04.02.2019 Автор: Нина Лебедева

Почему формат США-Япония-Австралия-Индия активизировался?

ABP565322

За минувшие год-два явно наметилась активизация формата четырёх демократий США-Япония-Австралия-Индия (QUAD). На этот процесс отреагировали и политики, и политологи, и СМИ, в которых проскользнули даже нотки желания эту группировку, до некоторых пор консультативную, т.е. не налагающую никаких обязательств и собирающуюся время от времени, обозначить как QUAD-2 и как НАТО на евразийском пространстве, видимо, забегая в подобной оценке далеко вперёд.

Знаменательной встречей, положившей начало оживлению, стали консультации руководителей «Четвёрки» в Маниле в ноябре 2017 г., а в Сингапуре в июне 2018 г. было решено расширить круг тем для дискуссий и сделать их регулярными. Конкретно активизация формата не заставила себя ждать и впервые летом 2018 г. состоялось обсуждение напряжённой ситуации на Мальдивах из-за жёсткого противостояния Индии и Китая, который к тому же намерен построить там военную базу с причалами для крупных судов и субмарин. А это, по мнению бывшего мальдивского министра иностранных дел Ахмеда Насима, чревато обострением стратегической обстановки в Индийском океане.

В конце лета того же года «Четвёрка» обратилась с настоятельным призывом к партнёрам присоединиться к более широким выступлениям против создания китайцами военных баз в других частях региона.

В связи с этим возникают закономерные вопросы: какими факторами разжигается процесс оживления? По каким направлениям и в каких границах он развивается, есть ли проблемы на этом пути? Кто из участников прежде всего заинтересован в нем?

Попытаемся по возможности ответить на поставленные вопросы, исходя из заметно изменившихся условий в Евразии, где разыгрываются основные события.

Первое. Следует согласиться с мнениями многих экспертов о том, что замеченное оживление деятельности было вызвано нарастающими опасениями в связи с мощным экономическим и военным подъёмом Китая. Из этого вытекало и стремление структуры противодействовать проекту «Один пояс – один путь» (ОПОП) при некотором ослаблении позиций и влияния США после выхода из ТТП. В силу этого не без оснований Вашингтон стал активно искать новые рычаги сдерживания Китая как самостоятельно, так и в рамках QUAD и других форматов. Новейшим шагом на данном пути стало подписание Д. Трампом прошедшего 19 декабря минувшего года через горнило Сената Акта об обеспечении азиатских инициатив (ARIA). По новому закону предполагается профинансировать на сумму в $1,5 млрд долгосрочные многоцелевые стратегические программы США в «Свободном и открытом ИТР» и, в частности, для Восточной и Юго-Восточной Азии. Иными словами, США поставили цель расширить свои стратегические и другие интересы в регионе.

Второе. В Вашингтоне вызывали раздражение принципы и масштаб китайских инвестиций, которые подводили немало стран-участниц ОПОП к краю долговой ямы из-за грабительски высоких процентных ставок по ряду кредитов (Шри-Ланка, Бангладеш, Мьянма, Пакистан и др.) и других причин. Госсекретарь Рекс Тиллерсон, выступая в Центре стратегических и международных исследований (CSIS) в октябре 2017 г., откровенно назвал такую политику КНР угрозой экономическому порядку в АTР. В связи с этим для США более выгодным становится тандем с другими членами «Четвёрки» в альтернативных финансовых и иных структурах, чем какая-либо собственная версия мер в пику ОПОП. Об этом также говорилось в ARIA, как и об общих интересах в водах Азии и ЮКМ, о необходимости поддержки Вашингтоном стран АСЕАН, когда они с Китаем примут Код поведения в ЮКМ. Существенно, что впервые ключевым в расширении сфер кооперации в рамках QUAD становится инфраструктурный проект, в котором, между тем, ведущим инициатором является Япония с ее программой «качественной инфраструктуры» для стран ИТР. На состоявшейся 13 ноября 2018 г. встрече в Токио между вице-президентом США М. Пенсом и премьер-министром Японии С. Абэ было решено создать фонд в $70 млрд для инвестирования в эти проекты.

Третье. Параллельно Д. Трамп предпринял ряд мер на двухстороннем уровне по укреплению позиций США в этой сфере в противовес ОПОП. Так, в 2017/2018 финансовых годах США подписали соглашение на $500 млн с Непалом, которое предназначено на улучшение электрических сетей и транспорта. Бангладеш, которая является крупным получателем американских инвестиций и торговым партнёром, США намерены выделить дополнительно $40 млн на создание береговой сети радаров.

Однако размеры указанных и других инвестиционных проектов (к примеру, даже $60 млрд в рамках Корпорации США по финансированию международного развития – IDFC, или выделенные Белым домом в июле 2018 г. $113 млн на инфраструктуру в ИТР) — это «комариные укусы» по сравнению с $1,3 трл к 2027 г. Пекина на ОПОП. В целом, стратегия администрации Д. Трампа выглядит по меньшей мере попыткой лишь точечно противостоять ОПОП, который, напротив, даёт чёткое представление будущего регионального порядка, хотя и с огрехами и проблемами.

Безусловно, наиболее сильным магнитом для взаимопритяжения «Четвёрки», по-прежнему остаётся стратегический диалог, который в новых условиях активизации может подвести ее и к институализации партнёрства. Трудно оспорить, что катализатором этого направления, особенно в сдерживании КНР являются США: в ноябре 2018 г. Вашингтон анонсировал твёрдое намерение углублять свою политическую практику в «Свободном и открытом ИТР» как через двусторонние, так и через почти все существующие здесь многосторонние механизмы – АСЕАН, АПЭК, Форум тихоокеанских островов, Инициативу Нижнего Меконга, Бенгальскую инициативу по технико-экономическому сотрудничеству (БИМСТЕК), Региональную ассоциацию по сотрудничеству стран Индийского океана (ИОРА) и др. Нет сомнения в том, что США поставили цель не только пристегнуть QUAD к этому длинному перечню структур, сколько переформатировать ее в полноценную четырёхстороннюю коалицию с явной антикитайской составляющей. Для ускорения реализации этой задачи в стенах «Четвёрки» усилиями группы из 4-х так называемых «think tanks» (Японский институт мира Сасакава, Индийский фонд Вивекананда, Австралийский национальный университет, Фонд мира Сасакава в США) был разработан доклад с двумя десятками рекомендаций, а также сформирована четырёхсторонняя комиссия по безопасности в Индийском океане. Вот кратко главные предложения:

  • Японии и США рекомендовано пересмотреть участие в Азиатском инвестиционном инфраструктурном банке (AIIB) с целью поддержки высоких стандартов проектов, в том числе в кооперации с Китаем.
  • QUAD и её партнёры должны неуклонно выступать против создания китайцами баз и требовать от Пекина рассмотрения проблем безопасности на основе сотрудничества и консультаций.
  • Индия, США и Япония должны пригласить Австралию для полноправного участия в трёхсторонних морских манёврах «Малабар».
  • Члены «Четвёрки» должны сотрудничать и поддерживать такие региональные структуры, как ИОРА, ИОМС (Морской симпозиум Индийского океана), СААРК и др. Среди участников зрели также идеи подключения АСЕАН и других государств Восточной Азии к её будущим акциям. Например, Австралия, Япония, Новая Зеландия и Южная Корея планируют создать многомиллионный фонд для финансирования программ по обеспечению электричеством и сетью интернета Папуа-Новую Гвинею. США на площадке саммита АПЭК в ноябре 2018 г. заявили о выделении $300 млн структуре БИМСТЕК, что позволит странам Южной и Юго-Восточной Азии получать информацию от партнёров о судоходстве и возможных угрозах в регионе.

Премьер-министр Австралии Скотт Моррисон поспешил в ноябре 2018 г. считать QUAD важнейшим элементом архитектуры международных отношений в ИТР, в рамках которого можно сотрудничать не только стратегически, но и экономически. Между тем, некоторые аналитики продолжают скептически оценивать меры «Четвёрки», её востребованность и эффективность, слишком медленное продвижение вперёд к институализации. Так что вопрос о реальном оживлении формата пока открыт.

Не способствует этому и позиция Индии, которую отдельные эксперты позволяют себе называть и сопротивляющимся, и даже слабым участником формата. Подобная автономность Дели вполне объяснима в условиях нынешних осторожных попыток премьера Индии Н. Моди «заштопать» некоторые прорехи в деликатных осложненных индийско-китайских взаимосвязях.

Что касается реакции Пекина, то министр иностранных дел КНР Ван И с насмешкой назвал группировку блоком, медленно ползущим на четвереньках, хотя и с широко освещаемыми в прессе идеями, которые рассеются как туман над водами и Тихого, и Индийского океанов. Время покажет, насколько верна такая оценка QUAD-2, высказанная Китаем, может быть, немного поспешно.

Нина Лебедева, кандидат исторических наук, ведущий научный сотрудник Центра индийских исследований ИВ РАН, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×