18.01.2019 Автор: Константин Асмолов

Четвертый визит Ким Чен Ына в Китай

KIMJ6456232

8 января северокорейские СМИ сообщили о том, что председатель Госсовета КНДР Ким Чен Ын отправился 7 января с официальным визитом в Китай по приглашению председателя КНР Си Цзиньпина.

Это уже четвёртая по счёту поездка в Китай северокорейского лидера (в 2018 г. он был там 25-28 апреля, 7-8 мая и 19-20 июня), но впервые СМИ КНДР сообщили о ней ещё до завершения официальной программы визита или даже после возвращения лидера страны в Пхеньян.

В Пекин Ким прибыл 8 января, и на вокзале его, в частности, встречали член Постоянного комитета Политбюро ЦК КПК, член секретариата ЦК партии Ван Хунин и член Политбюро ЦК КПК, секретарь Пекинского горкома КПК Цай Ци.

В тот же день во второй половине дня 8 января в Доме народных собраний прошли переговоры северокорейского лидера с председателем КНР Си Цзиньпином. Они продолжались около часа, и об их содержании сообщается в достаточно общих выражениях. Как полагают в РК, обсуждались вопросы активизации двустороннего сотрудничества и координации позиций в преддверии второго американо-северокорейского саммита. Кроме того, по мнению профессора Школы международных исследований при университете Жэньминь в Пекине Чэн Сяохэ, стороны координировали свои позиции по вопросу о санкциях и их возможном смягчении.

Как сообщает агентство Синьхуа, в ходе переговоров лидер КНДР заявил, что «нет изменения в нашей основной позиции: придерживаться цели денуклеаризации Корейского полуострова, верно исполнять совместную декларацию, принятую на саммите глав КНДР и США в Сингапуре, и стремиться к мирному решению путем диалога». Кроме того, северокорейская сторона приложит усилия к тому, чтобы второй саммит лидеров КНДР и США оказался результативным. Ким Чен Ын подтвердил, что Пхеньян будет последовательно осуществлять ядерное разоружение, и отметил, что «корейско-китайская дружба установилась и развивалась руководителями старшего поколения двух стран и еще блестяще развивается в особом положении». С другой стороны, Ким затронул «трудности и проблемы, возникшие в процессе переговоров о денуклеаризации».

В свою очередь, Си Цзиньпин выразил готовность оказывать активное содействие процессу ядерного разоружения Корейского полуострова, укреплять и развивать отношения с КНДР как на межпартийном, так и на межгосударственном уровне.  По его мнению, стратегическое решение товарища Ким Чен Ына на сосредоточение сил на социалистическом экономическом строительстве верно и соответствует интересам корейского народа и течению эпохи.

Пожалуй, наиболее важной является следующая цитата из коммюнике ЦТАК: «Товарищ Си Цзиньпин сказал, что вполне согласен на то, что утверждаемые корейской стороной принципиальные вопросы являются закономерным требованием и рациональные пункты интереса корейской стороны должны быть решены, как следует. Заинтересованные стороны должны придавать большое значение этому, а китайская сторона и впредь, как в прошлом, в качестве надежного тыла корейских товарищей, их верного товарища и друга, будет защищать основные интересы обеих сторон и играть активную и конструктивную роль для стабильности ситуации на Корейском полуострове».

Стороны договорились «придерживаться традиций взаимных общений на высоком уровне в политической, военной, культурной и других сферах», благо в наступившем году КНДР и Китай отмечают 70-летие установления дипломатических отношений. Кроме того, по сообщению ЦТАК, Си Цзиньпин «с радостью принял» приглашение нанести визит в КНДР «в удобное время». Если визит состоится, то это будет первая поездка высшего руководителя Китая в КНДР после того, как Ким Чен Ын занял пост главы северокорейского государства в конце 2011 года.

По окончании встречи китайский лидер устроил в честь делегации КНДР обед с концертом, в ходе которого Кима поздравили с 35-летием.

Утром 9 января председатель госсовета КНДР посетил фармацевтическую фабрику компании Тунжэньтан (Tong Ren Tang), имеющей более чем 300-летнюю историю. Наблюдатели интерпретируют его шаг как намерение КНДР развивать свою традиционную фармацевтическую промышленность на основе женьшеня и других лекарственных трав, широко распространенных в стране. Затем северокорейский лидер вернулся в резиденцию, откуда вскоре направился в гостиницу «Пекин», где состоялся совместный обед с председателем КНР. Как предполагают наблюдатели, это было сделано для того, чтобы пообщаться в более неформальной и непринужденной атмосфере, чем это обычно бывает при официальных мероприятиях.

Кстати, что северокорейское агентство ЦТАК, что китайское Синьхуа писали, что визит продлится по 10 января, хотя непонятно, имелось ли в виду время до возвращения домой или время непосредственного пребывания в Китае.

Разумеется, визит вызвал серию комментариев с самого начала. 7 января в интервью американскому телеканалу CNBC госсекретарь США Майкл Помпео заявил, что независимо от торгового противостояния США и Китая, две страны являются хорошими партнёрами в процессе денуклеаризации КНДР. Китай, дескать, уже подчёркивал, что эти два вопроса не пересекаются, и был прекрасным партнёром США в сокращении рисков для мирового сообщества, связанных с северокорейским ядерным оружием, и такое партнёрство будет продолжаться.

Однако напрямую администрация Трампа визит не комментировала. На просьбу журналистов дать комментарий по поводу визита в госдепартаменте ответили, что могут озвучить лишь позицию по вопросам национальной безопасности.

8 января представитель южнокорейского МИД отметил, что «обмены на высоком уровне между КНДР  и Китаем, в том числе встречи между лидерами двух стран, внесут вклад в денуклеаризацию и установление прочного мира на Корейском полуострове», в то время как южнокорейское правительство намерено продолжать усилия в поддержании диалога по денуклеаризации КНДР. Правда, он уклонился от прямого ответа на вопрос о том,  был ли Сеул заранее уведомлён о визите, сказав лишь, что соседние страны «находятся в тесном контакте» по вопросам, связанным с межкорейским сотрудничеством и обменами между КНДР и Китаем.

Представитель Голубого дома Ким Ый Гем приветствовал визит: «Мы надеемся, что обмены между Китаем и Северной Кореей будут способствовать полной денуклеаризации и установлению прочного мира на Корейском полуострове и станут трамплином для второго саммита между Северной Кореей и США». По мнению Кима, встреча может сигнализировать о присоединении Китая к процессу денуклеаризации и достижению мира на Корейском полуострове, который был начат Кореей и США. «В настоящее время происходит взаимодействие между двумя Кореями, Северной Кореей и Китаем, а также между Северной Кореей и Соединенными Штатами, и мы надеемся, что будет запущен «добродетельный круг (антоним понятия «порочный круг»), так что прогресс по каждому из направлений приведет к прогрессу в других».

10 января в Сеуле состоялось заседание Совета национальной безопасности при президенте РК, участники которого отметили, что визит поможет ускорить проведение второго американо-северокорейского саммита. Было также принято решение продолжать активные усилия для поддержания переговоров по вопросу денуклеаризации, а также обменов РК, США и Китая с КНДР на высоком уровне.

11 января глава правящей партии РК Ли Хэ Чхан (правда, не раскрыв источников информации) заявил, что визит Председателя Си в КНДР состоится в апреле 2019 г., а в мае есть высокая вероятность того, что он посетит РК.

СМИ КНР 10 января отметили, что Ким Чен Ын подтвердил свою приверженность денуклеаризации, а лидеры двух стран договорились прилагать усилия для непрерывного нового развития процесса политического урегулирования на Корейском полуострове и больших благ для народов двух стран. А англоязычное издание China Daily в редакционной статье от 9 января даже отметило, что в том, что стороны координируют позиции по вопросам, представляющим общий интерес, нет ничего странного, учитывая традиционную близость между Китаем и КНДР.

СМИ РК полагают, что визит указывает на скорый саммит Кима и Трампа, в преддверии которого Ким желал заручиться поддержкой. По их мнению, Ким посещал Китай каждый раз, когда КНДР стояла перед важным выбором или решением, и перед северокорейско-американским саммитом Пхеньян и Пекин должны скорректировать позиции и стратегию. Некоторые эксперты даже обратили внимание на пассаж о вопросах «совместного изучения и руководства управлением делами на Корейском полуострове и процессом переговоров о денуклеаризации», что, по их мнению, говорит о диктате со стороны китайской стороны.

Отмечается и то, что новый порядок освещения визита может свидетельствовать об уверенности Кима в том, что он контролирует ситуацию в стране, а также о его стремлении показать КНДР в качестве нормального государства.

В консервативных кругах РК полагают, что вмешательство Пекина может лишь усложнить ситуацию на Корейском полуострове. КНДР имеет для Китая важнейшее стратегическое значение, а Китай является своего рода «источником жизни» для Севера в условиях жёсткой изоляции. И хотя укрепление с позиции Пхеньяна контактов КНДР и Китая также нацелено на создание некоторого паритета на переговорах с США с точки зрения возможности смягчения санкций, Китай может использовать Север в качестве средства давления на США в двустороннем торговом противостоянии. При этом США не поддерживают чрезмерное сближение КНДР и Китая.

Газета «Азия Таймс» тоже считает визит доказательством того, что КНДР остается в китайской зоне контроля. Публикации в китайских СМИ они трактуют как признак того, что Ким ведет себя как «младший брат» — он уже 4 раза ездил в Китай безответно и, хотя приглашение совершить ответный визит принято, дата его не определена.

Однако, по мнению этого прозападного издания, чрезмерная зависимость от Пекина ограничивает возможности Пхеньяна маневрировать в отношениях с Вашингтоном. Ким обязан учитывать интересы Китая, который в версии автора стремится достичь ядерного разоружения Северной Кореи и, вместе с ним, вывода американского военного присутствия с полуострова.

Автор же, повторимся, видит в визите не столько односторонние уступки Пхеньяна Пекину, сколько попытки лавировать. Не случайно в его новогодней речи, несмотря на активную риторику дружбы между Пхеньяном и Пекином, китайско-северокорейские отношения не были выделены в отдельный пункт. Как равные «события особого значения в углублении стратегического взаимопонимания» указывались и три визита Кима в КНР, и визит делегации Республики Куба в Северную Корею.

Константин Асмолов, кандидат исторических наук, ведущий научный сотрудник Центра корейских исследований Института Дальнего Востока РАН, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×