13.01.2019 Автор: Константин Асмолов

Новый скандал в администрации Мун Чжэ Ина: чистка новая, грабли старые?

8890

Не успел сойти с новостной ленты «скандал с комментариями» (информация о деле блогера или процессе губернатора Ким Гён Су давно не попадалась автору, а его источники утверждали, что дело удалось замести под ковер), как, похоже, его заменяет не менее громкое дело.

Как, возможно, помнит аудитория, в рамках борьбы с коррупцией и для демонстрации того, что при нем все будет не так, как при консерваторах, Мун создал при администрации президента специальный инспекционный отдел при канцелярии секретаря по борьбе с коррупцией Голубого дома, которое курирует старший секретарь президента по гражданским вопросам Чо Гук. В состав отдела входили сотрудники полиции и прокуратуры, в обязанности которых входило наблюдение за признаками коррупции среди высокопоставленных правительственных чиновников, привлеченных Муном, главным образом министров и их замов, а также членов семьи президента. Если они обнаруживали проблемы, они должны были передавать дела следственным органам.

Одним из 20-30 членов отдела был некий Ким Тхэ У, бывший следователь сотрудник прокуратуры Центрального округа Сеула, но в октябре 2018 г. он был уволен оттуда по обвинению во вмешательстве в полицейское расследование: год назад он будто бы пытался собрать информацию по делу о взяточничестве, в котором участвовал его знакомый.

И вот, желая восстановить свою запятнанную репутацию, 14 декабря 2018 г. Ким заявил телеканалу SBS, что он был уволен потому, что занялся У Ён Гыном, близким другом президента Муна и бывшим депутатом от правящей партии, ныне послом в РФ. Он будто бы обнаружил доказательства «политического финансирования».

В последующие выходные он дал интервью еще нескольким СМИ, заявляя, что хочет пролить свет на попытки Голубого дома скрыть получение послом взятки в размере 10 миллионов вон ($8,839), о которой знало окружение Муна.

Рассказано было много, и если Ким говорит правду, то специальный отдел АП занимался вещами, прямо противоположными декларированным. Во-первых, он скорее заминал скандалы, если они были связаны с ближним кругом Муна, а не членами новой администрации вообще. Во-вторых, он занимался слежкой и сбором компромата на его политических противников, часто по прямому приказу своего начальника Пак Хён Чхоля, секретаря президента по борьбе с коррупцией.

Фигуранты истории отрицали обвинение во взяточничестве, но 17 декабря ведущая консервативная газета «Чосон Ильбо» получила письмо от Кима, к которому прилагался список докладов, поданных им по инстанциям в связи с делами, которые он раскопал.

Выяснилось, что среди тех, за кем по долгу службы должен был наблюдать Ким, были некий сын бывшего премьер-министра и президент частного банка. Это частные лица, за которыми он не должен был следить в рамках предназначенного ему. Газета обвинила Голубой дом в шпионаже за частными лицами — тактике, используемой бывшим правительством Пак Кын Хе, в том, чего Мун пообещал не делать в своей администрации.

В результате в тот же день 17 декабря пресс-секретарь Голубого дома Ким Ый Гём, сам бывший репортер прогрессивной газеты Хангёре, более 80 минут объяснял журналистам, что следователь лжет. Он указал, что Ким действовал в одиночку, начальство даже объявляло ему “предупреждение” не собирать информацию за пределами его полномочий, а все отчеты Кима уничтожены как непригодные.

Пресс-секретарь подчеркнул, что обвинение в коррупции против У Ен Гына было признано необоснованным, а также потому, что посол в РФ не должен был подвергаться проверке в соответствии с правилами отдела, запрещающими проверку гражданских лиц или политиков, не назначенных президентом. Аналогичную информацию выдал СМИ и секретарь президента по борьбе с коррупцией и непосредственный начальник Кима Пак Хен Чхоль.

Голубой дом предупредил, что будет добиваться “максимального” наказания для Кима и сделает “все возможное”, чтобы защитить себя от скандала. Ибо, как отметил Ким Ый Гём, президент Мун Чжэ Ин никогда не приказывал своим чиновникам писать такие документы: «С момента вступления в должность президент Мун запретил Национальной разведывательной службе собирать незаконную информацию в рамках усилий по подтверждению его твердой готовности к тому, чтобы любые государственные органы прекратили вести наблюдение за гражданскими лицами, однако некоторые СМИ продолжают сообщать об этом. Это не является фактом и идет вразрез с основополагающим духом управления президента Муна».

Тут надо понимать, что еще до скандала с Кимом консервативная оппозиция активно критиковала Чо Гука, обвиняя его в том, что он делает свою политику через социальные сети, пренебрегая нарушениями, которые совершают его подчиненные. В ответ правящая партия утверждала, что каждое из нарушений было обусловлено отклонением отдельной личности и Чо не должен брать на себя ответственность, поскольку он не принимал непосредственного участия в прегрешениях своих назначенцев.

Добавим к этому ряд историй о недавних неправомерных действиях должностных лиц новой администрации, включая секретаря президента, пойманного за рулем в нетрезвом виде, — Ким Тхэ У, который, предположительно, влиял на полицейские расследования.

Так что главная оппозиционная партия «Свободная Корея» обвинила правительство в незаконном и неизбирательном расследовании действий гражданских лиц, составив список из 100 рапортов, переданных Кимом. Новый глава консерваторов На Гён Вон назвала дело «очень серьезным случаем» и раскрыла имена тех, за кем предположительно шпионил Ким Тхэ У. В списке оказались бывший лидер консерваторов и кандидат в президенты Хон Чжун Пхё, посол в России У Ён Гын и консервативная газета «Чосон Ильбо», а также ряд журналистов и профессоров.

Голубой дом призвали перестать лгать и взять на себя ответственность. «Слежка и ложь находятся в ДНК администрации Муна», — сказала На Гён Вон, и «человеку, ответственному за последний скандал, пришло время выйти вперед и выступить с извинениями». По ее мнению, Чо Гук и Им Чжон Сок должны придти на парламентские слушания, и если они этого не сделают, «это будет акт обмана и высокомерия в отношении общественности и парламента».

Другие оппозиционные партии также активизировали свой призыв к тому, чтобы Чо Гука заменили. Как заявил председатель Партии Справедливого будущего Сон Хак Кю, президент должен придумать меры, чтобы остановить повторение таких скандалов путем ужесточения внутренней дисциплины.

Правящая Демократическая партия Кореи призвала оппозиционный лагерь прекратить «политическую атаку», припомнив им, как администрация Ли Мен Бака вела незаконное наблюдение за ключевыми экологическими активистами, выступавшими против его проекта по «восстановлению четырех рек», а в правление Пак Кын Хе военная разведка следила и собирала компромат на родственников детей, погибших в результате крушения парома «Севоль».

Секретарь Чо Гук также отписался в Facebook, что он будет стоять на переднем крае: «Я буду продолжать свою линию, несмотря на любые атаки».

В итоге Свободная Корея подала жалобу в прокуратуру на ряд должностных лиц, включая старшего секретаря президента по гражданским вопросам Чо Кука и руководителя Администрации Президента Им Чжон Сока, за злоупотребление властью и халатность. В ответ Голубой дом подал аналогичную жалобу на Ким ТхэУ за то, что своими действиями он разгласил государственную тайну.

Правые партии намерены добиваться парламентского расследования или хотя бы расследования независимым адвокатом, а пока 26 декабря сотрудники Восточной окружной прокуратуры Сеула провели изъятие документов в администрации президента в рамках расследования возможной причастности администрация к сбору данных о гражданских лицах. Объектом расследования стали кабинет секретаря по вопросам борьбы с коррупцией и специальный отдел внутренней безопасности. Были изъяты USB и персональные компьютеры секретаря по вопросам борьбы с коррупцией Пак Хён Чхоля и бывшего главы специального отдела внутренней безопасности Ли Ин Голя. Правда, следователям прокуратуры не дали физического доступа в помещения, поскольку администрация президента является особо охраняемым объектом. Им лишь были предоставлены все документы и материалы, указанные в ордере.

Тем временем рейтинг Муна продолжает падать, и впервые с момента его прихода к власти количество осуждающих президента превысило число его сторонников, причем в качестве причины такого снижения называют именно «дело о слежке».

В общем, разворачивающийся скандал будет особенно пикантной проблемой для администрации Муна, активно обвинявшей консервативные правительства Ли Мён Бака и Пак Кын Хе в проведении таких незаконных действий для того, чтобы заставить их критиков замолчать, либо для обеспечения собственной политической и экономической выгоды. Торжественно пообещав никогда не следовать этому примеру, администрация Муна запретила собирать подобные сведения Национальной разведывательной службе, и тут выясняется, что эта задача была просто перепоручена другому, более подконтрольному органу власти?

Конечно, можно, как это сделал во время своего выступления Ким Ый Гём, задаться вопросом «зачем, отбирая эти полномочия у разведки с ее ресурсами и средствами, передавать их небольшой группе специальных инспекторов»? Однако, если ты занимаешься противозаконной и официально осужденной деятельностью и к тому же «работаешь по» узкой группе политических противников, малой группы вполне хватает.

Конечно, эта история может оказаться и местью уволенного чиновника, но если это так, по репутации Муна и Ко будет нанесен очень сильный удар. Одно дело, когда в подобном замешан консервативный политик или «дочь диктатора», от которой некоторые «иного и не ждали», воспринимая все ее попытки править не в стиле отца как особую маскировку. Но совсем другое, когда в таком же оказывается замешан представитель прогрессивных сил, борец с тоталитаризмом и человек, обещавший, что при нем все будет совсем иначе.

Грязные пятна на белом кителе смотрятся куда грязнее, тем более что автор хорошо помнит реакцию демократов на похожие скандалы и похожие объяснения при Пак Кын Хе: говорите, он действовал сам по себе? Смешные оправдания, разумеется, когда запахло жареным, от него просто открестились. А президент не мог не знать об этом и наверняка отдавал прямые приказы. Это еще предстоит формально доказать, но вы же понимаете! Теперь, по законам фракционной борьбы, таких же обвинений ждать и действующему президенту.

Константин Асмолов, кандидат исторических наук, ведущий научный сотрудник Центра корейских исследований Института Дальнего Востока РАН, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×