19.01.2019 Автор: Владимир Терехов

Председатель Си Цзиньпин о политике в отношении Тайваня

e322

2 января 2019 г. председатель КНР Си Цзиньпин выступил с большой речью по поводу политики в отношении Тайваня, на которую немедленно обратили внимание ведущие мировые СМИ. Что представляется вполне понятным, учитывая, отмечавшееся не раз в НВО, постепенное перемещение “Тайваньской проблемы” в центр непосредственного противостояния между двумя ведущими мировыми державами.

Её обострению способствовал приход в начале 2016 г. к власти на острове Демократической прогрессивной партии во главы с нынешним президентом Тайваня Цай Инвэнь. ДПП и сама госпожа Цай более или менее определённо выступают за полноценную государственность острова. То есть де-факто игнорируют ключевой для Пекина принцип “одного Китая”, с которым (в рамках так называемого “Консенсуса [с КНР] 1992 г.”) соглашается Гоминьдан, то есть вторая крупнейшая партия на Тайване. Впрочем, данная позиция Гоминьдана нуждается в последующем уточнении.

Немаловажным представляется отметить, что формальным поводом для упомянутого выступления китайского лидера послужило исполнение 1 января 2019 г. 40-летия с момента “Послания соотечественникам на Тайване” (Message to Compatriots in Taiwan). Оно было направлено островитянам от имени ВСНП (то есть парламента КНР) в день установления дипотношений с Вашингтоном и разрыва официальных американо-тайваньских отношений.

Сегодня довольно странно смотрится один из ключевых пассажей этого документа: “Тайваньские власти всегда занимали твёрдую позицию одного Китая и выступали против независимости Тайваня… Мы надеемся, что власти Тайваня будут ценить национальные интересы и внесут ценный вклад в воссоединение Родины”.

Не будем, однако, забывать, что эти слова были написаны 40 лет назад, когда Тайвань жил в условиях однопартийной системы, не менее жёсткой, чем на “мейнленде”. Партия Гоминьдан, непрерывно (вплоть до 2000 г.) руководившая тогда островом, всегда исповедовала тот же принцип “одного Китая”, но, естественно, под собственным управлением. Так что авторы приведенного выше пассажа, вообще говоря, не погрешили тогда против истины.

Позиция Гоминьдана в данном вопросе начала претерпевать изменения после того, как в 1988 г. партию впервые возглавил “тайванец” (а не “убежавший с материка китаец”) Ли Дэнхуэй. Хотя при нём был подписан упоминавшийся выше “Консенсус”, но именно с него в политической элите Тайваня началось осознание полной бесперспективности планов когда-либо возглавить будущий “единый Китай” и, следовательно, необходимости сосредоточиться на превращении острова в самостоятельное, процветающее государство.

Однако в “переоценке ценностей” Гоминьдана Ли Дэнхуэй продвинулся столь далеко, что (в 2000 г.) вынужден был покинуть партию. Сегодня, почти в столетнем возрасте, он является одним из самых почитаемых политических деятелей на Тайване и наиболее критикуемым в КНР, где его рассматривают едва ли не в качестве главного виновника зарождения и укрепления “тайваньского сепаратизма”.

В период 2000-2008 гг., а также с 2016 г. и по настоящее время “дело Ли Дэнхуэя” продолжила уже ДПП. В первый из этих периодов президентом Тайваня являлся Чэнь Шуйбянь, а в настоящее время – его способная ученица Цай Инвэнь. Под её руководством в начале 2016 г. партия нанесла сокрушительное поражение Гоминьдану на очередных всеобщих выборах.

Казалось бы, ДПП получила карт-бланш на проведение давно декларируемого референдума (с заранее ясным ответом) на единственный вопрос одобрения/неодобрения полноценной государственной самостоятельности Тайваня. Однако в Пекине не раз давали понять, что уже сам факт объявления о подготовке такого референдума станет сигналом для перехода к “немирному” способу решения “Тайваньской проблемы”.

Судя по итогам состоявшихся 24 ноября 2018 г. выборов в местные органы власти, сами тайваньцы, видимо, насторожились от подобной перспективы и послали ДПП очевидный предостерегающий сигнал. Который был услышан Цай Инвэнь, заявившей об уходе с поста лидера партии.

В КНР, однако, полагают, что нынешний президент не готова к тому, чтобы сделать “правильные выводы” из последней электоральной неудачи. И некоторые пассажи её новогоднего обращения к тайваньцам являются тому свидетельством.

Комментируя указанное обращение, газета Taiwan News прогнозирует продолжение в 2019 г. “жёсткой линии” нынешнего руководства Тайваня в отношениях с КНР.

Обращается, в частности, внимание на то, что своего рода месседж Тайбэя Пекину был отправлен за день до заранее заявленных как даты, так и темы выступления китайского лидера. В свою очередь выступление Си Цзиньпина содержало в себе не только анализ последствий “работы” документа 40-летней давности, но и официальный ответ КНР на очередной месседж из Тайбэя.

Вообще говоря, ничего принципиально нового (по сравнению, например, с законодательным актом 2005 г. того же ВСНП) относительно содержательной стороны “Тайваньской проблемы” и возможных способов ее решения председатель Си не сказал. Отметив, что сама эта проблема возникла в период “слабости” страны, он в очередной раз вполне определённо очертил рамки, внутри которых возможен “широкий и демократический” диалог между представителями как правящих администраций, так и общественных организаций “обеих берегов Тайваньского пролива”. Поскольку сама указанная проблема оценивается как исключительно внутрикитайская, то не предусматривается какого-либо “постороннего” участия в процессе её разрешения.

Основная цель такого диалога заключается в “мирном” (как самом предпочтительном) способе устранения “издержек” недавней истории страны, что должно способствовать процветанию как самого Китая, так и других стран региона.

Базой для переговоров должен послужить упоминавшийся “Консенсус 1992”, в котором сформулирован ключевой тезис об “одной стране и двух системах”, позволяющий сохранить сложившуюся на Тайване политико-экономическую систему. В ней не найдёт себе места только “узкая группа” сторонников независимости Тайваня.

Впрочем, китайский лидер “не обещал отказаться от применения силы” и оставил возможность “использования всех необходимых средств”, если “мирные” способы не дадут позитивного результата. То есть было воспроизведено основное положение закона 2005 г.

Обратил также на себя внимание тезис о том, что по обеим сторонам Тайваньского пролива живёт единый китайский народ, состоящий из соотечественников некогда единого же Китая. Тем самым председатель Си исключил наличие в тайваньском обществе некоего отдельного этноса (“тайваньцев”), на тему которого написано немало умных текстов.

Естественно, что в очерченные китайским лидером рамки для диалога почти определённо не впишутся как ДПП, так и нынешний президент Тайваня Цай Инвэнь. Хотя в упомянутом новогоднем обращении она тоже позиционировала себя в качестве сторонницы переговоров с Пекином и развития с ним разнообразных отношений.

На авторский взгляд, не очень большое пространство председатель Си оставил для того, чтобы в те же рамки смогла протиснуться и “прокитайско-объединительная” партия Гоминьдан. Вряд ли в Пекине найдёт поддержку идея “Соединённых Штатов Китая”, предложенная общественным движением Grand Alliance for Chinas Reunification, неким образом аффилированным с Гоминьданом.

Не следует, наконец, упускать из виду внешний политический фон очередной пикировки между берегами Тайваньского пролива, ибо тень Вашингтона (то есть главного оппонента Пекина) всё более заметно просматривается за сколько-нибудь значимыми акциями Тайбэя. Между тем нынешнее состояние американо-китайских отношений выглядит, выражаясь современным сленгом, “крайне неоднозначно”.

С одной стороны, в начале января в Пекине прошёл очередной тур двусторонних переговоров министерского уровня с целью поиска компромисса в разгорающейся “торговой войне” между двумя ведущими мировыми державами. Однако уже в первый переговорный день очередной американский ракетный эсминец в очередной раз “чиркнул” 12-мильную зону вокруг одного из островов, расположенного в Южно-Китайском море Парасельского архипелага, контролируемого Китаем.

Всё это вместе взятое не оставляет автору ничего иного, как закончить (тоже очередную) статью на тему “Тайваньской проблемы” банальным “будем смотреть”.

Владимир Терехов, эксперт по проблемам Азиатско-Тихоокеанского региона, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×