28.01.2019 Автор: София Пале

Расплатится ли Франция за ядерные испытания в Тихом океане?

FR4t53422

Французская Полинезия (ФП) – это множество островов в центральной части Тихого Океана, принадлежащих Франции, самый крупный и известный из которых – Таити. Как и в других заморских владениях, которые Франция сохранила с колониальных времен, в ФП сильно движение за независимость. Особое место среди претензий островитян к метрополии занимают многочисленные ядерные испытания, которые Франция проводила в регионе во второй половине ХХ в.

По имеющимся сведениям, в период с 1966 по 1998 гг. французские военные провели 193 испытания ядерного оружия на атоллах Муруроа и Фангатауфа, входящих в состав архипелага Туамоту. Известно, что 46 испытаний, проведенные в 1966-1974 гг., были атмосферными: ядерные заряды устанавливались на поверхности земли на специальных башнях, на баржах в лагунах, на дрейфующих в воздухе аэростатах, а также сбрасывались с самолетов и взрывались в воздухе. Примечательно, что в 1963 г. СССР, США и Великобритания подписали Московский договор, запрещающий ядерные испытания в атмосфере, под водой и в космосе, однако Франция к нему не присоединилась.

Остальные 147 испытаний, прошедшие в 1975-1998 гг., были подземными: подрывы ядерных устройств были проведены в закрытых вертикальных шахтах глубиной 500-1100 м.

Следует отметить, что на обоих атоллах – и на Муруроа, и на Фангатауфа – проводились и атмосферные, и подземные испытания.

Сложно сказать, какой из способов опаснее с точки зрения экологии и здоровья населения: при взрыве ядерного заряда в атмосфере радиоактивные вещества быстро распространяются на большой территории, что довольно скоро отражается на здоровье проживающих на ней людей. После подземного испытания большое количество опасных веществ может на долгие годы остаться в шахте, в которой был произведен взрыв. Однако со временем, разными путями – например, через подземные воды – они могут заразить окружающую местность, и эффект может быть гораздо более стойким и длительным, чем последствия атмосферного взрыва, которые постепенно ликвидируются ветрами и дождями.

Так или иначе, но долгое время французское руководство утверждало, что испытания на архипелаге Туамоту вообще не оказали особого воздействия на экологию и жителей ФП, однако уже в 1960-е гг. в это многие не верили. На протяжении десятилетий СМИ публиковали все более пугающие данные о состоянии экологии атоллов и о судьбе людей, находившихся в их окрестностях во время ядерных испытаний. Сообщалось, что французские политики и высокопоставленные военные зачастую игнорировали предупреждения ученых о вредных последствиях ядерных взрывов, в результате чего жители близлежащих районов не эвакуировались, а сами французские военнослужащие, проводившие испытания, не получали защитного снаряжения. В 1980-е гг. французское военное руководство пыталось убедить общественность, что обладает технологией «чистой бомбы», однако в это тоже мало кто поверил. Не помогло даже показательное купание министра обороны Франции Поля Килье в лагуне атолла Муруроа через пять часов после очередного испытания в 1985 г. (примечательно, что он жив и здоров по сей день).

В конце концов правительству ФП удалось добиться от Франции материальной компенсации – ежегодные выплаты за ущерб, причиненный ядерными испытаниями, составляют значительную часть бюджета ФП.

Кроме того, в 2001 г. в самой Франции были созданы две организации, ставящие своей целью доказать, что Франция нанесла своими испытаниями вред большому количеству людей, и добиться от нее выплат непосредственно этим людям. Это «Союз ветеранов ядерных испытаний», в который вошли французские военные, участвовавшие в этих испытаниях, и «Муруроа, и мы», объединившая работников полигона на Муруроа. Несколько лет они вели информационную борьбу с французскими властями, продолжавшими утверждать, что взрывы в ФП не имели серьезных последствий.

В конце концов, Франция была вынуждена признать на официальном уровне, что тысячи людей – как французских военнослужащих, привлеченных к испытаниям, так и местных жителей, получили тяжелые заболевания, в том числе онкологические, в результате воздействия радиации.

В марте 2009 г. министр обороны Франции Эрве Морена заявил, что в общей сложности из-за французских испытаний ядерного оружия пострадало 150 тыс. жителей ФП и Франции. Также он сообщил, что французский парламент находится в процессе рассмотрения закона о ежегодных адресных выплатах компенсаций людям, подвергшимся облучению. На эти компенсации Франция выделила 10 млн евро в год, причем лица, находившиеся в момент взрыва рядом с местом испытаний, были освобождены от необходимости доказывать, что их проблемы со здоровьем являются результатом воздействия радиации. Закон был принят в 2010 г., однако, по данным на конец 2018 г., из-за бюрократических барьеров получить деньги пока что смогло ничтожно малое количество людей. По некоторым сведениям, в ФП это количество исчисляется десятками. Поэтому организации пострадавших при активной поддержке Ассамблеи Французской Полинезии (АФП, местного парламента) продолжили свою борьбу.

Что касается АФП, то среди ее членов множество сторонников независимости ФП от Франции, и ущерб, нанесенный ФП ядерными испытаниями, для них – еще один козырь. АФП организовала множество протестных акций и информационных кампаний, требующих признания ФП пострадавшей от действий французских военных. Одной из центральных фигур в этой борьбе стал Оскар Темару – бывший президент ФП, занимавший этот пост пять раз, основатель и лидер партии «Фронт освобождения Полинезии», ныне известной как Tavini Huiraatira (People’s Servant).

В 2013 г. Министерство обороны Франции было вынуждено рассекретить ряд документов, которые немедленно были опубликованы в СМИ. Документы подробно описывали воздействие ядерных испытаний на экологию всей ФП. Например, в них говорится, что после серии испытаний значительное превышение допустимого уровня радиации было отмечено на Таити – центральном острове ФП, находящемся на расстоянии более 1 тыс. км от Муруроа, который является популярным международным курортом. Такая же картина наблюдалась и на многих других островах ФП. Также, по воспоминаниям очевидцев, имели место факты отказа французских властей от эвакуации населения некоторых островов ФП, попавших в зону воздействия радиации.

В ноябре 2014 г. АФП заявила, что намерена потребовать от Франции возмещения ущерба, нанесенного экологии ФП, который она оценивает в сумму более $1 млрд.

В октябре 2018 г. в Нью-Йорке, на заседании комитета ООН по деколонизации, упомянутый выше политик О. Темару заявил, что им и его сподвижниками подан иск против Франции в Международный уголовный суд в Гааге. Франция обвиняется в преступлениях против человечности.

В том же месяце по решению суда О. Темару был на год отстранен от работы в АФП в связи с внезапно обнаруженными финансовыми нарушениями в ходе его предвыборной кампании. В ноябре 2018 г. Темару был задержан на 12 часов в связи с расследованием дела о растрате средств местной компании, спонсирующей оппозиционную радиостанцию. Теперь знаменитого политика ожидает суд, который состоится в июне 2019 г. Представители «Фронта освобождения Полинезии» заявляют, что дело против Темару сфабриковано французскими властями, чтобы погубить его политическую репутацию.

Так это или нет, но любое внимание к проблеме полинезийских ядерных испытаний болезненно для Франции. По мере того, как вскрываются новые факты об этих событиях, французская деятельность в ФП предстает во все более неприглядном свете. Экологические преступления входят в число наиболее порицаемых в современном либеральном европейском обществе. А тот факт, что Франция избрала для ядерных испытаний свое заморское владение в Тихом океане и не обеспечила необходимый уровень безопасности местным жителям, можно связать с такими еще более порицаемыми вещами, как колониализм и расизм.

Поэтому Франция, долгие годы считавшаяся оплотом европейских ценностей, таких как толерантность и мультикультурализм, скорее всего будет делать все, чтобы снизить накал страстей вокруг Муруроа, Фангатауфа и своей ядерной программы, в том числе пытаться вывести из игры таких политиков, как Оскар Темару.

Также Франции важно погасить сепаратистские настроения в ФП, чтобы не утратить контроль над атоллами Муруроа и Фангатауфа. Ведь для того, чтобы точно оценить последствия для экологии ФП от французских ядерных испытаний, а также потенциальную угрозу для будущих поколений полинезийцев, ученым требуется провести исследования на злополучных атоллах и выяснить, какое количество опасных веществ осталось в их подземельях, и есть ли пути, по которым эти вещества могут распространиться с двух атоллов по всему региону. Так, есть мнение, что подземные взрывы могли привести к появлению разломов, через которые шахты, в которых проводились испытания, могут сообщаться с океаном. Однако доступ на Муруроа и Фангатауфа для исследователей закрыт: после того, как в 1998 г. Франция ратифицировала Договор о всеобъемлющем запрещении ядерных испытаний, полигоны были законсервированы, и вокруг них была выставлена вооруженная охрана, которая не пускает туда ученых и работников природоохранных организаций.

Есть мнение, неоднократно высказанное разными экспертами, что именно нежелание допускать исследователей на закрытые полигоны – одна из причин, по которым Франция пытается удержать ФП в своем составе.

Известно, что сохранение контроля над Французской Полинезией дорого обходится французскому бюджету. Регион не в состоянии самостоятельно обеспечивать себя даже за счет туризма, который является главной отраслью экономики ФП и дает около 25% ее ВВП. Париж вынужден тратить миллиарды евро на поддержку ФП, из-за чего голоса, требующие предоставить ей независимость, периодически раздаются даже в самой Франции.

При этом сторонники независимости, проживающие в самой ФП, считают, что в экономических проблемах региона виновата именно Франция, препятствующая самостоятельному развитию местного бизнеса и установившая большие пошлины на импортные и экспортные товары. Представители антифранцузских сил считают, что Франция таким образом искусственно тормозит экономическое развитие ФП, опасаясь, что, получив финансовую независимость, регион немедленно добьется политической свободы. Тогда Франция утратит контроль над Муруроа и Фангатауфа, и что бы ни скрывали эти атоллы, их тайны станут достоянием мировых СМИ.

Теперь, когда подан иск в Международный уголовный суд, Франции придется стараться изо всех сил, чтобы ФП осталась в ее составе. Если АФП оценила ущерб, причиненный ядерными испытаниями, в $1 млрд, то, скорее всего, Франция эту сумму заплатит. Выплаты, полагающиеся пострадавшим ветеранам ядерных испытаний и простым жителям Полинезии по закону от 2010 г., теперь тоже, скорее всего, начнут выплачиваться с гораздо большим усердием. Однако уже нет никакой уверенности, что это поможет: дело приобрело слишком большой международный резонанс. Франция слишком долго не обращала внимания на претензии людей, пострадавших от ее ядерных испытаний. Возможно, если бы она начала выплачивать им щедрые пособия на несколько лет раньше, то не было бы иска в Гаагу. Теперь мировому сообществу предстоит дать полную правовую и экологическую оценку действий Франции в 1966-1998 гг. Не исключено, что уже в скором времени она лишится не только власти над ФП, но и своей репутации.

София Пале, кандидат исторических наук, научный сотрудник Центра Юго-Восточной Азии, Австралии и Океании ИВ РАН, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×