06.02.2019 Автор: Константин Асмолов

Большая чистка Мун Чжэ Ина: дело Ян Сын Тхэ как атака судебной системы РК

7755 Journal NEO Collage

В предыдущих статьях, посвященных тому, как новая власть РК укрепляет свои позиции, мы упоминали попытки администрации Мун Чжэ Ина сделать более послушными не только силовые структуры, но и судебную систему за счет показательного давления на экс-председателя Верховного суда 71-летнего РК Ян Сын Тхэ.

Если верить обвинениям, то Ян, который занимал пост председателя Верховного суда с 2011 по 2017 год, подозревается в причастности к более чем сорока преступлениям, среди которых превышение служебных полномочий, халатное отношение к служебным обязанностям, разглашение конфиденциальной информации. Главными среди них являются следующие:

Во-первых, Яна обвиняют том, что он в течение многих лет откладывал решения по искам о возмещении ущерба, которые подавали корейские работники против японских фирм, чтобы выслужиться перед бывшим президентом, которая добивалась дружественных отношений с Токио. Также Ян обвиняется и несоблюдении нейтралитета в деле о комментариях бывшего главы Национальной службы разведки Вон Се Хуна.

Во-вторых, Ян подозревается также в злоупотреблении полномочиями и причастности к составлению «чёрных списков» сотрудников судебных органов.

В-третьих, Яна обвиняют в попытках повлиять на ход судебных процессов, важных для бывшего правительства страны во главе с президентом Пак Кын Хе, чтобы в обмен получить поддержку своего проекта создания апелляционного суда. Правда, отчего-то нет никаких конкретных данных о том, в какие именно нужные Пак процессы осуществлялось вмешательство и почему тогда, например, в рамках борьбы с коррупцией Пак не смогла посадить своих политических противников из числа сторонников Ли Мен Бака.

Следователи также подозревают Ян Сын Тхэ в нанесении государству финансового ущерба, вмешательстве в исполнение служебных дел, разглашении сведений, халатном отношении к исполнению должностных обязанностей, давлении на судей и подделке документов.

Формально всё началось в феврале 2017 года, когда один из судей получил назначение в Управление судебного администрирования, однако назначение было неожиданно отменено. Как полагают, решение было принято в связи отказом данного судьи принять меры против членов Исследовательского сообщества международного законодательства о правах человека, которые выступали против введения системы апелляционных судов, продвигаемой Ян Сын Тхэ.

В марте того же года встал вопрос о существовании «чёрного списка» сотрудников органов юстиции и прокуратуры.  Специальная комиссия, созданная Ян Сын Тхэ для расследования инцидентов, пришла к выводу, что хотя факт незаконного проведения расследований сотрудниками управления судебного администрирования в отношении некоторых судей имел место, «чёрных списков» не существует. Однако (уже при Муне, в сентябре 2017 года) следующий председатель Верховного суда Ким Мён Су провёл дополнительную проверку, которая доказала их существование и подтвердила факты слежки сотрудников Управления судебного администрирования за некоторыми судьями. Одновременно были раскрыты факты вмешательства в судебный процесс по некоторым делам, включая дело Вон Се Хуна, и дело было передано в прокуратуру, каковая установила, что главным обвиняемым по всем преступлениям должен выступать Ян Сын Тхэ.

С начала этого года Ян Сын Тхэ несколько раз вызывался на допросы в прокуратуру, в ходе которых категорически отвергал все обвинения, говоря, что не знал о тех или иных делах и не имел возможности в них вмешиваться.

11 января 2019 г., когда Ян впервые в истории страны был вызван на допрос в прокуратуру, он зачитал обращение к народу, в котором извинился за беспокойство, вызванное различными событиями, которые имели место во время его работы на посту председателя Верховного суда, опроверг факты злоупотребления полномочиями и призвал общественность следить за ходом расследования «без предвзятости».

Яна допрашивали в течение более 14 часов. Помимо основных обвинений, следователи расспрашивали его о вмешательстве в дело о роспуске левой Объединенной Прогрессивной партии, незаконном сборе Верховным судом секретных документов Конституционного суда и попытке прикрыть коррупцию бывшего старшего судьи. Ян же сказал, что он не помнит фактов или ситуаций, связанных с утверждениями обвинения, и таковые могли быть сделаны не по его приказу. Что касается утверждений о «черном списке» и несправедливом обращении с судьями с различными политическими взглядами, то Ян подчеркнул, что осуществлял свое должное право управлять судьями и оценивать их в качестве руководителя Высшего суда, и поэтому это не является злоупотреблением властью.

14 января бывший председатель Верховного суда Ян Сын Тхэ был допрошен в прокуратуре второй раз. Допрос длился более 11 часов. На этот раз прокуратура сосредоточилась на подозрениях в утечке конфиденциальной информации и незаконном использовании бюджетных средств. Ян Сын Тхэ отвечал, что не знает или не помнит тех событий, либо указывал, что этим занимались его подчинённые, в том числе бывший заместитель начальника управления судебного администрирования Им Чжон Хон.

Однако прокуратура уже тогда заявляла, что имеющихся улик достаточно, чтобы арестовать Яна. Среди них — три блокнота бывшего постоянного члена комиссии по вынесению приговоров Ли Гю Чжина, который, как отмечается, был замешан в коррупции в судах. Они указывают на то, что именно Ян Сын Тхэ лично давал указания по ряду дел. Также имеются документы, в которых он отмечал судей, на которых планировалось оказать давление.

24 января 2019 г. Ян Сын Тхэ был взят под стражу в зале суда. Суд Центрального административного округа Сеула выдал ордер на арест немедленно после получения запроса прокуратуры. Он руководствовался тем, что обвинения практически доказаны, а, находясь на свободе, бывший председатель Верховного суда может попытаться уничтожить улики и оказать давление на свидетелей.

«Крайне важно, чтобы бывший главный судья Ян был привлечен к ответственности за то, что он сделал, как человек, который был ответственным и имел последнее слово (по каждому вопросу)», — сказал журналистам представитель прокуратуры. «У нас есть подтверждающие доказательства, показывающие, что он не только был проинформирован о серьезных преступлениях, совершаемых под его наблюдением, но и что он действительно возглавил преступную схему».

Кроме того, обвинение добивалось ареста бывших судей Пак Бён Дэ и Ко Ён Хвана, однако пока суд не счел обвинения против них достаточными. Так удар наносится не только по Яну, но и его «преступной клике»: могут быть арестованы около ста бывших и действующих судей Южной Кореи, — все, так или иначе «замешанные в тех делах, в отношении которых Ян пытался оказать воздействие на итоговые вердикты». И хотя среди экспертов звучат все громче призывы не устраивать аналог «охоты на ведьм» и ограничиться наказанием лишь самых главных исполнителей, правящая партия и «гражданские группы» требуют крови.

С политической точки зрения это весьма грамотный ход. Рейтинг Муна имеет тенденцию к снижению, скандалы, способные теоретически довести дело до импичмента, существуют, и президент РК извлекает уроки из ошибок предшественника, заранее убирая грабли, на которые наступила Пак Кын Хе. И если, как пишут отдельные СМИ, «посадить бывшего президента в тюрьму для Южной Кореи уже не новость, а скорее даже правило», арест экс-главы высшей судебной инстанции – важная новость.

Однако корпус судей не сдается просто так. Именно этим объясняется неожиданное для многих осуждение губернатора Ким Гён Су, о котором мы поговорим в одном из ближайших материалов.

Константин Асмолов, кандидат исторических наук, ведущий научный сотрудник Центра корейских исследований Института Дальнего Востока РАН, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×