Бигэна и Ким Чен Ына, предположение о которой озвучивалось ранее.

8 февраля ночью Стивен Бигэн вернулся в Сеул, и на следующий день на встрече с главой МИД РК Кан Гён Хва оценил рабочую поездку в Пхеньян как продуктивную.

Больше подробностей американский представитель изложил 11 февраля на встрече с депутатами парламента РК во главе со спикером Национального собрания Южной Кореи Мун Хи Саном, подтвердив, что встреча с Кимом была «продуктивной, целенаправленной, ориентированной на результаты», было обсуждено три десятка вопросов и стороны «остались довольны итогами визита и в самое ближайшее время будут реализовывать конкретные планы по продвижению всех элементов Сингапурского совместного заявления». В частности, на следующей неделе на встрече будут обсуждаться «соответствующие меры», которые Север ищет в обмен на ликвидацию установок по обогащению урана и плутония, а как сообщил журналистам РК председатель партии мира и демократии Чон Дон Ён, стороны уже приступили к написанию текста совместного заявления на высшем уровне.

Однако, по словам Бигэна, главной целью встречи было не собственно ведение переговоров, а прояснение позиций каждой стороны, — это хороший ход, позволяющий убрать неоднозначность трактовок. «Было достигнуто согласие по повестке дня саммита, но потребуется больше времени, чтобы понять друг друга». А на следующих раундах переговоров они начнут искать возможность сузить обозначенные разногласия.

Кстати, если верить слухам в РК, следующий раунд рабочих переговоров состоится, возможно, даже во Вьетнаме: ожидается, что стороны проведут более детальное обсуждение протокольных вопросов.

Что же известно точно, — 25 февраля, за два дня до начала американо-северокорейского саммита, Ким Чен Ын посетит Вьетнам с государственным визитом. В рамках подготовки к таковому глава секретариата госсовета КНДР Ким Чхан Сон 17 февраля завершил визит в Ханой. В составе рабочей группы он побывал в провинции Бакнинь на севере Вьетнама, где в течение восьми часов осматривал заводы иностранных компаний, в том числе завод по производству смартфонов Samsung Electronics, который является крупнейшим предприятием прямого иностранного инвестирования во Вьетнаме. Кроме того, Ким Чхан Сон посетил провинцию Лангшон, в которой расположен крупный железнодорожный узел, и бухту Халонг Бэй, известную туристическую достопримечательность. Известно и то, что правительство СРВ потребовало от местных СМИ воздержаться от освещения деятельности северокорейской рабочей группы, проявляя повышенное внимание вопросам безопасности.

С точки зрения СМИ РК, перечень районов Вьетнама, которые посетил Ким Чхан Сон, даёт некоторое представление о программе визита Ким Чен Ына. Разумеется, их ажитацию вызывает то, что лидер КНДР может посетить завод Samsung (что действительно станет поистине знаковым событием, если случится) и тогда это будет «заявлением о выходе КНДР на путь экономического развития через реформы и взаимодействие с внешним миром». Однако о программе саммита и том, что посетил Ким, лучше писать по окончании визита.

Зато каков набор карт в руках каждой из сторон, до чего они могут договориться, и как оценивают возможные итоги мероприятия эксперты США, РК и иных стран – в следующих материалах.

Константин Асмолов, кандидат исторических наук, ведущий научный сотрудник Центра корейских исследований Института Дальнего Востока РАН, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×