01.02.2019 Автор: Виктор Михин

Саммит в Бейруте: куда пойдет арабский мир?

ARLS4534533

Прошедший в Бейруте (Ливан) четвертый саммит Лиги арабских государств (ЛАГ) оставил, вне всякого сомнения, довольно жалкое впечатление и породил ряд вопросов, касающихся решения насущных проблем всего арабского мира.

Обычно в прошлом на саммит ЛАГ собирались главы арабских государств, президенты и премьер-министры. Ныне на это «совещание в верхах» собрались, в основном, министры иностранных дел. При этом в президиуме на открытии присутствовали только три главы государств — президент Ливана Мишель Аун, эмир Катара шейх Тамим бен Хамад Аль Тани и президент Мавритании Мохаммед ульд Абдель Азиз. Помимо Сирии отсутствовала Ливия, бойкотировавшая форум. Вполне понятно, что вторые лица не могут и не вправе решать основополагающие проблемы всех арабских стран.

Почему же так произошло и, кстати, кто виновен в этом? Дело в том, что саммит вначале планировался как средство восстановления всех прав в рамках ЛАГ Сирийской Арабской Республики и ее законного избранного президента Башара Асада, обсуждение сумм необходимых для восстановления республики. Казалось, что эта точка зрения весьма разумная и пойдет в интересах всех арабских государств. Но Саудовская Аравия и ОАЭ имели совершенно другую точку зрения, поскольку они на свержение законного режима Б. Асада потратили десятки миллиардов долларов. Именно на деньги этих и других враждебных Сирии стран закупалось оружие в государствах бывшего социалистического лагеря, Америки, Великобритании, нанимались и затем щедро оплачивались подъемные, зарплата и премии террористам всех мастей, регулярно поставлялось этим бандитам химическое оружие, которое они несколько раз применяли против мирных сирийцев. Затем члены так называемой организации «Белые каски», отрабатывая щедрые чаевые, подтасовывали факты и обвиняли официальный Дамаск в его применении. Характерно, что сейчас большинство этих членов «Белых касок», спасаясь от расследования их преступлений, спрятались на берегах Туманного Альбиона.

Следует напомнить, что именно Эр-Рияд и Абу-Даби подмяли под себя большинство арабских государств, щедро оплачивая их покорную политику. Например, как может Судан и Сомали, получающие помощь от саудовцев, или ливанский премьер-министр Саад Харири, который удерживался в течение двух недель в Саудовской Аравии, перечить этим своим господам.

Интересно, что меньше чем за неделю до саммита Бейрут посетил помощник госсекретаря США Дэвид Хейл. Он подверг критике действия Ирана на Ближнем Востоке, ливанское шиитское движение «Хезболлах», а также обещал Ливану, что США продолжат оказывать ему военную поддержку. Эти заявления прозвучали на фоне информации о том, что в центре внимания саммита может оказаться тема содействия арабских стран восстановлению Сирии и перспектив возобновления ее членства в ЛАГ. При этом среди возможных участников встречи называли даже сирийского президента Башара Асада.

Кроме того, против приглашения Сирии и решения ее проблем на саммите резко выступил Майкл Помпео. Во время своего визита, закончившегося накануне открытия совещания в Бейруте, он всячески уговаривал своих арабских визави не только продолжить оказывать давление на официальный Дамаск, но и финансирование террористов тем более, что их число резко сократилось. В результате Дамаск не принимал участие в саммите и поэтому весьма существенные и животрепещущие для всего арабского мира вопросы по САР не поднимались.

Тем не менее придать деловой тон саммиту попытался его хозяин — ливанский президент Мишель Аун, подчеркнув сложности, которые переживают арабские страны из-за внутренних конфликтов, разрушающих не только их экономику, но и экономику их соседей из-за наплыва беженцев. «Международное сообщество должно предпринять все усилия для обеспечения безопасного возвращения сирийцев из Ливана на родину, не дожидаясь политического урегулирования в этой стране», — подчеркнул он. Мишель Аун также заявил, что взаимодействие арабских государств необходимо для преодоления общих для них вызовов. С этой целью он предложил подумать о создании Международного арабского фонда, который способствовал бы реконструкции и развитию государств, пострадавших от военных конфликтов.

Отдельное внимание М.Аун обратил на необходимость арабских стран в соответствии с требованиями времени модернизировать экономику, в том числе провести ее оцифровку. Его инициативу поддержали Кувейт и Катар, что придает предложениям серьезный вес. Вице-премьер и министр иностранных дел Кувейта Сабах Халид аль-Хамад ас-Сабах обещал, что эмират выделит в создаваемый Арабский инвестиционный фонд развития цифровой экономики $50 млн. Такую же сумму обещал министр финансов Катара Али Шериф аль-Эмади, возглавивший делегацию этой страны после того, как катарский эмир покинул саммит вскоре после его открытия.

Тем не менее Саудовская Аравия и ОАЭ довольно прохладно отнеслись к этим планам, не считая возможным делать серьезные вливания в страны, пострадавшие в последнее время от политических и экономических неурядиц – Сирию, Ирак, Ливию, Йемен, Ливан. Вместо этого они объявили о своих планах учреждения системы совместной криптовалюты — якобы в целях укрепления стратегического партнерства, облегчения трансграничных платежей и развития технологий. В будущем, как было задекларировано, ожидается ее превращение в общий платежный инструмент государств ЛАГ под эгидой, естественно, саудовцев. Однако читателям не стоит забывать, что именно саудовцы уже провалили свой весьма амбициозный план Saudi Vision 2030, который намеревался превратить королевство «в современное государство». Так что смешно говорить о реальном введении криптовалюты в финансовую систему арабских государств – амбиций много, а вот будет ли от этого толк?..

С учетом всех этих моментов вполне понятно, что итоговая декларация встречи состояла, в основном, из общих фраз и благих пожеланий-призывов: к созданию Арабского инвестиционного фонда развития цифровой экономики, к реализации неких (только непонятно, каких?) проектов по поддержке сирийских беженцев, к работе по снятию таможенных барьеров в арабском мире и созданию зоны свободной торговли. Следует напомнить, что, по данным агентства ООН по делам беженцев УВКБ ООН, в настоящее время в регионе проживает 5,6 миллионов сирийских беженцев, в том числе около одного миллиона рожденных в результате перемещения. Ливан принимает около 1,5 миллионов сирийцев, которые бежали от гражданской войны. По данным агентств по оказанию помощи, большинство из них живут в условиях крайней нищеты, и это стало дополнительным бременем для хрупкой экономики Ливана. Тем не менее никакого конкретного плана по оказанию помощи этим беженцам на конференции не было принято.

В связи с этим, возникает вполне закономерный вопрос: а зачем тогда собирались министры иностранных дел? Видимо, чтобы просто поговорить и создать иллюзию, что именно они держат руку на пульсе арабского мира?

Видимо, в этом плане надо полностью согласиться с правдивым мнением сирийской газеты Tishreen: «Мы не приняли участие в Бейрутском саммите и правильно сделали. Сейчас руководство ЛАГ потеряло свое влияние и полностью проводит политику, диктуемую из Эр-Рияда. Ярким свидетельством этого стал тот факт, что ничего конкретного по самой кровоточащей арабской ране – положение в Сирии и срочной помощи сирийским беженцам – не было сделано. Зато много говорили о неких мифических планах, которые мы слышали неоднократно, — о единстве арабского мира, о создании некой единой финансовой и торговой системе».

Наиболее резко выступила иранская Iran Daily, которая констатировала: «Вместо того, чтобы сосредоточиться на решении действительно важных задач, наследный принц Саудовской Аравии Мухаммед бен Салман Аль Сауд, проводящий американскую политику в регионе, дал команду своим представителям в Бейруте выхолостить повестку дня саммита и свести дело к очередной арабской говорильне».

Виктор Михин, член-корреспондент РАЕН, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×